Библиографическое описание:

Никитин И. Н. Косово: к вопросу о правовой легитимности обретённого суверенитета [Текст] // История и археология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 21-24.

После того, как 17 февраля 2008 г. Косово объявило о выходе из состава Сербской республики и обретении независимости, у мировой общественности вновь появился повод разделиться на два противоборствующих лагеря. Первый отчаянно заявлял о неправомерности шага «самозванных» косовских властей, второй же в это время ликовал, пропуская мимо ушей все заявления обиженных сербов и их сторонников. С тех пор правоведы и политологи, чаще всего в зависимости от своей национальной принадлежности, занимают ту или иную полярную позицию касательно обретённого Косово суверенитета. В данной статье автор намерен не доказать правоту той или иной позиции, а показать неоднозначность поднимаемого вопроса и недопустимость категоричности.

В российской новейшей историографии вопрос о Косово трактуется однозначно в сторону Сербии, что неудивительно, поскольку Россия противится насаждению на Балканах прозападных порядков. Однако подобная позиция вызвана к жизни не только «политическим эго» России. Эта позиция имеет под собой очень весомые документальные основания. В 1-ю очередь, речь идёт о столпе поствоенного устройства мира – Уставе ООН. В п. 4, ст. 2 данного документа содержатся свидетельства нарушения принципа территориальной целостности Сербии:

«Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций» [11].

Развитие принцип территориальной целостности получил в принятой в 1970 г. Декларации о принципах международного права:

«Каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны» [1] В действиях государств «ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов» [1].

Если отойти от общих правовых норм в сторону документов, касающихся непосредственно косовского кризиса, то первыми в списке стоят резолюции ООН, коих в отношении Косово было принято 4 – 1160, 1199, 1203 и 1244. Каждая из них «обещает» Косово статус автономии и не более того. В частности, в преамбуле Резолюции ООН 1199 говорится:

«Подтверждая цели резолюции 1160 (1998), в которой Совет выразил поддержку мирному урегулированию проблемы Косово, которое предусматривало бы повышенный статус Косово, существенно большую степень автономии и реальное самоуправление, подтверждая также приверженность всех государств-членов суверенитету и территориальной целостности Союзной Республики Югославии» [6].

Подобные утверждения содержатся и в Резолюции ООН 1203 [7]. Но более всего противники Косовской независимости апеллируют к Резолюции ООН 1244. В преамбуле резолюции № 1244 Совет Безопасности ООН подтвердил «приверженность всех государств-членов суверенитету и территориальной целостности Союзной Республики Югославии и других государств региона, выраженную в хельсинкском Заключительном акте», а также «содержащийся в предыдущих резолюциях призыв относительно существенной автономии и реального самоуправления для Косово». Основополагающим принципом урегулирования косовского кризиса был объявлен «политический процесс, направленный на заключение временного политического рамочного соглашения, предусматривающего значительную степень самоуправления для Косово, с полным учетом соглашений, подготовленных в Рамбуйе, и принципов суверенитета и территориальной целостности Союзной Республики Югославии и других стран региона» [8]. В упомянутом в этом документе Соглашении Рамбуйе международное сообщество также заявляет о «приверженности суверенитету и территориальной целостности Союзной Республики Югославии» [9].

Провозглашение независимости Косово противоречит и Конституции Сербии 2006 г. Статья 8 данной Конституции утверждает:

«Территория Республики Сербия единая и неделимая. Границы Республики Сербия неприкосновенны и могут быть изменены согласно процедуре, применяемой для изменения Конституции» [4].

Как видно, противники косовского суверенитета обладают внушительным набором правовых актов, доказывающих их правоту. Чем же тогда обосновывают свои действия западные политики?

В первую очередь, из приведённых выше выдержек «Декларации о принципах международного права» можно заключить, что принцип территориальной целостности неприменим к государствам, не обеспечивающим равноправие проживающих в нём народов и не допускающим свободное самоопределение таких народов (по мнению ряда правоведов, принцип территориальной целостности вообще касается лишь внешнеполитической угрозы). Это стало одной из зацепок косовских властей и их западных патронов, заявивших, что равноправия в крае под управлением Сербии не было и не предвидится – данная мысль стала лейтмотивом доклада спецдокладчика ООН по Косово М. Ахтиссари [2]. Исходя из этого, совершенно логичным кажется обращение к другому международному праву – праву на самоопределение косоваров. Оно также было закреплено в Уставе ООН [11] и получило развитие в других международных документах. В ст. 1 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. была зафиксирована следующая норма:

«Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие… Все участвующие в настоящем Пакте государства… должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право» [5, с. 225-226].

Уже упоминавшаяся Декларация о принципах международного права развивает данные положения:

«В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закреплённого в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава»… Способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса» [1].

Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе — Хельсинкском Заключительном акте 1975 г., Итоговом документе Венской встречи 1986 г., документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 г. и других международно-правовых актах.

Не смутила проамерикански настроенных политиков и статья сербской Конституции, утверждавшая неприкосновенность границ Республики Сербии. Формальным предлогом стало то, что данное положение конституции принято в одностороннем порядке уже в разгар «политического процесса» определения статуса Косово, а потому является недействительным.

А что же резолюции ООН? Если внимательно изучить их текст, то и здесь обнаруживается лазейка, удачно использованная ратующими за косовскую свободу политиками. Неоднократно повторенный в тексте резолюции принцип соблюдения «суверенитета и территориальной целостности Союзной Республики Югославии» (а не Сербии, в состав которой по конституции всегда входил Косовский край) стал той зацепкой, за которую ухватились албанские сепаратисты после того, как в 2003 г. прекратила свое существование СРЮ, а в 2006 г. – ее преемник в лице «Государственного сообщества Сербия и Черногория». Как отметил П. Искендеров, подмена понятия, сознательно заложенная авторами резолюции №1244 ещё в 1999 г., и позволила Западу открыто игнорировать и резолюции ООН, и конституцию Сербии [3].

В конце концов, с мешающими резолюциями ООН можно поступить и так, как это сделал американский дипломат Р. Холбрук. В 2007 г. в статье, посвящённой косовской проблеме, он заявил:

«Россия ссылается на то, что без согласия вовлечённой стороны нельзя менять границы. Но Косово это уникальный случай!» [12, с.1].

Аналогичным образом, только уже на официальном уровне зазвучало мнение спецдокладчика ООН М. Ахтисаари:

«Единогласно приняв резолюцию 1244 (1999), Совет Безопасности в ответ на действия Милошевича в Косово лишил Сербию управляющей роли в Косово и поместил Косово под временное управление ООН, а также предусмотрел политический процесс, предназначенный для определения будущего Косово. Сочетание этих факторов обусловливает исключительность ситуации с Косово» [2].

Консультативное заключение Международного суда о соответствии Декларации независимости Косово международному праву в июне 2010 г. также стало предметом горячих дискуссий представителей 2 противоборствующих лагерей. Судьи сделали предметом своего заключения не собственно статус Косово, а лишь декларацию независимости, принятую косовской Ассамблеей 17 февраля 2008 года. Суд постановил, что «принятие декларации независимости 17 февраля 2008 года не нарушило основополагающее международное право, резолюцию Совета Безопасности ООН № 1244 от 1999 года или Конституционные рамки». В аргументационной части решения Международного суда ООН подчеркивалось, что резолюция Совета Безопасности ООН № 1244 «не запрещает» авторам декларации о независимости принимать подобные акты [3]. Это факт стал яркой иллюстрацией юридических проблем, связанных с отсутствием кодификации международно-правового признания.

На основании вышеизложенных материалов автор статьи считает первоочередной причиной противостояния вокруг независимости Косово не столько геополитические расчёты США/ЕС и России, сколько существующее в современном международном праве противоречие между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности, создавшее основание для такого противостояния, а также «белые пятна» в международной правовой системе.

Случай Косово активизировал научные изыскания в пограничной области между правом территориальной целостности и правом на самоопределение. Особое внимание заслуживает диссертация А. С. Строевой, которая продемонстрировала не только наличие юридических пробелов в данной области, но и заключила о неправомерности признания за Косово права суверенитета. Такое заключение было вполне успешно обосновано отсутствием всех необходимых критериев государственности и неоправданным игнорированием Резолюции ООН 1244 на основании прекращения существования «Государственного сообщества Сербии и Черногории», поскольку Косово являлось составной частью именно Сербии как части конфедерации [10, с.13-14].

Среди практических решений данного вопроса выделяется резолюция ПАСЕ №1832 от 4 октября 2011 г., согласно которой:

«Право этнических меньшинств на самоопределение (...) не предусматривает автоматического права на отделение (и) в первую очередь должно быть реализовано методом защиты прав меньшинств, как то означено в Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств и в резолюции Ассамблеи № 1334 (2003) о положительном опыте автономных регионов как стимула для разрешения конфликтов в Европе»[13].

Как видим, прецедент Косово заставил политологов и правоведов всего мира обратить внимание на недоработки в международных юридических актов. Именно эти недоработки позволили 17 февраля 2008 г. придать хотя бы туманную завесу легитимности самопровозглашению независимости Косово. Появление работ, посвящённых теории данного вопроса и практические решения наподобие Резолюции ПАСЕ позволяют надеяться, что Косово останется единственным «нелегальным мигрантом» в мир независимости.


Литература:

  1. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций: принята резолюцией 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 24 окт. 1970 г. // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/intlaw_principles.shtml. – Дата доступа: 22.09.2012.

  2. Доклад Специального посланника Генерального секретаря по определению будущего статуса Косово: от 26 марта 2007 г., S/2007/168 // Миссия ООН по делам временной администрации в Косово [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/2007/168. – Дата доступа: 22.09.2012.

  3. Искендеров, П. Балканы: кризис международно-правовой системы / П. Искендеров // Фонд исторической перспективы [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.perspektivy.info/book/balkany_krizis_mezhdunarodno-pravovoj_sistemy_ 2011-01-17.htm. – Дата доступа: 22.09.2012.

  4. Конституция Республики Сербия: принята всенар. голосованием 8 ноября 2006 г.: офиц. текст // Конституции государств (стран) мира [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/archives/369. – Дата доступа: 22.09.2012.

  5. Международный пакт о гражданских и политических правах: принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 дек. 1966 г. // United Nations Treaty Series. - Vol. 999. – P. 225-240.

  6. Резолюция ООН 1199: принята Советом Безопасности ООН 23 сент. 1998 г.: офиц. текст // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res1998/res1199.htm. – Дата доступа: 22.09.2012.

  7. Резолюция ООН 1203: принята Советом Безопасности ООН 24 окт. 1998 г.: офиц. текст // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res1998/res1203.htm. – Дата доступа: 22.09.2012.

  8. Резолюция ООН 1244: принята Советом Безопасности ООН 14 мая 1999 г.: офиц. текст // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res1999/res1244.htm. – Дата доступа: 22.09.2012.

  9. Соглашения Рамбуйе. Временное соглашение о мире и самоуправлении в Косово: международное соглашение от 23 февр. 1999 г., S/1999/648 // Миссия ООН по делам временной администрации в Косово [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/1999/648. – Дата доступа: 22.09.2012.

  10. Строева, А. С. Проблема международно-правового признания Косово: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.10 / А. С. Строева; Моск. гос. юрид. акад. – М., 2011. – 24 с.

  11. Устав Организации Объединённых Наций: подписан 26 июня 1945 г.: офиц. текст // Организация Объединённых Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/charter/chapter1.shtml. – Дата доступа: 22.09.2012.

  12. Holbrooke, R. Russia’s Test in Kosovo / R. Holbrooke // The Washington Post. – 2007. – March 13th. – p.1.

  13. National sovereignty and statehood in contemporary international law: the need for clarification: Resolution of PASE 1832 (2011) // Совет Европы [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://assembly.coe.int/Mainf.asp?link=/Documents/AdoptedText/ta11/ERES1832.htm. – Дата доступа: 22.09.2012.

Основные термины: территориальной целостности, Режим доступа, Дата доступа, территориальной целостности Союзной, Безопасности ООН, Электронный ресурс, целостности Союзной Республики, Резолюции ООН, принцип территориальной целостности, Советом Безопасности ООН, резолюции ООН, Уставе ООН, Союзной Республики Югославии», Резолюция ООН, Совета Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеи ООН, спецдокладчика ООН, принципах международного права, Миссия ООН, территориальной целостности Сербии

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle