Библиографическое описание:

Афанасьев И. В. Сравнительный анализ сервитута с узуфруктом по проекту изменений Гражданского кодекса РФ [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 49-52.

В статье использован аналитический подход к анализу таких юридических конструкций как сервитут и узуфрукт, особенностей их представления в проекте изменений Гражданского кодекса РФ. Представлены предложения по уточнению и изменению российского гражданского законодательства.

Ключевые слова: ограниченные вещные права; сервитут; пользовладение; узуфрукт.

 

Прежде чем приступить к сравнению сервитута и узуфрукта по Проекту Федерального закона N 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Проект), приведем соотносительный анализ данных прав в зарубежном законодательстве.

К первой группе можно отнести законодательства, где сервитут и узуфрукт являются различными ограниченными вещными правами. Сюда относятся ГК Франции, ГК Италии, ГК Испании, ГК Квебека и др.

Вторая группа представляет собой законодательства, где узуфрукт является видом сервитута. При этом данную группу можно разделить на две подгруппы: где узуфрукт существует наряду с личными сервитутами: ГГУ, и где узуфрукт является видом личного сервитута ГК Австрии и др.

К третьей группе относятся законодательства, где узуфрукт отсутствует: ГК Узбекистана, ГК Кыргызской Республики, Беларуси, Казахстана, Армении и др.

В законе КНР «О вещных правах» сервитут является видом узуфрукта.

Таким образом, узуфрукт до сих пор не «представляет законченного особого юридического института с определенной юридической формой, а нечто крайне неопределенное и случайное» [1, с.85].

Российское законодательство не знает понятия «узуфрукт» и, поэтому не содержит его определения.

Между тем в законодательстве предусмотрены отдельные права, близкие по своему содержанию к узуфрукту. В частности, это «некоторые права в отношении жилых помещений, например права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК РФ; ст. 31 ЖК РФ), право пользования жилым помещением, возникающее у отказополучателя в силу завещательного отказа (ст. 1137 ГК РФ; ст. 33 ЖК РФ)» [2, с.14].

В концепции развития законодательства о вещном праве (далее Концепция) [3,c.97] обосновывается объективная потребность введения в законодательство вещного права, по своему содержанию близкого к узуфрукту, с раскрытием его содержания и оснований возникновения. Существуют и другие точки зрения [4, c. 91].

Составители Концепции пошли по пути разграничения сервитута и узуфрукта. В качестве основного критерия разграничения, помимо отсутствия в составе сервитута правомочия владения чужой вещью, выбрана обязанность узуфруктуария содержать вещь (нести все затраты на её содержание за свой счёт).

Изначально право пользовладения предлагалось делить на личное и социальное. Социальное пользовладение планировалось установить в отношении жилого помещения на основании закона исключительно в пользу лиц, проживающих совместно с собственником жилого помещения.

Однако в Проекте, подготовленном ко второму чтению, нормы о социальном пользовладении полностью исключены, по-видимому, в силу того, что данное право в силу специфики своего объекта, должно регулироваться жилищным законодательством. Вместо этого предложена правовая конструкция «личного пользовладения жилым помещением», которая подчиняется правилам ГК РФ о праве личного пользовладения (глава 20.3 Проекта) с особенностями, установленными жилищным законодательством. Данный подход считаем наиболее оптимальным.

В Проекте (в п.1 ст.302) под узуфруктом понимается право личного владения и пользования недвижимой вещью. Принципиальной особенностью данного права является то, что узуфрукт всегда устанавливается исключительно для некоммерческих целей, а пользовладельцем может быть дееспособный гражданин, а также некоммерческая организация. Ограничение круга субъектов узуфрукта «является отличительной особенностью концепции права личного пользовладения, предложенной в Проекте» [5, c.42], поскольку зарубежным законодательствам не свойственны такие ограничения, где узуфрукт имеет довольно широкий спектр действия (особенно в ГГУ). Такие ограничения значительно сужают сферу применения узуфрукта, которое «сведено к средству снабжения и оказания благодеяния» [6, c.94].

Под сервитутом (ст.301 Проекта) понимается право ограниченного пользования управомоченного лица земельным участком, зданием или сооружением (служащая вещь) для осуществления принадлежащего этому лицу права собственности на земельный участок, здание или сооружение, в том числе незавершенное строительством (господствующая вещь), если использование такого земельного участка, здания или сооружения по назначению невозможно без установления сервитута.

В отличие от узуфрукта сервитут устанавливается не в пользу конкретного лица, а в пользу недвижимой вещи. Поэтому, сервитуарием может быть любое физическое и юридическое лицо, а сервитут может быть связан с осуществлением предпринимательской деятельности собственниками господствующей и служащей вещей.

Как и сервитут, узуфрукт, согласно Проекту, не может быть передан другому лицу, в том числе по сделке. Также узуфрукт не передаётся в порядке универсального правопреемства, т. е. данное право прекращается либо в случае смерти пользовладельца, либо ликвидацией или реорганизацией некоммерческой организации. Запреты на передачу узуфрукта установлены в большинстве законодательств мира. В качестве исключения можно упомянуть ГК Франции, который не содержит такого запрета.

Несколько иной подход закреплен в ГГУ (ст. 1059а), которое предусматривает, что если узуфрукт принадлежит юридическому лицу, то он может быть передан (за исключением тех случаев, когда переход явно невозможен) если имущество юридического лица переходит к другому лицу на основании универсального правопреемства.

Согласно Проекту объектом права личного пользовладения, как и сервитута, является только недвижимая вещь. Такие ограничения присутствуют в некоторых иностранных законодательствах (ГК Грузии, Таиланда).

В Концепции же предлагалось установление узуфрукта на движимые вещи, однако данное положение не нашло своего отражения в Проекте. В частности узуфрукт на движимые вещи может быть установлен согласно ГК Франции, Австрии. В некоторых законодательствах, узуфрукт может устанавливаться и на права (ГГУ, ГК Швейцарии).

Узуфрукт, в отличие от сервитута, согласно Проекту, может возникнуть не только на основании договора, но и по завещанию. В зарубежных законодательствах, к числу способов установления узуфрукта, помимо указанных выше, причисляют приобретательскую давность и на основании закона (ГК Филиппин, ГК Грузии). Установление данного права в силу закона предусматривалось в Проекте (принятом в первом чтении) для социального пользовладения. Но, как отмечено выше, нормы, касающиеся социального пользовладения, изъяты из Проекта, поэтому установление узуфрукта на основании закона, скорее всего, будет закреплеплено в жилищном законодательстве, что весьма логично в силу социальных функций данного института.

Право личного пользовладения устанавливается на определённый срок, а также ограничено сроком жизни узуфруктуария, то есть прекращается в случае его смерти. Если узуфрукт предоставлен некоммерческой организации, то его срок не может превышать двадцать один год. Ограничения срока узуфрукта для юридических лиц установлены и в других законодательствах. В ГК Нидерландов, Квебека такой срок равен 30 годам. В свою очередь сервитут по общему правилу является бессрочным, а установление срока возможно лишь для отдельных видов сервитута.

Согласно статье 302.3 Проекта пользовладелец в силу своего права может владеть и пользоваться обремененной вещью, но только в соответствии с ее назначением, а также может требовать устранения всех прочих лиц, включая собственника, от владения и пользования вещью. Тем самым составители законопроекта хотели показать, что по общему правилу узуфрукт — «наиболее полное вещное право, исчерпывающее своим содержанием (владение и пользование вещью) соответствующие правомочия собственника». В этой ситуации правомерно, что риск случайной гибели обременненной узуфруктом вещи, несет пользовладелец. Не ясным остается вопрос об ответственности за гибель вещи или снижение стоимости вещи по вине узуфруктуария, но очевидно, он должен нести ответственность за это.

В зарубежных законодательствах закреплена обязанность узуфруктуария страховать вещь на весь период существования узуфрукта (ГК Азербайджана). Данное положение в достаточной мере защищает интересы как пользовладельца так и собственника, вследствие чего считаем целесообразным отразить его в российском законодательстве.

В Концепции закреплены положения о том, что на одну вещь может быть только одно право пользовладения и исключается установление иных ограниченных вещных прав на ту же вещь, включающих правомочия владения. Это дает основание предложить законодательно закрепить данные позиции в общих положениях об узуфрукте. Напротив, согласно Проекту служащая вещь может быть обременена несколькими сервитутами, т. е. возникает множественность сервитутов.

В Проекте не закреплена возможность пользовладельца сдавать обременённую вещь в аренду либо передавать другому лицу осуществление прав и обязанностей узуфруктуария, по всей видимости, в связи с тем, что отношения личного пользовладения носят выраженный личный характер. Напротив, согласно, ГК Грузии узуфруктуарий может сдавать в аренду обремененную вещь с согласия собственника.

Пользовладелец за свой счет может улучшать предоставленную ему вещь, но только с согласия собственника. Однако необходима регламентация судьбы данных улучшений, после прекращения соответствующих отношений. Узуфруктуарий не вправе изменять земельный участок, в том числе возводить строения. Необходимо закрепить, что узуфруктуарию не разрешается вносить какие-либо изменения в хозяйственное назначение земельного участка.

Узуфруктуарий обязан содержать обремененную правом личного пользовладения вещь и не допускать ее ухудшения. Все издержки по ее содержанию несет пользовладелец, если иное распределение обязанностей по содержанию вещи не предусмотрено соглашением пользовладельца с собственником вещи.

Узуфрукт прекращается в связи с истечением срока действия, смертью пользовладельца, ликвидацией или реорганизацией (кроме преобразования) некоммерческой организации — пользовладельца, гибелью (уничтожением) обремененной вещи. Также данные отношения могут быть прекращены по соглашению сторон.

Узуфрукт может быть прекращен в судебном порядке по требованию собственника вещи в следующих случаях: 1) систематического невнесения платы за право личного пользовладения. 2) ненадлежащего использования узуфруктуарием обремененной вещи или систематического невыполнения им обязанностей по содержанию вещи 3) неоднократного или грубого нарушения установленных в соответствии с законом правил пользования вещью.

В Проекте нашло свое отражение положение о прекращении пользовладения на основании одностороннего отказа от него, в случае его безвозмездности. В иностранных законодательствах отказ традиционно выступает основанием прекращения ограниченных вещных прав, в том числе и узуфрукта, без каких-либо условий (ГК Филиппин, ГК Квебека).

Проект не предусматривает прекращение узуфрукта по основанию его совпадения в одном лице с правом собственности на вещь. Такое основание прекращения узуфрукта предусмотрено в ГК Франции, ГК Испании. Видится необходимость закрепления его и в российском законодательстве.

Статья 301.5 Проекта, по сравнению с нынешним ГК РФ, значительно расширяет основания прекращения сервитута: соглашение собственников вещей, связанных сервитутом; отпадение необходимости установления сервитута; соединение служащей и господствующей вещи; невозможность пользования служащей вещью в соответствии с ее изменившимся назначением; истечение указанного срока; решение собственника, которому одновременно принадлежат служащая и господствующая вещи; совпадение в одном лице права собственности на земельный участок и на здание или сооружение, расположенное на таком земельном участке.

Данный перечень не лишен отдельных недостатков. Например, не ясно, что из себя представляет такое основание, как решение собственника, которому одновременно принадлежат служащая и господствующая вещи. Еще из римского права известно, что сервитут не может быть установлен на свою вещь. Только право Германии, Австрии и Швейцарии знает исключения из этого правила, где возможен «сервитут собственника» [7, c.356.].

Но, очевидно, что «сервитут собственника» не может сосуществовать с таким основанием прекращения сервитута как соединение служащей и господствующей вещи. Следовательно, в Проекте требуется либо пояснение по поводу данного основания, либо следует удалить его из перечня оснований прекращения сервитута.

Кроме того, предлагаем в перечень оснований прекращения сервитута внести уничтожение служащей или господствующей вещи, а также неиспользование сервитута в течение определенного времени (погасительную давность), что свидетельствует об отсутствии необходимости в сервитуте. Однако вопрос по поводу сроков такого неиспользования остается дискуссионным. Например, предлагаются сроки равным одному году [8, c.8], либо, взяв по аналогии прекращения права постоянного (бессрочного) пользования или права пожизненного наследуемого владения земельным участком в связи с неиспользовании земельного участка (ст.45 ЗК РФ) — не менее трех лет [9, с.137]. В иностранном законодательстве можно увидеть разные сроки: в ГК Украины (ст.406), ЗК Казахстана (ст.74) — 3 года, в ГК Латвии (ст.1250), ГК Молдовы (ст.440) — 10 лет, в ГК Испании (ст.546) — 20 лет. Вероятней всего и далее законодатель каждой страны будет устанавливать эти сроки исходя из собственной целесообразности.

Следует ли говорить о прекращении сервитута в случае неуплаты, если сервитут возмездный, а плата за сервитут устанавливаться в виде периодических платежей, например, как при аренде? Такое основание прекращения сервитута можно найти в законе КНР о вещных правах (ст.168).

Согласно российской судебной практике, с сервитуария можно взыскать долг, проценты по 395 ГК РФ, либо неустойку, установленную в договоре. До уплаты соответствующих сумм, целесообразно предусмотреть процедуру приостановлении действия сервитута, с целью защиты прав собственника служащей вещи.

Из приведенного сравнения видно, что создателям Проекта удалось воплотить идею о разграничении сервитута и узуфрукта. Данные вещные права отличаются не только своим содержанием и назначением, но субъектным составом, сроками действия, основаниями возникновения и прекращения. Узуфрукт представляется собой отдельное вещное права, которое нельзя свести к виду сервитута.

 

Литература:

 

1.         Горонович И. Исследование о сервитутах. Доклад, прочитанный в Киевском юридическом обществе 13 ноября 1882 г. СПб., 1883. — 117 с.

2.         Ахметьянова З.А Право личного пользовладения в системе вещных прав // Гражданское право, 2013. № 5. — С. 14–16.

3.         Концепция развития законодательства о вещном праве // Проект рекомендован Президиумом Совета при Президенте РФ к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 3 от 18 марта 2009 г.). URL: http://www.kolasc.net.ru/russian/tradeunion/documents/52.pdf (дата обращения 18.06.2014)

4.         Мечетина Т. А. Институт права личного пользования (узуфрукт): вопросы обоснованности закрепления в российском законодательстве // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право –. 2012. — № 1. — С.89–92.

5.         Гребенников А. Д. Право личного пользовладения в свете положений, устанавливаемых Проектом изменений Гражданского кодекса Российской Федерации // Нотариус. — 2012. — № 5.– С. 41–44.

6.         Емелькина И. А. Природа права на строение, возведенное на чужом земельном участке, в свете изменения гражданского законодательства о вещном праве // Вестник гражданского права, 2012. — № 4. — С.89–99.

7.         Василевская Л. Ю. Вещные сделки по германскому праву: методология гражданско-правового регулирования. Дисс. … докт. юрид. наук. — М.: Российский государственный торгово-экономический университет. 2004. –578 с.

8.         Дерюгина Т. В. Гражданско-правовое регулирование института сервитута в России: Дис.... канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. — 192 с.

9.         Ким Д. Ч. Проблемы теории и практики применения частного сервитута// Журнал российского права, 2007. — № 6. –С.132–140.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle