Библиографическое описание:

Шегаев И. С. Образовательная организация как объект реформы в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд: текущие проблемы (на примере г. Москвы) [Текст] // Право: современные тенденции: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 80-82.

Обозначив феноменальный характер коррупции в РФ, автор статьи поднимает ряд значимых проблем, возникших в образовательных организациях после вступления в силу Федерального закона № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Ключевые слова:44-ФЗ, государственный контракт, государственные закупки, договор, образовательная организация, общеобразовательная школа, товары, услуги, работы, заказчик, исполнитель.

Denoting the phenomenal nature of corruption in Russia, the author raises a number of significant problems encountered in educational institutions after the entry into force of the Federal Law № 44-FZ «On the contract system in the procurement of goods, works and services for state and municipal needs»

Keywords:44-FZ, government contract, government procurement, contract, educational organization, Secondary School, goods, services, work, customer, contractor.

О феноменальном характере коррупции известно давно: с древнейших времен и до сегодняшнего дня она была и остается «неизлечимой болезнью», поражающей общества и государственные организации. Объемы явления в планетарном масштабе поражают воображение: исследования показывают, что ежегодно во всем мире выплачивается взяток на сумму 1 трлн. долларов [1, с. 3].

Многими учеными коррупция (по степени значимости) отождествляется с такими глобальными проблемами, как «продовольственная, экологическая или проблема нехватки пресной воды» [1, с. 3; 9, с. 3–4; 8].

Россия, не являясь, к сожалению, исключением, также подвержена этой болезни: данные прокуратуры показывают, что в 2012 году было выявлено 349099 случаев нарушения закона, связанных с коррупцией, что на 11,8 % больше, чем в 2011 году. Опрос, проведенный Левада-Центром в 2013 году, выявил, что свыше половины россиян ощущают рост числа коррупционных преступлений [9, с. 3].

Неутешительны и итоги Transparency International. Так, неправительственная международная организация, индексируя в 2013 году коррупцию, отвела России «почетное» 127 место из 177 существующих (наряду с Пакистаном, Никарагуа, Мали, Гамбией и др.) [10].

Не так давно в «поле заражения» попала и система российского образования. По данным Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», общеобразовательные «школы прочно удерживают первое место по количеству коррупционных фактов» [2]. Вывод подтверждается целой чередой коррупционных скандалов в частности, например, в одном из столичных административных округов [3].

К сожалению, подобная практика — не единственный случай. Нося повсеместный характер, она сопровождается увеличением объема украденного.

К причинам, побуждающим госслужащих к «мздоимству», относится не только бюрократизм, существенно тормозящий работу системы, или ментальность ее народа, но и несовершенство самой законодательной базы, которая, являясь более чем уязвимой, оставляет массу возможностей для коррупционных маневров, несмотря на попытки ее оптимизации[1] [7].

В связи с тем, что основной объем коррупции находит свое место в системе государственных заказов, нижняя палата Парламента РФ в 2013 году приняла соответствующий федеральный закон, изменяющий порядок заключения госконтрактов на закупку товаров, выполнение работ или услуг [5].

Так как образовательная организация является государственной структурой, ее учредитель — Департамент образования города Москвы, а финансирование происходит из средств госбюджета, то действие закона на нее распространяется непосредственно.

Новый федеральный закон, ставящий в качестве основных целей: предотвращение коррупции и внедрение системного подхода в сферу планирования и осуществления закупок, достигает их, по убеждению сотрудников МЦОП[2], за счет обеспечения гласности и прозрачности с одной стороны и детального сопровождения закупок — с другой [4].

Проверить представленное положение пока не представляется возможным, поскольку закон вступил в силу всего месяц назад, однако проблемы, ощущаемые образовательными организациями, возникают уже сегодня.

1. Планирование закупок.

Нормативно-правовые акты исключают возможность внесения изменений в план-график закупок чаще одного раза в квартал, что, в свою очередь, делает невозможным приобретение товара или услуги даже в том случае, когда они критически необходимы. Невозможно спланировать абсолютно все приобретения особенно, если речь идет о директивах силовых ведомств (учащенных в последнее время в связи с трагическими событиями)[3]. Сведения, например, о закупке необходимого спецоборудования для пожаротушения нередко поступают от территориального управления МЧС в середине учебного года, в связи, с чем выполнить приказ ведомства, не нарушив норму права, не представляется возможным.

2. Определение НМЦК.[4]

Одним из категорических условий заключения договора является правильное определение начальной (максимальной) цены контракта, которое согласно действующему законодательству, осуществляется несколькими способами [5]. В случае если предметом контракта является выполнение строительных работ или отельных видов услуг (например, обслуживание пожарной сигнализации), единственно правильным методом определения цены контракта будет проектно-сметный.

Основная проблема для образовательной организации состоит в отсутствии должности «сметчик» в штатном расписании, без которой проверить и утвердить перечень и стоимость работ/услуг невозможно. Эта проблема является чрезвычайно важной, поскольку порядок расчета потенциального поставщика может быть ошибочным, а ответственность за расходование бюджетных средств ляжет на руководство школы.

В конечном счете подобная ситуация приводит либо к невыполнению необходимой работы/услуги, либо к нарушению законодательства и соответствующим санкциям.

3. Работоспособность системы.

Осуществление заказа «от и до» выполняется посредством электронной автоматизированной системы «ЕАИСТ», четко отслеживающей все действия заказчика и исполнителя (так осуществляется принцип гласности, заложенный в закон). Однако в силу слабости системы (работает крайне нестабильно) выполнить все предусмотренные законом этапы в установленный срок очень сложно. День просрочки того или иного «шага» оборачивается громадными штрафными санкциями, адресованными руководителю учреждения или его контрактной службе.

4. «Сырость» закона.

О незавершенном характере закона говорит все: и сотрудники правового центра, являющиеся непосредственными участниками системы торгов с десятилетним стажем, и письма, регулярно присылаемые различными ведомствами, которые уточняют, опровергают, рекомендуют или запрещают те или иные положения документа, и, наконец, сам закон, поправки в который вносились еще до того, как он вступил в силу.

Для образовательной организации эта ситуация может обернуться тем, что нормы законодательства могут быть невольно нарушены контрактным управляющим или директором, не являющимися профессиональными юристами, со всеми административными последствиями.

5. Кадровый вопрос.

Штатное расписание образовательной организации не содержит юристов, экономистов или сметчиков, которые, так или иначе, требуются для правильного ведения договоров.

Ответственность, которую невольно берут на себя директор школы и его контрактный управляющий невероятно велика, а знания и опыт в данной области зачастую равны нулю. Курсы повышения квалификации не в состоянии дать за полуторанедельный период всей полноты необходимой информации.

Таким образом, во избежание административных нарушений образовательная организация вынуждена обращаться за юридическим сопровождением, стоимость которого достаточно велика (свыше 1 млн. рублей в год)[5], хотя и это полностью не уберегает от возможных негативных последствий.

Основываясь на сказанном выше, справедливо сделать вывод о том, что образовательная организация на сегодняшний день является «заложником ситуации»: она вынуждена самостоятельно, без чьей-либо помощи бороться за право расходовать собственные средства на закупку карандашей, мебели или противогазов для обеспечения необходимых нужд, «отбиваясь» от невероятного количества ведомств, осуществляющих надзор за финансово-хозяйственной деятельностью.

Остается надеяться, что школам будет дан так называемый «переходный период» и оказана как минимум консультационная поддержка, опираясь на которую, удастся освоить бюджет, не нарушив закон.

Литература:

1.         Богунов С. С. Коррупция в современной России: политологический анализ: автореф. дисс … канд. пол. наук. — М., 2012. — 24 с.

2.         Коррупция в учебных заведениях. Статистика [Электронный ресурс]. — URL: http://xn--73–6kci4ddh.xn--p1ai/projects/corrupt10.php (дата обращения: 04.02.2014 г.)

3.         Образование и коррупция: «реформы» продолжаются [Электронный ресурс]. — URL: http://gosgra.ru/articles/1615/ (дата обращения: 04.02.2014 г.)

4.         Раздаточный материал Московского центра образовательного права для слушателей курсов

5.         Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд // Российская газета. — 2013. — 12 апреля.

6.         Федеральный закон от 21.07.2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд // Российская газета. — 2005. — 28 июля.

7.         Шегаев И. С. О новой проблеме муниципальных служб: реализация пилотного проекта // Мир современной науки. — 2013. — № 3. — С. 72–76.

8.         Шедоев А. И. Коррупция как социальное явление: социологический анализ: автореф. дисс … канд. соц. наук. СП-б., 2007. — 20 с.

9.         Штепа М. А. Оптимизация социально-управленческого механизма противодействия коррупции в Российском обществе: социокультурный аспект: автореф. дисс … канд. соц. наук. — Майкоп, 2013. — 23 с.

10.     Transparency International [Электронный ресурс]. — URL: http://www.transparency.org.ru/indeks-vospriiatiia-korruptcii/zastriali (дата обращения: 04.02.2014 г.)



[1] Речь идет о неудавшейся реформе в сфере закупок товаров, выполнения работ и услуг для государственных и муниципальных нужд (Федеральный закон Российской Федерации от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ) 

[2] Государственное автономное учреждение города Москвы «Московский центр образовательного права»

[3] Террористические акты, и регулярные пожары в образовательных организациях

[4] НМЦК – начальная (максимальная) цена контракта

[5] Пакет «все включено», предоставляемый МЦОП

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle