Библиографическое описание:

Васильев В. В. К вопросу о сущности структурного элемента системы гражданского права [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 69-71.

Научное исследование и обоснование системности гражданского права были бы не полными, если его доказательственная часть не содержала бы всесторонний анализ структуры системы гражданского права, входящих в эту структуру элементов. Понятие «элемент» и структура» как философско-правовые категории должны быть предметом всестороннего анализа, а полученные результаты оказать помощь в разрешении проблем системности гражданского права. Такое исследование должно быть основано на философском понимании сущности понятия «элемент» и «структура», которое неизбежно должно быть востребовано правовой наукой и принято за основу. Гражданское право представляет собой уникальную правовую отрасль. Это обстоятельство требует осмысленного подхода к понятийному аппарату, разработки научно обоснованных понятий и дефиниций, которые способствовали бы определению сущности структурного строения системы гражданского права и особой роли структурных элементов системы гражданского права.

Понятие «структурный элемент системы гражданского права» как философско-правовая категория имеет определяющее значение для обоснования системности гражданского права. Для познания сущности этой категории определяющим является детальный анализ понятий «структура» и «элемент». В философской доктрине структура рассматривается как совокупность внутренних связей, строение, внутреннее устройство объекта. Внутренние связи характеризуются устойчивостью и обеспечивают целостность объекта, его тождественность самому себе [1, с. 686]. Структура также определяется как «устойчивая картина взаимных отношений элементов целостного объекта» [2, с. 112]. Элемент, с точки зрения философского знания, представляет собой простейшее начало [5, с. 793]. Этимологическое значение этого слова «начало» означает составная часть чего-нибудь [4, с. 1416]. В цивилистической литературе не было проведено комплексных исследований, которые затрагивали бы научный анализ сущности понятия «структурный элемент» и значения этой правовой категории для системы гражданского права. Такой пробел в научной разработанности проблем системности гражданского права представляется неоправданным, поскольку исследуемое понятие имеет существенное значение для обоснования отраслевой системности гражданского права, так как оно, являясь особым социальным явлением, представляет собой «неразрывное единство элементов и структуры» [3, с. 13].

К структурным элементам системы гражданского права традиционно относят гражданско-правовые нормы, институты, субинституты и подотрасли гражданского права. Но все они объединены единым понятием – «структурный элемент системы гражданского права». В связи с этим, необходимо определить совокупность признаков, которые объединяли бы все предложенные элементы в одну общность и отграничивали их от других явлений правовой действительности.

Во-первых, элемент структуры системы гражданского права по внутреннему содержанию представляет собой процесс, то есть обладает определённым подвижным характером. На первый взгляд, традиционные структурные элементы системы гражданского права можно представить в качестве определённых устойчивых образований. Но такое понимание не может являться верным, поскольку ценность каждого структурного элемента системы выражается в динамике. Такая динамика элемента проявляется во взаимосвязи структурных элементов друг с другом, результатом которой становится их устойчивая взаимозависимость.

Во-вторых, гражданско-правовой элемент проявляет сущностное значение и содержание исключительно в структурном целом. Так, норма гражданского права проявляет свою ценность в правовом институте, поскольку это придаёт содержащимся в ней правилам и правовым предписаниям определенную завершенность и позволяет более эффективно регулировать весь спектр общественных отношений. Сам по себе элемент системы гражданского права в отдельности не может представлять какой-либо ценности для гражданско-правового регулирования общественных отношений. Если рассматривать в отдельности один из элементов в отрыве от других, очевидно, что его содержание не полностью отражает его же сущность. Иными словами, рассматривая каждый элемент в отрыве от других можно наблюдать лишь одну сторону его возможной ценности. Это обстоятельство приводит к обеднению научных представлений о структурном элементе, поскольку его истинная ценность проявляется в многостороннем характере, в котором отражается сущностное значение этого элемента и его ценность для единства и целостности гражданского права. Ценностную сущность каждый элемент может проявить только во взаимосвязи с другими элементами. При этом не имеет значения отнесение взаимодействующих элементов к разным уровням структуры. Главное в решение этого вопроса – анализ взаимодействия структурных элементов и рассмотрение их в динамике правового регулирования. Именно в процессе такого функционирования друг с другом, гражданско-правовые нормы, институты и подотрасли проявляют свою ценность как непосредственные элементы этой структуры. Поэтому делать вывод о ценности конкретного элемента в отрыве от других элементов без анализа прочной взаимосвязи и взаимодействия этих элементов, представляется определённой абстракцией, поскольку невозможно познать ценность элемента без реального процесса его функционирования внутри структуры.

В-третьих, свойство элементов системной структуры гражданского права заключается в их дифференциации на динамичные и относительно стабильные. Динамичным элементам свойственен постоянный процесс интеграции и взаимодействия. Динамичные элементы непосредственно участвую в гражданско-правовом регулировании, либо обладают такой возможностью, находясь в статике и способны к мобилизации и осуществлению процесса регулирования в зависимости от потребностей субъектов гражданского права и стоящих перед ними задач. К таким динамичным элементам следует отнести гражданско-правовые нормы, поскольку именно они наделены действенным потенциалом, направленным на соответствующее регулирование общественных отношений. Институты и подотрасли гражданского права вбирают в свою внутреннюю структуру гражданско-правовые нормы. Динамика этих норм передается институтам и подотраслям гражданского права, но в силу своих особых свойств и стоящих перед ними задач эти структурные элементы не участвую в непосредственном гражданско-правовом регулировании. Однако полностью отрицать их участие в таком регулировании невозможно, поскольку элемент «всегда более подвижен и изменчив» [3, с. 12]. Однако степень такой «подвижности» определяется объективной необходимостью, то есть конкретными жизненными ситуациями. Активность и динамичность гражданско-правовых норм позволяют институтам и подотраслям гражданского права выполнять второстепенную роль, суть которой сводиться к возложению на них функциональной задачи по приданию многообразия гражданско-правовых норм определённой системности, путём распределения их по институтам и подотраслям. В этой связи ошибочным было бы утверждение о способности институтов и подотраслей гражданского права к непосредственному регулированию. В связи с этим, институты и подотрасли гражданского права следует признать относительно стабильными элементами системной структуры гражданского права.

В-четвёртых, структурные элементы гражданского права, по своей значимости и общности находятся на различных уровнях. При этом такое уровневое распределение не означает наличия подчинения элементов одного уровня элементам другого. Уровневое дифференциация имеет условное значение, но не утрачивает своей теоретической значимости. Концепция такой дифференциации сводится к разделению всех структурных элементов на три уровня: первый уровень – гражданско-правовые нормы; второй уровень – гражданско-правовые институты, третий уровень – подотрасли гражданского права. Сущность такой дифференциации сводится к механизму формирования каждого уровня. Так, первый уровень, как было указано выше, характеризуется особой динамикой и призван непосредственно регулировать складывающиеся в обществе общественные отношения. Второй уровень, формируется именно благодаря правовым нормам, которые в силу объективного единства структурируются в институты гражданского права. Третий уровень – подотрасли гражданского права концентрируют в своём составе гражданско-правовые институты. Такие уровни, с одной стороны не имеют характера подчиненности, с другой, служат формированию структурного целого - системы гражданского права.

В-пятых, структурные элементы гражданского права, по своей значимости и общности находятся на различных уровнях. При этом такое уровневое распределение не означает наличие подчинения элементов одного уровня элементам другого. Уровневая дифференциация имеет условное значение, но не утрачивает своей теоретической значимости. Концепция дифференциации сводится к разделению всех структурных элементов на три уровня: первый уровень – гражданско-правовые нормы; второй уровень – гражданско-правовые институты, третий уровень – подотрасли гражданского права. Сущность такой дифференциации сводится к механизму формирования каждого уровня. Так, первый уровень, как было указано выше, характеризуется особой динамикой и призван непосредственно регулировать складывающиеся в обществе общественные отношения. Второй уровень, формируется благодаря правовым нормам, которые в силу объективного единства структурируются в институты гражданского права. Третий уровень – подотрасли гражданского права концентрируют в своём составе гражданско-правовые институты. Таким образом, уровни, с одной стороны не имеют характера подчиненности, с другой, служат формированию структурного целого - системы гражданского права.

В-шестых, гражданско-правовые нормы, институты, подотрасли сами по себе находятся между собой в постоянной взаимосвязи. Эта связь обеспечивается в силу единого общеотраслевого предмета и метода правового регулирования, а также единых отраслевых функций и принципов. Гражданско-правовые нормы, институты, подотрасли сами по себе находятся между собой в постоянной взаимосвязи. Эта связь обеспечивается в силу единого общеотраслевого предмета и метода правового регулирования, а также единых отраслевых функций и принципов. По своей внутренней сути связь между элементами должна быть признана так же элементом структуры, поскольку разрозненность элементов не может образовывать структурную систему и свидетельствовать о возможности эффективного регулирования общественных отношений.

Наконец итоговое и самое важное свойство элемента – это особая роль в определении характера структурной системы гражданского права. Структура системы гражданского права не существует независимо от элементов этой структуры и её суть проявляется в непосредственном отражении составляющих её структурных элементов. Общая диспозитивная направленность правового регулирования, содержащаяся в структурных элементах, неизбежно воздействует и на всю системную целостность гражданского права, формируя общую диспозитивность как свойство системы гражданского права.

Таким образом, структурный элемент гражданского права – это звено отраслевой структуры гражданского права, сущностное содержание которого в концентрированном виде отражает специфику предмета, метода, принципов и функций гражданского права. Структурные элементы неоднородны по своему сущностному содержанию и стоящими перед ними задачами, и, подразделяются на гражданско-правовые нормы, институты, субинституты и подотрасли. При этом норма права – это фундаментальный базовый элемент, определённая совокупность которых образует институты, субинституты и подотрасли гражданского права. Структурные элементы системы гражданского права пронизаны множественными внутренними и внешними взаимосвязями, формирующими структурную целостность системы гражданского права.


Литература:

1. Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанов. – Минск, 1998.
2. Овчинников Н.Ф. Структура и симметрия // Системные исследования. Ежегодник. М.: Наука, 1969.
3. Свидерский В.И., Зобов Р.А. Новые философские аспекты элементно-структурных отношений. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1970.
4. Толковый словарь русского языка. В 4-х т. Т. 4. / под ред. Д.Н. Ушакова. – М.: Изд-во иностранных и национальных словарей, 1940.
5. Философский энциклопедический словарь / под ред. Л.Ф. Ильичева, П.Н. Федосеева, С.М. Ковалёва, В.Г. Панова. – М.: Сов. энциклопедия, 1983.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle