Библиографическое описание:

Хорольцева В. С. Активные процессы заимствования англицизмов в русском и чешском языках [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 116-119.

В настоящее время проблема заимствования новых слов из другого языка русским или чешским языком является очень актуальной и интересной для изучения. Появление большого количества иноязычных слов английского происхождения, их быстрое закрепление в языках объясняется стремительными переменами в общественной и научной жизни. Усиление информационных потоков, появление глобальной компьютерной системы Интернет, расширение межгосударственных и международных отношений, развитие мирового рынка, экономики, информационных технологий, участие в олимпиадах, международных фестивалях, — все это не могло не привести к вхождению в русский и чешский языки новых слов.

Многие исследователи выявляют такие причины заимствования новых слов, как:

1)     потребность в наименовании новой вещи, нового явления;

2)     необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия;

3)     необходимость специализации понятий — в той или иной сфере, для тех или иных целей;

4)     наличие в заимствованном языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или иную тематическую область, профессиональную среду и т.п. и более или менее единых по источнику заимствования этих терминов. Это терминология вычислительной техники, которая сложилась на базе английского языка, спортивная терминология, лексика некодифицированных подсистем языка (хиппи, музыкантов, хакеров и др.);

5)     восприятие иноязычного слова как более престижного, "красиво звучащего";

 По особенностям проникновения в русский язык Виноградов В.В. выделяет следующие группы заимствований из английского языка:

1.      Прямые заимствования. Слово встречается в русском языке приблизительно в том же виде и в том же значении, что и в языке-оригинале (уик-энд —‘выходные’;блэкнегр’;маниденьги’).

2.      Гибриды. Данные слова образованы присоединением к иностранному корню русского суффикса, приставки и окончания. В этом случае часто несколько изменяется значение иностранного слова-источника. Например: аскать (to ask — ‘просить’), крезанутый (crazy) — ‘сумасшедший’. Многие гибридные слова относятся к жаргонной лексике.

3.      Кальки. (от фр. calque — копия), слова, которые представляют собой образование нового слова или значения путем буквального перевода соответствующей иноязычной языковой единицы (небоскреб, вирус, пароль, диск и др.).

4.      Полукальки. Слова, в которых наряду с заимствованными частями имеются исконно русские элементы (трудоголик, телевидение — от англ. workaholic, television).

5.      Экзотизмы. Слова, которые характеризуют специфические национальные обычаи других народов и употребляются при описании нерусской действительности. Отличительной особенностью данных слов является то, что они не имеют русских синонимов. Например: чипсы (chips), хот-дог (hot-dog), чизбургер (cheeseburger).

6.      Иноязычные вкрапления. Данные слова обычно имеют лексические эквиваленты, но стилистически от них отличаются и закрепляются в той или иной сфере общения как выразительное средство, придающее речи особую экспрессию. Например: о'кей (ОК); вау (Wow!).

7.      Композиты. Слова, состоящие из двух английских слов. Например: секонд-хенд — магазин, торгующий одеждой, бывшей в употреблении; видео-салон — комната для просмотра фильмов [1, с.56-63].

Как показывают наблюдения, наиболее частотным является способ прямого заимствования. Под прямым заимствованием понимается заимствование слова, для которого характерно полное воспроизведение иноязычной морфемы, а также сохранение основного значения слова из заимствованного языка [2,с.70]. Прямое заимствование осуществляется посредством транскрипции итранслитерации.

Выделяют практическую транскрипцию, которая представляет собой запись иноязычных слов средствами национального алфавита с учетом их произношения. Основным требованием практической транскрипции является более точное сохранение звукового облика передаваемого слова, а также, по возможности, сохранение морфемной структуры слова, его графической особенности, фонемные противопоставления языка, и, следовательно, легкость освоения заимствуемых слов в принимающем языке (от англ.boyfriend ‘друг, любимый’ — бойфренд, от англ. busy ‘занятый’ — бизи, от англ. change ‘обмен’ — чейндж, от англ. fake ‘подделка, фальшивка’ — фейк, от англ. loser ‘проигравший, неудачник’ — лузер).

Транслитерация представляет собой способ заимствования, при котором буквы заимствуемого слова заменяются буквами родного языка. Транслитерация может допускать условное употребление букв, введение дополнительных знаков (от англ. bastard ‘ублюдок’ — бастард, от англ. best ‘лучший’ — бест, от англ. disaster ‘бедствие, несчастье’ — дизастер, от англ. gift ‘подарок’ — гифт, от англ.little ‘маленький’ — литл).

К способам заимствования относится и словопроизводство, представляющее собой ту часть языкотворчества, которая особенно ярко показывает видение мира того или иного народа, его культуру и менталитет [4, с.110]. Многие лингвисты сегодня говорят о деривативном взрыве в русском языке, активизации различных словообразовательных моделей, на основе которых образуются новые слова (В.В. Виноградов, О.Г. Винокур, Е.А. Земская, В.В. Лопатин, Р.Ю. Намитокова, Е.В. Сенько, И.С. Улуханов и др.)

Основным способом образования новой лексики является морфологический способ, под которым понимается образование новых слов от существующих в языке основ при помощи словообразовательных морфем.

Наиболее активно словопроизводство выступает на базе английских заимствований первой и последующих ступеней. Образование слов происходит на базе заимствованной основы и словообразовательных аффиксов русского языка по известному образцу (модели). Значение нового слова складывается из производящей основы — заимствованного англицизма и сочетающегося с ней аффикса. Например: пейджерист, лузерист; поаскать, поюзать, погуглить; гламуризм, френдизм; бестовый, драйвовый [3, с.74-76].

Активный процесс заимствования англицизмов в чешском языке сопровождается не менее активным процессом языковой адаптации лексики. Некоторые английские выражения, как замечает J. Kraus, появляющиеся в последнее время, заимствованы в первоначальной форме мн.ч. с окончанием s. Обычно они используются как несклоняемые существительные во множественном числе, принадлежащие по необходимости грамматического или синтаксического соответствия к одному из трех родов по сходству с чешским эквивалентом. Из наиболее употребляемых англицизмов этого типа можно назвать, например, cornflakes — ‘кукурузные хлопья’ (графический вариант kornflejky); headhunters — ‘менеджер по персоналу’, «охотники за головами» (адаптированная форма headhunteři); cheerleadersболельщицы из группы поддержки’ (чешск. roztleskávačky); oldies — ‘старые песни, хиты’) [9, с.25].

В сфере экономики и торговли также появляются выражения типа blue chips — ‘надежная акция’ (чешск. bezrizikové akcie); futures (чешск. termínované obchody); investor relations — ‘отношения с инвесторами’ (чешск. vztahy s investory); options — опции (чешск. opce, předkupní n. přednostní práva); promotions — ‘рекламная акция, пропаганда’ (чешск. propagace, reklama); publicrelations — ‘связи с общественностью’ (чешск. styksveřejností); и другие, которые могут быть использованы как узкоспециализированные термины.

Английские выражения в исходной форме мн.ч. появляются в названиях чешских спортивных клубов, например, «Knights» — «Рыцари» (чешск. «Rytíři»), «Lions» — «Львы» (чешск. «Lvi»), «Panthers» — «Пантеры» (чешск. «Panteři»).

В некоторых случаях в процессе адаптации происходит присоединение к английскому окончанию мн.ч. s соответствующего чешского окончания, как, например, в сущ. мн.ч. jeans, ассимилированного в двух равнозначных формах džínyи džínsy. Похожие английские выражения comics (чешск. obrázkový seriál) и chips (чешск. bramborový lupínek), являющиеся первоначальными формами мн.ч., в чешском языке имеют как форму мн.ч., так и форму ед.ч. Находим форму comicsy(nom. pl.), а также графически адаптированные — komiks и komiksy.

Подобные формы адаптированных заимствований в чешском языке можно понимать как творчески преобразованные и использующиеся в исключительных случаях.

Некоторые из заимствованных слов синонимичны словам, имеющимся в языке, и явно вытесняют последние в речевом обиходе:komputer(computer)počítač; konsenz(us)shoda, shodnémínění,domluva,souhlas; komoditazboží,výrobky; diverzitarozmanitost, imageobraz, pověst; exkluzivnívýhradní; expertznalec; aboridžinovédomorodci; logosymbol; bysnysdílo, práce; byznysmenpodnikatelи др.

В обиходной речи частым является употребление слов компьютерной терминологии, например, enter, reset, deleteи др. Существует тенденция обращения с этими словами как с исконно чешскими — entrovat (odentrovat), deletovat (oddeletovat), resetovat (zresetovat), escapovat/eskejpovat. Наблюдается также тенденция образовывать глаголы совершенного вида при помощи предлогов: zafinancovat, vydiskutovat, vyargumentovat, nasmlouvat.

Часто заимствованные слова переносятся в чешский язык с сохранением их типичного лексического окружения и дериватов, например: showrealityshow, realitygameshow, talkshow, one-manshow, showbyznys, showgirl, showman; imageimagemaker; shopshopping, shoppingcentrum; skateskatepark, skateboard, skateboarding.

В последнее время наиболее распространенным явлением в языке масс-медиа, как отмечает исследователь R. Svobodová, является продуктивный словообразовательный элемент maker. По сути дела, речь идет о дальнейшем использовании значения английского глагола make/mejk— ‘делать, совершать’ (чешск. dělat, vyrábět), форма которого расширилась благодаря известному торговому штампу «made in». В разговорную речь, например, внедряется слово trablmejkr со значением «человек, который вызывает, приносит трудности, с ним нелегко» (чешск. potížista).

Свидетельством распространенного заимствования слов из английского языка является факт пополнения ряда неологизмов приведенного типа. Этому способствуют несколько причин. Во-первых, данная группа слов используется в узкопрофессиональной среде, а элемент -maker не имеет аналогов в чешском языке и, следовательно, не может быть заменен на слово-синоним (как и формы image-, decision-, trable-). Следовательно, чешский язык не заимствует словообразовательный тип, а только отдельные словообразующие элементы. С гибридными вариантами, в которых элемент mejkr соединялся бы с чешскими, незаимствованными словами, мы пока не встречались, что говорит об определенной тенденции в процессе заимствования англицизмов [11, с.26-28].

Влиянием английского языка объясняется и развитие аналитизма прилагательных, в целом не свойственное чешскому языку. Словарь новых чешских слов «Nováslovavčeštině» фиксирует сочетания, в которые входят заимствованные неизменяемые прилагательные в обязательной препозиции к существительному (препозиция несогласованного определения в целом не отвечает синтаксической норме чешского языка): CDkomplet, soapopera, off-lineprovoz, skiareal, wellnesspobyty и др. Ср. также современные названия отелей и иных институций: Clubhotel, Panoramahotel, Fontanahotel, Aghatajazzcentrum, Metropolitanjazzclub, Countryclub, Hard Rockcafe.

Все чаще наблюдаются английские цитатные заимствования и во фразеологии чешского языка, например, fairplay, happyend, poker-faced, lastbutnotleast, takeiteasyи другие. Очень интересным является в чешском языке просторечное выражение – вопрос «Vo co go?» Это гибрид, образованный на основе макаронизма, возникший смещением чешского вопроса «O co jde?» и английского глагола go, так как глагол go можно в определенном контексте перевести чешским глаголом jít (идти) [10, с.110-123].

В целом нужно сказать, что английские заимствования достаточно часто наблюдаются в чешском языке. Чехи, несмотря на то, что очень любят свою страну и язык, стараются также принять участие в процессе глобализации, а объединяющим все страны языком до сих пор остается английский. Это проявляется в большом количестве заимствований-англицизмов и их достаточно частом употреблении в чешской речи.

Подводя итоги данного исследования, стоит отметить, что изучение иностранных заимствований представляет собой одну из важнейших проблем в кругу лингвистических изысканий в условиях интенсивного расширения языковых контактов. Ни один язык, в том числе русский и чешский языки, не может обойтись без естественного и закономерного процесса заимствования элементов из других языков.

Литература:

1.             Виноградов В.В. К истории лексики русского литературного языка. М., 1987.

2.             Винокур О.Г. Заметки по русскому словообразованию. М., 1959.

3.             Земская Е.А. Русский язык конца XX столетия. М., 2000.

  1. Лопатин В.В. Рождение слова. М., 1973.
  2. Намитокова Р.Ю.. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. – Ростов-н/Д., 1986.
  3. Русско-английский и англо-русский словарь. – М., 2002.

7.      Сенько Е.В. Лингвофилософская сущность категории нового. – С-Пб., 2006.

  1. Улуханов И.С. Мотивация в словообразовательной системе русского языка. М., 1992.
  2. Kraus J Několik poznamek k pocitu jazykového ohrožení. – Naše řeč, №79, 1996.
  3. Martincová O. Nová slova v češtině. Slovník neologizmů 2. – Praha: Academia, 2004.
  4. Svobodová R Anglické výrazy v českem publicistickém stylu. – Naše řeč, №79, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle