Библиографическое описание:

Сердюк Е. С. Соотношение понятий «экстрадиция» и «выдача» преступника [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 225-227.



Соотношение понятий «экстрадиция» и «выдача» преступника

Сердюк Екатерина Сергеевна, магистрант

Научный руководитель: Н. А. Никиташина, кандидат юридических наук, доцент

Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова

 

В настоящее время интерес к исследованию института экстрадиции возрос.Так, актуальным теоретическим и практическим вопросам этого института, его истории, современному состоянию и перспективам развития посвящены не только многочисленные научные статьи, но и фундаментальные исследования, выполненные на монографическом уровне [1] [2].

В юридической литературе термин «экстрадиция» принято рассматривать как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле он является синонимом понятия «выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора», а в широком — выступает как обобщающий термин, охватывающий не только выдачу для уголовного преследования, но и смежный с ней подинститут передачи лиц международным судебным органам, а также институт передачи лиц в целях отбывания наказания [3]. При этом в последнем случае употребление данного термина основывается на лингвистическом его толковании: «ex traditia» в переводе с латыни означает всякую передачу лица вовне [4]. Однако по вопросу соотношения терминов «экстрадиция» и «выдача», по этому вопросу существуют различные точки зрения.

Согласно международным положениям выдача (экстрадиция) заключается в передаче лица, совершившего преступление государством, на территории которого оно находится, запросившему государству.

Однако авторы А. К. Романов и О. Б. Лысягин полагают,что «экстрадицию нельзя сводить к выдаче и объяснять ее выдачей, прежде всего потому, что в современных условиях выдачей преступников экстрадиция не ограничивается. Процедура экстрадиции может завершаться и отказом в выдаче» [5].

Авторы полагают, что институт экстрадиции вырос из института выдачи и претерпел много изменений, в данный период времени он становится на новый уровень развития. По мнению данных авторов, институт экстрадиции расширил свои границы, и ставить на один уровень два таких понятия как экстрадиция и выдача не целесообразно, так как нормы, относящиеся к институту экстрадиции, явно не вписываются в те границы, которыми располагает выдача.

А. К. Романов и О. Б. Лысягин, разъясняют, что институт экстрадиции, как самостоятельный институт права, является относительно новым явлением как в международной практике государств, так и уголовном праве.

Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера (например, Конвенция Совета Европы о выдаче правонарушителей 1957 г., Конвенция Совета Европы о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г.). Для осуществления выдачи необходимо установить состав преступления в действиях лица, в отношении которого поступило такое требование. При этом в национальном законодательстве ряда государств действует положение о том, предшествует процедура выяснения установлению судом наличия состава преступления, предусмотрена ли запрашивающим государством выдача преступников в аналогичных случаях в отношении государства, к которому предъявлено данное требование.

Исследование экстрадиции осложняется еще и тем, что это институт международного сотрудничества государств в области борьбы с преступностью, предупреждения, выявления, раскрытия и расследования преступлений, а также отправления правосудия, имеет межотраслевой характер. Экстрадиционная деятельность, как уже отмечалось в научной литературе, не может быть отнесена только к одной отрасли права, так как она взаимосвязана с целым рядом институтов права (уголовного, уголовно-процессуального, международного, государственного), непосредственно затрагивающих не только права личности, но и суверенитет государств, вопросы гражданства, убежища, межгосударственного сотрудничества и др.

Правоведы еще до реформы российского законодательства, в начале 90-х годов прошлого столетия полагали, что выдача должна регламентироваться нормами уголовно-процессуального закона, а в преддверии принятия нового российского УПК указывали, что «во внутреннем праве нашей страны вопросы экстрадиции лишь обозначены, а правоприменительная практика показывает необходимость закрепления подробно прописанных норм в первую очередь в Уголовно-процессуальном кодексе».

Поэтому впоследствии положения, регламентирующие выдачу лица для уголовного преследования или исполнения приговора, и были выделены законодателем в отдельную 54 главу Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вступившего в законную силу с 01 июля 2002 года.

Тем не менее, принятие в 2001 г. УПК РФ, в котором выдаче посвящена специальная глава 54 (ст. 460–473), разрешило спор о месте института экстрадиции в системе права в пользу уголовно-процессуального права.

Проанализировав указанные точки зрения ученых по соотношению понятий, экстрадиция и выдача, приходим к выводу, что институт экстрадиции и выдачи понятия не тождественные, а соотносящиеся между собой как целое и часть:

        во-первых, слово экстрадиция происходит отлат.ех — «из», «вне» и traditio — «передача» (т. е. имеет общий корень со словом «выдача»);

        во-вторых, экстрадиция более широкое понятие, чем выдача, которое включающее в себя передачу иностранному государству лица, нарушившего законы этого государства.

Таким образом, можно сделать вывод, что понятие экстрадиция является родовым понятием, а выдача — видовым понятием.

 

Литература:

 

  1.                Сафаров Н. А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. М., 2005. 86 с.;
  2.                Бойцов А. И. Выдача преступников. СПб., 2004. 115 с.;
  3.                Ижнина Л. П. Соотношение терминов «правовая помощь по уголовным делам», «экстрадиция» и «выдача преступников» в российском уголовном процессе // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2008. № 1. 370 с.;
  4.                Дадынский Ф. М. Латинско-русский словарь к источникам римского права. М., 1998. 534 с.;
  5.                Романов.А.К., Лысягин.О.Б Институт экстрадиции: понятие, концепция, практика // Право и политика. 2005. № 3. 125 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle