Библиографическое описание:

Головченко Н. Н., Кузнецова Е. А. Реконструкция женского костюма Большереченской культурно-исторической общности (по материалам погребения 22 могильника Ближние Елбаны VII) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, май 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 79-81.

С момента раскопок М. П. Грязнова на памятнике Ближние Елабны прошло уже более 60 лет. За это время было раскопано более 1500 погребений выделенной им большереченской культуры, прошли оживленные дискуссии, связанные с определением места этой общности в системе культур скифо-сакского мира, выделением в ее рамках региональных культурных вариантах. Однако реконструкции большереченского костюма представлены всего лишь в двух работах П. И. Шульги [7] и А. И. Соловьева [6].

Предлагаемая читателю публикация представляет собой попытку нового осмысления давно известных материалов, и посвящена реконструкции костюма женщины погребенной в одном из самых представительных некрополей большереченской культурно-исторической общности — Ближние Елбаны VII.

В своей работе «История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая речка» М. П. Грязнов дал обширную характеристику рассматриваемому погребению. В могиле 22, были обнаружены останки двух скелетов. Первый костяк, взрослой женщины. При нем найдены на месте черепа медная кованная серьга, на месте шеи или плеч трубочка пронизка, свернутая из медного листка. Второй костяк — женщины не старше 20 лет, и составляет предмет нашего исследования. При костяке найдены: в области живота две медные трубочки-пронизки и не большой осколок камня; в области плеч и спины три такие же пронизки и медная литая трехреберная пронизка. Вокруг шейных позвонков обнаружены части шейного или нагрудного украшения, лежащие в такой последовательности (начиная от загривка по направлению часовой стрелки): трубочка-пронизка, свернутая из медного листка, пронизка из бронзового наконечника стрелы с отломленным острием, сердоликовая цилиндрическая бусина, бронзовая литая бусина, белокаменная бляшка, шесть бронзовых нашивных бляшек с остатками шнурков, которыми они были прикреплены к какой-то основе (все шнурки различны по величине и способу плетения), вторая белокаменная бляшка, трубочка-пронизка, свернутая из медного листка, и подвеска из клыка хищника (см. рис. 1). Около медных предметов, окислы которых создали ядовитую среду для микроорганизмов, благодаря которым сохранились от разложения не только кости, но также волосы, шерстяные ткани и береста. Волосы заплетены в мелкие косички. Судя по толщине сохранившихся 8 косичек, можно полагать, что их было не менее двадцати. Ткань представлена мелкими обрывками толстого шерстяного рубчатого полотна — возможно, остатки ворота одежды [4, с. 59].

Рис.1. Инвентарь женского погребения 22, могильника Ближние Елабны VII [Грязнов 1956, табл. XIX].

Преступая к реконструкции описанного костюмного комплекса, мы решили для начала воссоздать его предполагаемую модель в виде макета из снега (экспериментальное исследование погребальной обрядности), и сравнить зафиксированный дрейф украшений на макете с описанием погребения М. П. Грязнова. В итоге мы пришли к выводу о том, что обнаруженные М. П. Грязновым находки вокруг шеи погребенной были нашиты на одежду и представляли собой, так называемое оплечие [1, 2 с. 193], а не бусы как это считалось раннее [4, с. 59] (см. рис. 2). Интересной особенностью оформления оплечья явилось использование в качестве украшения сломанного наконечника стрелы, что с одной стороны свидетельствует о высокой ценности металла, а с другой об индивидуальном подходе к оформлению собственной одежды скифской модницы. К тому же он мог использоваться в качестве оберега вместе с клыком.

Большие затруднения вызвала реконструкция поясной одежды и обуви в виду отсутствия предметного комплекса к ним относящегося. Поэтому реконструкция этих элементов одежды была осуществлена нами на основе широких аналогий в костюмных комплексах скифо-сакского мира [5, 8, 9, 10]. Средний социальный статус погребенной, судя по составу инвентаря, привел нас к предположению о том что скорее всего погребенная носила наплечную одежду и юбку сделанные из грубой ткани, которое подпоясывалось пояском на котором были продеты две трубочки-пронизки. А обувь, возможно, была без голенища.

Рис.2. Реконструкция женского костюма из погребения 22, могильника Ближние Елабны VII.

Уникальной находкой являются обнаруженные косички — прямое свидетельство бытовавшего типа прически. Вероятно, это прическа незамужней девушки, так как замужние женщины носили иные прически, от которых в материалах погребений остаются только заколки-шпильки [3].

Бесспорно, такая реконструкция костюма во многом гипотетична и субъективна, но тем не менее, она безусловно отражает некоторые культурные реалии скифское времени на территории Верхнего Приобья.

Литература:

1.         Бородовский, А. П. Экспериментальное исследование погребальной обрядности / А. П. Бородовский, И. Г. Глушков // Экспериментальная археология: известия лаборатории экспериментальной археологии Тобольского пединститута. — Тобольск: изд-во ТГПИ, 1991. — С. 15–23.

2.         Головченко Н. Н. Экспериментальное исследование погребальной обрядности населения скифского времени Верхнего Приобья / Н. Н. Головченко, Е. А. Кузнецова // Наука и образование: проблемы и перспективы: материалы XV Всероссийской научно-практической конференции аспирантов, студентов и учащихся (Бийск, 12–13 апреля 2013 г.). — Бийск: ФГБОУ ВПО «АГАО», 2013. — С. 193.

3.         Головченко Н. Н. Заколки населения скифского времени Верхнего Приобья по археологическим материалам (классификация и назначение) / Н. Н. Головченко // Полевые исследования в Верхнем Приобье, Прииртышье и на Алтае. 2011–2012 гг.: археология, этнография, устная история. Вып. 8: материалы VIII международ. науч.-практ. конф. Барнаул, 18–19 апр. 2013 г. — Барнаул: АлтГПА, 2013. — С. 14–18.

4.         Грязнов, М. П. История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая речка / М. П. Грязнов // МИА № 48. — М.-Л. — 1956. — 163 с., с ил.

5.         Полосьмак, Н. В. Костюм и текстиль пазырыкцев Алтая (IV — III вв. до н. э.) / Н. В. Полосьмак, Л. Л. Баркова. — Новосибирск: ИНФОЛИО, 2005. — 232 с.

6.         Соловьев, А. И. Оружие и доспехи. Сибирское вооружение от каменного века до средневековья / А. И. Соловьев. — Новосибирск: ИНФОЛИО-ПРЕСС, 2003. — 222 с.

7.         Шульга, П. И. Могильник скифского времени Локоть-4а: Монография / науч. ред. Ю. Ф. Кирюшин. — Барнаул: изд-во Алт. ун-та, 2003. — 204 с., ил.

8.         Яценко, С. А. Костюм Скифии в архаическое (7–6 вв. до н. э.) и «классическое» (5–4 вв. до н. э.) время: к вопросу об этнических изменениях / С. А. Яценко // Античная цивилизация и варварский мир. — Краснодар, 2000. — С. 24–31.

9.         Яценко С. А. Костюм ираноязычных народов древности и методы его историко-культурной реконструкции. Дис. … док. ист. наук. / С. А. Яценко — М., 2002. — 376 с.

10.     Яценко, С. А. Костюм древней Евразии: ираноязычные народы / С. А. Яценко; Рос. гос. гуманитарный ун-т. — М.: Вост. лит., 2006. — 664 с.: ил. — (Культура народов Востока: осн. в 1969 г.).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle