Библиографическое описание:

Иванов В. М. Институт уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Севера [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 24-27.

В данной статье рассматривается вопрос об учреждении института уполномоченного по правам народов в Российской Федерации. Проанализирована законодательная база на данную тему. Автор приходит к выводу, что необходимо учреждение на федеральном уровне Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Российской Федерации, который бы возглавлял систему уполномоченных по правам коренных малочисленных народов. Сформулированы предложения по совершенствованию действующего российского законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: уполномоченный по правам народов, коренные малочисленные народы Севера России; государственное управление в сфере национальных отношений; правовой статус; совершенствование российского законодательства.

 

В современных условиях перед многими коренными малочисленными народами Российской Федерации остро стоит вопрос об их физическом выживании и о дальнейшем существовании как неповторимых этносов. В связи с этим совершенствование законодательной базы РФ по предоставлению гарантий и защите прав и интересов коренных малочисленных народов — актуальная и востребованная задача. И этим проблемам в отечественной правовой науке в последнее время уделяется пристальное внимание [1].

В юридической литературе указанная проблематика затрагивалась в рамках научных изысканий Л. Д. Воевoдина, В. В. Кoпейчикова, Е. А. Лукaшевой, Н. И. Матузoва, В. А. Пaтюлина, Ф. М. Рудинско- го, М. С. Стрoгoвича, Б. С. Эбзеевa, Л. С. Явичa, и многих других ученых.

Переход к рыночной экономике в России сопровождался глубочайшими трансформациями всех сфер жизни и крайне драматично отразился на ее гражданах. Безработица, падение уровня жизни и бедность были основными социальными последствиями изменений в экономической сфере и не могли не затронуть коренное население Севера. Системные фундаментальные изменения, такие как либерализация цен, приватизация, изменение политического устройства проходили при отсутствии какой бы то ни было ясной государственной политики в отношении малочисленных народов, которые в предыдущий период находились под абсолютным патерналистским руководством сверху. Вследствие этого коренные малочисленные народы Севера оказались одной из самых уязвимых групп населения и чрезвычайно тяжело пострадали в ходе экономических преобразований [2]. Более того в настоящее время в условиях глобализации и активного освоения природных богатств Севера, Сибири и Дальнего Востока проблема коренных малочисленных народов России требует более пристального к себе внимания. Но в России пока отсутствует система правовой поддержки и защиты интересов коренных малочисленных народов, хотя необходимость привести российское законодательство в соответствие с международными нормами и законодательно давно назрела [3].

Несмотря на наличие обширных прав для коренных малочисленных народов Севера и их гарантий, закрепленных в законе, анализ действующего законодательства позволяет констатировать, что оно декларативно и имеет множество пробелов. Как следствие, это выражается в отсутствии функционирующего механизма обеспечения и защиты прав коренных малочисленных народов. Тем самым, обладая льготами и гарантиями, они не могут их реализовывать.

Более того, коренные малочисленные народы испытывают трудности к пониманию современной российской правовой системы. Нормативно-правовые акты, которые регулируют природопользование, традиционный образ жизни коренных малочисленных народов, воспринимаются с трудом. Остро стоит вопрос об информированности о наличии существующих у них прав. Отельные представители народов Севера дают согласие на использование их земель в промышленных целях, но требуют соответствующей компенсации. Государство должно разработать эффективный механизм, который бы стал гарантом защиты прав коренных малочисленных народов. Но не стоит забывать о том, что обладая особым статусом, закрепленным в Конституции в статье 69, они являются равноправными гражданами Российской Федерации, то есть они наравне со всеми имеют все конституционные права и свободы человека и гражданина, которые в свою очередь также не реализуются.

В связи с этим следует отметить, что в перечне типовых государственных должностях субъектов Российской Федерации» предусмотрена должность «Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов». Лицо, замещающее эту государственную должность, занимается защитой прав и интересов коренных малочисленных народов в том или ином субъекте. И согласно Конституции, «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации (ст. 69)» [4]. Наличие данной статьи является широким шагом в сторону демократизации нашего государства и в перенятии зарубежного опыта в области защиты прав коренных малочисленных народов. В целом стоит говорить о готовности Российской Федерации развивать законодательство, направленное на защиту данных этнических групп населения. По сути, данное положение есть проявление общего конституционного принципа (ч. 4 ст. 15) [5]. И в обеспечении этих гарантий далеко не последняя роль принадлежит институту Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов.

Действия института Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов должны быть ориентированы на защиту прав и интересов этих народов. Однако, защита интересов коренных народов должна осуществляться не в виде опеки и выдачи социальных гарантий, а в виде создания механизма, благодаря которому права и гарантии коренного населения обеспечивались должным образом.

Деятельность уполномоченного должна быть основана на Конституции Российской Федерации, общепризнанных международных принципах и нормах, в том числе на Декларации ООН о правах коренных народов, рекомендациях договорных органов ООН, законодательстве Российской Федерации, а также законах соответствующего субъекта.

Следует также заметить, что в Российской Федерации существует федеральный конституционный закон «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» [6], но отсутствует специальный федеральный закон об основах деятельности регионального Уполномоченного по правам человека, что также является пробелом в законодательстве и препятствует совершенствованию системы уполномоченных по правам человека федерального и регионального уровней. Принятие указанного закона будет, во-первых, способствовать конструктивному взаимодействию уполномоченных по правам человека федерального и регионального уровней с иными государственными институтами и, во-вторых, позволит устранить пробелы в законодательстве по вопросам правового регулирования в указанной сфере [7].

Поскольку коренные малочисленные народы Севера располагаются на территории субъектов Федерации, на их жизнь оказывает огромное влияние региональная политика. Конституция РФ дает право каждому субъекту иметь свой собственный закон, который будет определять права коренных народов, их обязанности, правила ведения хозяйства и др. Поэтому еще одной из проблем в данной области является тот факт, что в России учреждение Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов возможно только в субъекте Российской Федерации. Другими словами, в ведении субъектов находятся вопросы обеспечении и защиты прав коренных малочисленных народов. Если в Конституции закреплен особый правовой статус коренных малочисленных народов, то соответственно также необходимо учреждение на федеральном уровне Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Российской Федерации, который бы возглавлял систему уполномоченных по правам коренных малочисленных народов.

Однако следует заметить, что ряд субъектов Федерации ввели должности уполномоченного по правам коренных малочисленных народов. В соответствии с законом Камчатского края от 19 декабря 2013 г. № 367 «Об уполномоченном по правам коренных малочисленных народов в Камчатском крае» должность уполномоченного учреждается в целях обеспечения защиты, прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, проживающих на территории Камчатского края, их соблюдения и уважения органами государственной власти Камчатского края, государственными органами Камчатского края, органами местного самоуправления муниципальных образований в Камчатском крае, их должностными лицами, организациями и физическими лицами. Подобные институты созданы также в Республике Саха (Якутия)14 и Красноярском крае [8].

В целях развития института уполномоченных, представления их интересов при взаимодействии с органами государственной власти, органами местного самоуправления и институтами гражданского общества в некоторых субъектах Федерации создается коллегиальный орган — палата уполномоченных, входящая в систему органов государственной власти субъекта Федерации [9].

Так, например, палата уполномоченных в Камчатском крае состоит из уполномоченного по правам человека в Камчатском крае, уполномоченного по правам ребенка в Камчатском крае, уполномоченного по правам коренных малочисленных народов в Камчатском крае и уполномоченного при губернаторе Камчатского края по защите прав предпринимателей, являющихся членами палаты уполномоченных [10].

Между тем, на процесс становления института Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов помимо пробелов в законодательстве влияет и правовой нигилизм и отсутствие гражданского общества.

Таким образом, исходя из вышесказанного можно констатировать, что учреждение Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов во всех субъектах Российской Федерации во главе с Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов на федеральном уровне будет началом демократического развития российского государства в области правового регулирования коренного населения. И совершенствование системы Уполномоченных будет способствовать повышению уровня жизни коренных малочисленных народов, а также построению гражданского общества.

 

Литература:

 

1.                  Кряжков В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве. М., 2010.

2.                  Виноградова С. Н. Формирование государственной политики в отношении коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока: ретроспективный анализ. // Труды Кольского научного центра РАН. 2010. № 2. С. 127–139

3.                  Гарипов Р. Ш. Правовой статус территориальных образований коренных народов США // Федерализм. 2009. № 2. С. 103–112.

4.                  Конституция (Основной Закон) Российской Федерации: [Принята общенародным голосованием в 1993г.] // Российская газета. — 1993. — № 248.

5.                  Кряжков В. А. Коренные малочисленные народы и международное право // Государство и право. 1999. № 4. С. 97.

6.                  Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 № 1-ФКЗ (ред. от 12.03.2014) «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (26 февраля 1997 г.).

7.                  Остапец О. Г. Проблемы и перспективы развития института уполномоченного по правам человека в России на современном этапе.

8.                  Официальные ведомости. Спецвып. № 3. 20.12.2013

9.                  Заметина Т. В. Институт уполномоченного по правам народов: особенности становления, проблемы и перспективы развития в Российской Федерации

10.              О палате уполномоченных в Камчатском крае: закон Камчатского края от 19 дек. 2013 г. № 368 // Официальные ведомости. Спецвып. № 3. 20.12.2013

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle