Библиографическое описание:

Кицай Ю. А. Возможности конструкции хозяйственного партнерства для реализации целей социализации гражданского права и законодательства [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 120-122.



 

В настоящее время изучение мирового опыта социализации рыночной экономики и права, нацеленных не на увеличение показателей экономической эффективности, а на формирование более устойчивой модели — «социальной экономики», способной подчинить экономические процессы интересам гармонизации человека и общества в целом, приобретает для юридической науки стратегическое значение. Особое место в этом процессе занимает развитие юридической конструкции хозяйственного партнерства, которая вызывает значительные научные споры.

Прежде всего, уточним, что хозяйственным партнерством признается созданная двумя или более лицами коммерческая организация, в управлении деятельностью которой в соответствии с федеральным законом принимают участие участники партнерства, а также иные лица в пределах и объему, которые предусмотрены соглашением об управлении партнерством (ст. 2 закона о хозяйственных партнерствах [1]).

Очевидно, что из самого определения этого юридического лица вытекают две основные особенности правовой природы хозяйственного партнерства. Во-первых, партнерство не может быть создано одним лицом. Во-вторых, данная организационно-правовая форма наделяет его участников существенной свободой (не существующей в иных видах коммерческих организаций) по определению условий управления этой организацией, решения вопроса о распределении полномочий между участниками. Более того, в управлении хозяйственным партнерством могут принимать и иные лица в тех пределах, которые участники соглашения об управлении партнерством определят сами.

В литературе верно отмечается проблема несогласованного внедрения новой организационно-правовой формы коммерческой организации в систему юридических лиц РФ [2, с. 18–21]. Для российской правовой системы данный вид коммерческой организации явился существенной новеллой, чьи плюсы и минусы не оценены должным образом по настоящее время.

Но многие авторы восприняли принятие закона о хозяйственных партнерствах как существенное продвижение вперед. Считается, что изменения гражданского законодательства в сравнении с экономическими преобразованиями отстают на десятки лет, хозяйственное партнерство позволило внедрить модель, обеспечивающую сохранность экономической привлекательности бизнеса в инновационной сфере [3, с. 52–55]. Однако связь хозяйственного партнерства с инновационной сферой при анализе закона прослеживается слабо. Лишь в п. 4 ст. 3 устанавливается, что в случае отсутствия или недостаточности у партнерства имущества для удовлетворения обязательств партнерства потребуется обращение взыскания на принадлежащие партнерству исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, обязательства партнерства перед его кредиторами могут быть полностью или частично исполнены от имени партнерства одним участником или несколькими (всеми) участниками партнерства. Наличие данного пункта в законе позволяет косвенно говорить о том, что в составе имущества хозяйственного партнерства может быть ценный интеллектуальный объект. В остальном, наличие универсальной (общей) правоспособности у хозяйственного партнерства позволяет его учредителям использовать данный вид коммерческой организации для любых видов деятельности, не требующей рекламы. В п.5 ст. 2 закона введен запрет размещения партнерством своей рекламы.

На наш взгляд, установление связи между хозяйственным партнерством и венчурной инвестиционной деятельностью в настоящее время практически невозможно еще и по причине того, что отсутствует надлежащее правовое регулирование самой инвестиционной деятельности, предполагающей повышенный инвестиционный риск. Было бы нецелесообразным в отсутствие единства понимания всей системы венчурной инвестиционной деятельности в стране, создавать лишь один из возможных механизмов ее осуществления. Как мы могли не раз уже убедиться, такой подход заканчивается коллизиями правовых норм, отсутствием единства в используемых законодательных подходах, проблемами правоприменения и судебными спорами.

Еще одной особенностью хозяйственного партнерства является наличие двух категорий лиц, участвующих в нем. Участники партнерства, непосредственно формирующие его имущественную базу, складочный капитал. И иные лица, включенные в состав участников партнерства на основании соглашения об управлении деятельностью партнерства. Они привносят в организацию свой интеллектуальный вклад, не финансируют реализацию проектов партнерства. На наш взгляд, анализ ст. 6 закона о хозяйственных партнерствах позволяет сделать иной вывод. Соглашением об управлении партнерством вполне возможно наделить участников соглашения об управлении партнерством практически теми же правами, что есть у участников партнерства. Суть соглашения об управлении партнерством как раз в том, что оно позволяет на уровне договора с неограниченным кругом лиц (имеется в виду отсутствие ограничений в законе), определить условия управления партнерством, включающие в себя все существенные аспекты внутренней деятельности организации.

Преимущества хозяйственного партнерства могут быть выявлены при устранении всех недочетов и несогласованностей закона и самой конструкции с уже существующими подходами к юридическим лицам. Так, например, признается, что в рамках хозяйственного партнерства «законодатель предложил качественно новый институт для регулирования отношений между участниками юридических лиц» [4, с. 89]. Но при этом негативными моментами автор указывает нерешенность многих ключевых моментов, таких как определение правовой природы соглашения об управлении партнерством, наличия устава и соглашения и пр. Соответственно, сложно дать оценку приоритетности той или иной модели (традиционного хозяйственного общества или хозяйственного партнерства).

Создавая хозяйственное общество, кооператив, учредители (участники) действуют в достаточно четких законодательных рамках. В хозяйственном партнерстве таких рамок нет. Это считается одной из наиболее негативных черт данного вида коммерческих организаций. Е. А. Суханов считает, что в законе о хозяйственных партнерствах «преобладают сугубо частные интересы крупного и среднего бизнеса» [5, с. 5]. Подобная характеристика, конечно, сводит к отрицанию любые попытки «привязать» новую организационно-правовую форму коммерческой организации к социализации как выявленной нами потребности законодательства и экономики.

Однако стремление законодателя внедрить достаточно новую правовую конструкцию свидетельствует о попытках найти иные, нестандартные варианты решений проблемных вопросов развития общества и экономики. Ранее используемые в стране формы коммерческих организаций, регламентирование которых было основано на постоянных изменениях законодательных правил «вдогонку» экономическим и организационным схемам злоупотреблениям правами различных категорий участников этих организаций, не принесли существенного улучшения ситуации. Расширение договорной свободы требует более активного участия, ответственного подхода к заключаемым сделкам участниками корпоративных отношений. Именно активизация правовой позиции каждого участника хозяйственного партнерства является гарантией соблюдения его права и прав иных лиц.

Считается необходимым радикально изменить сложившиеся производственные и управленческие системы. И одними из основных задач в связи с этим выступают требования к формированию новых условий, позволяющих ускорить развитие интеллектуальной сферы, изменить методологию управления интеллектуальной деятельностью и интеллектуализировать деятельность трудовых коллективов. Государство, инициировав конструкцию хозяйственного партнерства, стремилось к решению задачи активизации деятельности участников оборота по внедрению интеллектуальных разработок к коммерческий процесс. В этом направлении, как было показано в предыдущем параграфе, развивается и законодательство о хозяйственных обществах. Отчасти проблема с неприятием новых организационно-правовых норм связана с отсутствием достаточной информации и причинах той или иной законодательной инициативы, отсутствием единства среди ученых, несоответствие положениям принимаемых концепций развития того или иного законодательства нормативному акту, вступающему в силу. Произошло достаточно серьезное разделение между взглядами экономистов, управленцев и юристами, занимающимися сходными проблемами. Устранение указанных противоречий позволило бы прийти к более продуктивным законодательным решениям.

В отношении хозяйственных партнерств нужно обратить внимание в том числе и на название данной организационно-правовой формы. В данном случае произошло смешение понятий, о чем уже писали в научной литературе [6, с. 18–21]. Хозяйственные партнерства и хозяйственные товарищества с позиции русского языка звучат практически одинаково. Товариществом называется организация, состоящая из равных участников, либо совместное участие в чем-нибудь на равных правах. Партнерство — это форма организации компании, фирмы, которая создается на основе договора между партнерами. Партнерство переводится на английский язык как partnership, на немецкий — как Partnerschaft. Аналогичный перевод обычно дается и для термина «товарищество». Явно законодателем выбран не самый удачный способ введений двух отличающихся организационно-правовых форм, но с синонимичными названиями. Введение схожих с точки зрения языка понятий имеет своим следствием сложность восприятия новых правовых конструкций, что также в определенной мере повлияло на развитие хозяйственных партнерств в России.

На наш взгляд, хозяйственные партнерства рассматривались не столько как инструмент венчурной инвестиционной деятельности, сколько как возможность относительно безопасной деятельности по выводу на рынки инновационных продуктов. Конструкция юридического лица здесь была использована для минимизации возможных рисков утраты прав на продукт интеллектуальной деятельности. Хозяйственное партнерство, таким образом, выступает правовым средством процесса коммерциализации инновационного продукта, но не отражает явлений социализации корпоративного или гражданского законодательства. Данная организационно-правовая форма была разработана в период активного обсуждения новой общественно-государственной идеи по изменению социально-экономических отношений в стране. Был взят курс на инновации, однако четкая программа данного движения (в том числе и в правовой сфере) не была сформулирована. Построение правового и социального государства невозможно без активного участия граждан и общества. Следует признать, что в сфере гражданско-правового регулирования многие правовые конструкции принимаются, с одной стороны, для решения данной задачи, а, с другой стороны, в такой форме, что отдельным гражданам (если не социальным группам) чрезвычайно сложно разобраться в конкретных деталях вводимых правовым норм.

 

Литература:

 

  1.                О хозяйственных партнерствах: федеральный закон от 03.12.2011 г. № 380-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Собрание законодательства РФ. 2011. № 49 (ч.5). Ст. 7058.
  2.                Серова О. А. Проблема адаптации хозяйственного партнерства к системе юридических лиц Российской Федерации // Право и бизнес. Приложение к журналу Предпринимательское право. 2013. № 3.
  3.                Чернусь Н. Ю. Хозяйственное партнерство — новая организационно-правовая форма коммерческой юридической личности // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Право. 2013. Т.9. Вып. 1.
  4.                Жубрин Д. И. Соглашение об управлении хозяйственным партнерством: ключевые аспекты / Пятый пермский конгресс ученых-юристов: материалы междунар. науч.-практ. конф. (г. Пермь, Перм. гос. нац. иссл. ун-т, 24–25 октября 2014 г.) / отв. ред. О. А. Кузнецова. Пермь, 2014.
  5.                Суханов Е. А. О частных и публичных интересах в развитии корпоративного права // Журнал российского права. 2013. № 1.
  6.                Серова О. А. Проблемы адаптации хозяйственного партнерства к системе юридических лиц Российской Федерации // Приложение к журналу Предпринимательское право. 2013. № 3.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle