Республика Косово в системе международных отношений: внутренние и внешние вызовы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №7 (193) февраль 2018 г.

Дата публикации: 17.02.2018

Статья просмотрена: 422 раза

Библиографическое описание:

Неклюдов Н. Я. Республика Косово в системе международных отношений: внутренние и внешние вызовы // Молодой ученый. — 2018. — №7. — С. 162-169. — URL https://moluch.ru/archive/193/48385/ (дата обращения: 21.04.2019).



Статья посвящена анализу внутриполитического и внешнеполитического аспектов развития Республики Косово после 2008 года. Анализируются такие аспекты как проблема признания Республики, отношение России к косовской проблеме, а также подводятся предварительные итоги миссии Европейского союза Евлекс. Каковы перспективы политического развития Косово, а также как должна выстраиваться внешнеполитическая стратегия России по отношению к Республики — этими вопросами задается автор в конце статьи.

Ключевые слова: Республика Косово, Югославия, НАТО, договор в Рамбуйе.

The following paper unveils the analysis of the Republic of Kosovo's politics after one's unilaterally declared independence in 2008. It studies such facets of the newborn statehood as the issue of one's recognition and Russia's policy towards Kosovo. It furthermore takes stock of the preliminary results of EULEX mission launched in early 2008. The primary questions that are asked by the author are as follows, what perspectives Kosovo's statehood keeps and most importantly how Russia should craft one's policy towards Kosovo's so-called 'qazi-state'?

Keywords: Kosovo, Yugoslavia, NATO, Rambouillet accords.

17 февраля 2008 года Республика Косово провозгласила независимость от Сербии. Будучи поддержанным США и большинством стран Европейского союза, данный политический шаг вызывает огромные споры в международном сообществе, разделившемся по вопросу признания Республики. На сегодняшний день перед Косово стоят вызовы как внутреннего, так и внешнего характера, говорящие о неполном суверенитете государства. Вызовы, с которыми столкнулась Республика носят как внутриполитический, так и внешнеполитический характер. Для анализа внешнеполитических «сдерживающих» факторов, автор проанализирует как вопрос, связанный с проблемой признания государства на международной арене, так и отношение России, политика которой является также серьезной преградой перед обретением суверенитета Республики. Для анализа внутриполитической ситуации, вначале автор проанализирует миссию Европейского союза Евлекс, начавшуюся в 2008 году и продолжающуюся до сих пор, её главные аспекты, а также сделает необходимые выводы по её результатам. Также будет проанализирована ситуация с северными областями Косово, до сих пор де факто не подконтрольные Приштине. В части, посвященной выводам, автор сделает обобщение общеполитической ситуации в Косово, а также предложит ряд выводов по дальнейшей стратегии внешней политики России в отношении республики.

Конструирование внешней политики Косово: ключ к независимости?

В связи с наличием «особых обстоятельств» в отношении Косова, многие исследователи международных отношений обращают внимание на попытки Республики, относящиеся еще к 1989–1991 годам, [15] выстраивать свою внешнюю политику. Имея сам факт наличия внешней политики, или, по крайней мере, попыток её сформировать можно говорить об одном из конституирующих элементов государственности. Так, исследователь внешней политики Косово Гезим Красники, ссылаясь на историка Кристофера Хилла, пишет [15]:

Внешняя политика есть сумма официальных внешних сношений, осуществляемых независимым актором (как правило, государством) на международной арене. Данное определение подразумевает, как минимум, две вещи: во-первых, только независимые акторы способны к ведению внешней политики, а во-вторых, независимые акторы, как правило, являются государствами. Остается лишь спорить, допускает ли поправка «как правило» полунезависимых, непризнанных акторов.

С точки зрения Красники [15] очевидно одно: начиная с осени 1989 года, когда косовские албанцы требовали от Милошевича превратить край Косово в полноценную республику СФРЮ можно говорить о начальных попытках элит сформировать независимые от Белграда институты государственности. Во-первых, с 1974 по 1989 года Секретариат по отношениям с внешним миром имел право заключать двусторонние экономические соглашения с иными государствами. Во-вторых, после первого провозглашения независимости в 1991 году Косово открывает представительский офис в Албании, единственной страной, признавшей независимость Косово на тот момент. В-третьих, политические лидеры Косово, Ибрахим Ругова и Буяр Букоши постоянно принимали участие в работе различных международных организаций, политических партий, НКО, мозговых центров, парламентских комитетов, а также групп по правам человека.

Еще один исследователь международных отношений, Тобиас Вилль рассматривает переговоры в Рамбуйе [23], где впервые удалось примирить две отличные друг от друга точки зрения, принадлежавшие Демократической лиги Косово и Армии освобождения Косово и утвердить единое международное представительство, возглавляемое Хашимом Тачи и Ибрагимом Ругова. Только при условии выработки общей стратегии на переговорах в Рамбуйе и последующего принятия предложения Международной Контактной группы Косово имела шанс на независимость. «В любом ином случае это бы оставалось внутриполитическим делом Югославии и Сербии. До 1999 в понимании международного сообщества субъекта под названием «Косово» не существовало». [23]

Переговоры в Рамбуйе, продолжая логику Красники, являются примером как внешнеполитическое представительство поспособствовало либо опосредованно как в случае периода 1991–1999, либо прямым образом, как в случае с 1999 годом, конституировать государственность Косово. В противном случае, «если вы откажетесь от соглашения, результатом будет война, которую вы проиграете, а также потеря международной поддержки», — говорила Мадлен Олбрайт представителям Косово в Рамбуйе. [1]

Деятельность внешнеполитических представительств Косово, таким образом, прямо повлияла на будущее Республики. Последующая цепочка событий исследована множеством авторов с различных точек зрения [11, 12,14,17] и перспектив. Но несмотря на провозглашение независимости в 2008, перед Республикой стоят, как уже было сказано выше, вызовы как внешнеполитического, так и внутриполитического характера. Следует начать рассмотрение современного этапа положения Косово на международной арене с внешнеполитических вызовов.

Внешнеполитические факторы

Проблема статуса и внешнеполитического сотрудничества Косово.

На сегодняшний день Республика Косово признана 112 странами-членами ООН, а также странами-членами Европейского союза, исключая Грецию, Испанию, Кипр, Румынию и Словакию [19]. Неполное признание Косово даже со стороны ЕС создаёт дополнительные трудности полицейской миссии ЕС «Евлекс», призванной комплементировать некоторые внутриполитические институты Республики.

Возвращаясь к историку Кристоферу Хиллу, [12] выявлявшему ряд признаков внешнеполитической субъектности, стоит отметить, что уже по первому из них, а именно признание со стороны международного сообщества, Косово не проходит «проверку на состоятельность». План Мартина Ахтисаари 2007 года, предусматривающий передачу полномочий ООН к ЕС и прописывающий, что «независимость — это единственный вариант, способный обеспечить политическую стабильность и экономическую жизнеспособность Косово» [27], тоже содержит внутреннее противоречие, так как основывается на резолюции 1244, признающей территориальную целостность Югославии/Сербии, что исключает независимость Косово. В свою очередь это порождает два сдерживающих момента для дальнейшего развития ситуации по статусу Республики: во-первых, миссия Европейского союза, основанная на резолюции 1244, призвана иметь «status neutrial approach», [16] то есть нейтральный к вопросу независимости Косово подход. Отсюда, Европейский союз не имеет легальных рычагов для продвижения статуса Косово в качестве независимого государства. Во-вторых, несмотря на фактическую передачу полномочий Европейскому союзу ООН сохранил свою миссию (МООНК) в Республике, что создаёт институциональную двойственность в вопросах репрезентации Республики на мировой арене. Именно МООНК, а не сама Республика Косово присутствует на заседаниях Совета Безопасности ООН, а также иных заседаниях международных организаций. Отсюда, Косово пока что не имеет легально прямого доступа на международной арену. Коллизионность данной резолюции остается на сегодняшний лень непреодолимым барьером к дальнейшей интеграции Республики в мировое сообщество в качестве самостоятельного субъекта.

Позиция России

Позиция России в отношении Косово остается и, очевидно, остается как признание республики неотъемлемой частью Сербии. В официальном заявлении России в 2008 году указывалось, что «фактически полностью отринуты все принципы ООН». Следует отметить, что многие исследователи указывают на использование Россией «косовского» прецедента в 2008, 2014 годах. Использование косовского прецедента — в интересах российской внешней политики, однако и первый и второй случаи «интерпретации косовского прецедента» российской стороной явились постфактум независимости Косово. Что же тогда явилось преградой перед признанием Республики в 1991 году, а также согласием на фактическое отделение её силами НАТО/ООН от Сербии в 1999–2008 годах?

Во-первых, конечно, следует отметить несогласие российской стороны с односторонними действиями НАТО в отношении Югославии в обход решений Совета Безопасности. Дискурс российской внешнеполитической стратегии был всегда насторожен в отношении так называемых «гуманитарных интервенций» США в отношении суверенных государств, кроме, пожалуй, «сбоя» в марте 2011 года, когда президент Д. Медведев не стал противиться решению Совета Безопасности в отношении воздушной операции в Ливии. Операция НАТО в Югославии стала серьезным испытанием для двусторонних отношений НАТО и РФ: Россия, квалифицировав действия НАТО как агрессию, попыталась организовать соответствующую дискуссию в Совете Безопасности, а также приостановила действие Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 года и работу миссий альянса в Москве; помимо политических шагов Россия приняла и военные: 26 марта 1999 года было принято решение о выдвижении стратегических ядерных сил в боевую готовность, а также в Адриатическое море были введены два боевых корабля. В государственной думе серьезно обсуждался вопрос присоединения СРФЮ к Союзному государству. Неприятие НАТО российской позиции по решению косовского вопроса серьезно пошатнуло веру России в успех дальнейшего развития российско-европейского диалога.

Во-вторых, очевидна и иная причина, а именно параллельная косовскому конфликту военная операция в непризнанной Республике Ичкерия. Подобно тому, как югославские вооруженные силы и политическая элита относилась к Армии освобождения Косова как террористической организации, а также занимала позиции неприятия какой-либо формы диалога с Косово по вопросу пересмотра территориального статуса, Россия имела схожие позиции по вопросу Республики Ичкерия. Официальная риторика России в отношении сепаратистских группировок, а также риторика Сербии в отношении АОК имеют схожие моменты касательно определения обеих как террористических организаций, осуждения массового насилия и правового нигилизма, а также отношения к проблемам Ичкерии и Косово как к внутреннему делу государств. Тобиас Вилль, описывая переговоры в Рамбуйе [23] приводит следующие приемы сербской стороны, направленной на непризнание Косово как самостоятельного субъекта:

Чтобы укрепить свою позицию делегация Сербии использовала стационарные каналы связи, (а не Федеративного уровня) для коммуникации с посредниками. Кроме того, югославская делегация включила в свой состав ряд лиц, которые, как утверждалось, являлись представителями различных общин, проживающих в Косово. Подобный многонациональный состав югославской делегации был призван подчеркнуть позицию Милошевича, что албанцы — лишь одна этническая группа из множеств, проживающих в Косово и её требования к независимости не имеют достаточной почвы.

Логике автора не противоречит и факт отношения мирового сообщества к обеим ситуациям. Например, как известно, Турция после 1999 года повысила уровень дипломатического и культурного присутствия в Косово, а также была одной из первых стран, признавших независимость Косово. Турция оказывает поддержку институциональному становлению Республики через консультативные группы. Между сторонами подписано большое количество двусторонних договоров. Схожая ситуация прослеживалась и в отношении Ичкерии: в Турции было открыто официальное представительство непризнанного государства, российская сторона не раз заявляла, что Турция оказывала помощь чеченским сепаратистам и не препятствовала выезду боевиков в Чечню. Турция обвиняла Россию в превышении фланговых ограничений ДОВСЕ во время второй фазы конфликта (1999–2000). Комментарии в отношении стран запада по поводу чеченской проблемы исчерпывающим образом отражены в работе А. Цыганкова. [22]

На сегодняшний день, как было уже сказано, отношение мирового сообщества в отношении Косова играет на руку России, умело использующей «косовский прецедент» для решения внешнеполитических задач: статус Абхазии и Южной Осетии в 2008 году был пересмотрен Россией в соответствии с «косовским прецедентом», а также территориальная целостность Украины в 2014 году во многом имела оттенки «косовской» проблемы: в этом отношении интересно исследование В. Ротару и М. Тронкоты [21], сравнивающих крымский и косовский дискурсы в официальной российской риторике.

Договор Косово с Сербией.

Сербия и Босния и Герцеговина остаются единственными пост-югославскими республиками, не признающие независимый статус Косово. В отношении Боснии и Герцеговины причиной подобной политической линии является фактор политической составляющей Республики Сербской, правительство которой поддерживает Белград. Сербия же полагает Косово как часть своей территории. В отношении Косово Белград предпринимал попытку оспорить статус Республики, подав официальное обращение в Международный Суд ООН. Также Белград имел и фактически до сих пор имеет огромное влияние над северной провинцией Косово[1]. Прорыв наметился в 2013 году, когда, 19 апреля, было подписано соглашение между Косово и Сербией, по которому неподконтрольные и финансируемые Белградом институты судебной власти и обеспечения правопорядка переходят под юрисдикцию Приштины. Стоит отметить, что в отношении дальнейшей евроинтеграции для обеих сторон апрельское соглашение стало ключевым: как известно, в диалоге ЕС-Сербия ключевой проблемой является вопрос нормализации отношений с Косово, отчего лишь с декабря 2013 Совет Европейского союза дал «зеленый свет» началу переговоров о вступлении Сербии в ЕС. Для Косово апрельское соглашение, а также соглашения о стабилизации отношений, подписанные в августе 2015 года, позволили Республике подписать с ЕС Соглашение об Ассоциации и Стабилизации. Тем не менее, данные соглашения не снимают внутриполитических вызовов для Косово, которые являются также факторами ограничения суверенитета.

Внутренние вызовы.

Миссия Евлекс.

Как уже было отмечено выше, основной целью миссией Косово являлось стабилизация внутриполитической ситуации через комплементирование институтов правопорядка и органов таможенного контроля [28]. Миссия также была призвана реализовать план спецпосланника ООН по Косово Марти Ахтисаари, который включал в себя многоступенчатую «дорожную карту», по сути, создания государственности, как тогда предполагалось самим автором, в будущем получившей бы независимость Косово. На сайте миссии перечисляются следующие задачи: оказать необходимую поддержку в евроинтеграции Косово путем создания демократического и мульти-национального региона с главенствующим принципом верховенства закона и нерушимости границ. Также провозглашалась цель в содействии судебным властям, правоохранительным органам на пути к становлению стабильной государственности. Миссия также была обязана помочь в развитии институтов в соответствие с мульти-этническим составом государства и их соответствия международным и европейским стандартам. Контроль и управление важнейшими институтами Республики относились к задачам первой необходимости Евлекс. [2, 5, 16]

Часть авторов полагает, что план не был реализован, кто-то считает план частично реализованным. Например, исследователи Малежич, [16] Виттковски [24] говорили, что миссии удалось реализовать такие пункты плана, как гарантия прав национальных меньшинств, реализуемой под надзором международного гражданского представителя ЕС (статьи 146–147 Конституции Косово).

Заявленный бюджет мисси ЕС составил с начала операции по окончание её первого этапа (2012 год) 580 миллионов евро. Персонал Евлекс на местах не превысил 3000 человек. [16, 24]

В своем докладе, Виттковски предлагает, что миссия ЕС разу же приобрела репутацию слишком громоздкой и слишком неэффективной и, что не мало важно, дорогостоящей. Также особой проблемой миссии ЕС стала пресловутая резолюция 1244, запрещающая как сам факт независимости Косово, так и запрещающая работу в пользу репликации институтов государственной власти в Косово. Вопрос, следовало ли Европейскому союзу идти вразрез решению ООН, являлся одним из самых серьезных при выработке повестки дня миссии Евлекс.

Серьезным испытанием стал чрезвычайно высокий уровень организованной преступности, источником которого главным образом послужил север Косово, неподконтрольный ни Приштине, ни Европейскому союзу [4, 13]. В выводах Виттковски также обращает внимание на отсутствие адекватной последовательности и четкого плана миссии, ошибки в управлении и споры вокруг полномочий ЕС в функционировании институтов Косово. [23] Следует напомнить, что, начиная с 1990 года, С. Милошевич ввел режим чрезвычайного положения Косово, что означало блокировку работы административных органов автономии. Полномочия органов автономии в Воеводине тоже прекращали работу. Европейцы, придя с расширенными полномочиями в регион в 2008 году, столкнулись с проблемой атрофии институционального функционирования в Республике, что потребовало по сути создания органов власти «с нуля».

Это влекло ожидаемые последствия. Судебная система продолжала терпеть случаи прямого вмешательства государства, практически отсутствовала прозрачность работы органов. Большая часть результатов работы Евлекс омрачена высокой степенью политической апатии, отсутствием серьезного финансового обеспечения, а также бездействием гражданского общества. [16]

Многие исследователи также ссылаются на отсутствие какой-либо адекватной отдачи работы Еврокомиссии и ЕСВД. [16] Ни первый, ни второй орган не проявили стремления к диалогу, а также не использовали принцип кондициональности для дополнительного стимулирования работы органов Косово.

Несмотря на то, что миссия призвана к, по сути, формированию институтов Республики, некоторая часть ответственности и отдачи должна исходить от местных властей, чего не было продемонстрировано в полной мере. Здесь «особые обстоятельства» предшествующие 9 годам международного надзора миссии КФОР (НАТО) и МООНК в Косово сформировали обратный процесс государственного строительства: местные органы сняли с себя какие-либо обязательства, находясь под постоянной поддержкой международного сообщества. Беблер сообщает, что благодаря усилиям международного сообщества ВВП на душу населения Косово увеличился в 6 раз, а ежегодные «вливания» в миссию ЕС в Республике составляет 2 миллиарда евро. [18] Галлучи [9, 10] предупреждал накануне окончания миссии в 2012 году, что уход Европейского союза создаст определенный вакуум в экономической сфере, который полу-самостоятельные органы не будут способны восполнить. Это обеспечит дальнейшее бессилие косовар в формировании самодостаточной государственности. Более того, замечает исследователь, ввиду отсутствия какого-либо влияния Европейского союза на статус Республики, Косово не будет способно в одиночку решать социально-экономические проблемы, вызванные безработицей, отсутствием инфраструктуры в сфере энергетики, прозрачность органов государственного управления.

Малежич [16] ссылаясь на доклад Косовского центра исследований в области безопасности, упоминает еще одну проблему в плоскости социального восприятия косовар задач Европейского союза: ожидания от миссии ЕС чрезвычайно завышены и не соответствуют реалиям миссии. «Эксперты всерьез полагают, что Европейский союз возьмет на себя роль борца с коррупцией и организованной преступностью, как-бы забывая о самих косоварах и их роли в управлении страной». [16]

По официальным заявлениям ЕСВД, мандат Евлекс должен прекратить свою работу после удостоверения, что все члены общества удовлетворены уровнем прогресса развития принципа верховенства закона и стабильной внутриполитической обстановкой в регионе. Парламент Косово ратифицировал договор, продлевающий мандат с 2012 года по июнь 2014. На сегодняшний день мандат продлен до 14 июня 2018 года, а персонал Евлекс сокращен с 3000 до 800 человек [16]. Насколько серьезны, а главное отличны будут результаты миссии от достигнутого уровня в 2014? По мнению Байрами, [2] Евлекс должен быть продлен еще на десять лет, чтобы реализовать главную задачу: содействие становлению государственности Косово. Результаты Евлекс сегодня оцениваются международными экспертами скупо: коррупция практически не побеждена, контроль над границами половинчат, а где-то, как например в северных провинциях, он отсутствует как таковой, прогресс реформы полиции тоже оставляет желать лучше, хотя профессиональный рост правоохранительных органов отмечается в ряде работ. [7,18] Серьезным испытанием для Косово, хотя юридически и разрешенным, является решение проблемы северных провинций, а главное, их постепенное интегрирование в и так слабые институциональные структуры. [16]

Север Косово.

Как уже было отмечено, до соглашений апреля 2013 года север Республики фактически не подчинялся властям Приштины. Населенный и финансируемый преимущественно сербами район не находился под контролем миссии Евлекс, был печально известен зашкаливающим уровнем организованной преступности, наркотрафиком, рэкетом, торговлю органами. После 2013 года Белград согласился передать северные провинции под юрисдикцию Приштины, что тем не менее не облегчило процесс интеграции областей в Косово.

Существующие многочисленные исследования региона, [4, 14] как правило ставят под сомнение будущее реинтеграции северных провинций в Косово. Среди факторов, препятствующих данному исходу, называются: во-первых, принципиальное непризанание Косова населяющими северные провинции сербами. Это то, чему сербы научены в школе, что они слушают и видят в средствах массовой информации, это также и то, что говорит сербам официальный Белград: «В соответствие с нашей Конституцией, Косово и Метохия являются неотъемлемой частью Сербии». [4] Во-вторых, сербы попросту боятся жить под юрисдикцией Косово, опасаясь расправ и мщения со стороны албанского населения, подвергаемых гонениям и репрессиям в период правления Милошевича. В-третьих, сербы не доверяют стремлениям органов Косово обеспечить их права как национальных меньшинств. Как заметил один из интервьюированных сербов в социальном исследовании Женин Кларк, проводимой на севере Косово: «История научила нас не доверять албанцам». [4] Межнациональные противоречия являются серьезным препятствием на пути реинтеграции региона в состав Республики.

Исследователями предлагаются различные варианты [19, 26] дальнейшей политики в отношении севера Косова: от отделения и присоединения к Сербии, до статуса автономии в составе Республики. Однако, существуют серьезные противоречия, связанные, во-первых, с реакцией Косово на отделение северных провинций, во-вторых, с обеспечением прав национальных меньшинств в (албанцы, например) в потенциально независимом регионе, в-третьих, в «прецеденте» сецессии остальных частей и даже регионов нестабильного Балканского полуострова, в-четвертых, отсутствие серьезных юридических оснований для сецессии. Ввиду серьезных противоречий и сложностей наиболее «мягким» сценарием остается обретение автономного статуса для северных провинций.

Выводы.

Подводя итог исследованию, следует еще раз отметить ключевые положения работы: во-первых, Республика Косово еще до формального провозглашения независимости проявляла попытки конституировать свою государственность через формирование как органов внешнего сношения и открытия представительств, так и содействию переговорного процесса в Рамбуйе. Во-вторых, на пути независимости Косово на сегодняшний день стоят серьезные испытания в виде резолюции 1244 и наличия МООНК, выполняющей роль представителя Косово в международных организациях. В-третьих, позиция России и занимаемое ей место в Совете Безопасности не позволит реализовать процесс признания государства в полном объеме. Помимо внешних ограничителей суверенитета Косово, существуют и внутренние вызовы, говорящие о неполном суверенитете Республики: во-первых, половинчатость формирования органов государственного управления, их неэффективность и слабость, особенно в случае полноценного ухода Европейского союза, во-вторых незавершенность процесса интегрирования северных провинций, и неопределенность элит в отношении диалога с провинциями.

Ввиду сложившейся ситуации для Росси ключевой задачей является дальнейшее непризнание Косово в связи с таким чувствительным вопросом для государства как сепаратизм и опыт борьбы с ним на современном этапе. Россия серьезно рискует в случае поддержки независимости Республики: а) от сложности имплементации «косовского прецедента» в Закавказье в отношении Абхазии и Северной Осетии, признания паспортов ДНР/ЛНР до крымского вопроса б) в случае признания Косово серьезным вызовов станет вопрос оценок действий России на Северном Кавказе и борьбой с сепаратизмом и терроризмом в 90е годы, а также трудности в оправдании увеличения фланговых лимитов ДОВСЕ, несмотря на фактический выход из договоренностей в 2011 году.

Помимо Совета Безопасности и двусторонней повестки дня в Российско-Сербских отношениях серьезный вклад в развитие внешнеполитической стратегии в отношении к Косово может стать мягкая сила: достаточно лишь оценок в СМИ ситуации на севере Республики и миссии ЕС как провал европейских усилий по поддержанию квазигосударсва, а также развития российско-сербских отношений, в том числе и на севере Косово как по линии глав государств, так и по линии НКО и различных инициативных групп: например, Балканский клуб, Клуб «Русско-Сербский диалог» и т. д.

Литература:

  1. Albright M. Madam Secretary / M.Albright // New York: Harper Collins.-2013.- P 94
  2. Bajrami S. The Rule of Law in Kosovo: Mission Impossible? /S. Bajrami// Balkan Insight.-Access mode: http://www.balkaninsight.com/en/article/the-rule-of-l.. (date of access: 29.12.17)
  3. Bebler A. The Kosovo Case / A. Bebler // ‘Frozen Conflicts’ in Europe: Searching for Pragmatic Solutions and Promoting Reconciliation (Ljubljana: EASS and FES).-P 7–9
  4. Clark J. N. Kosovo's Gordian knot: the contested north and the search for a solution / J. N. Clark //Nationalities Papers: The Journal of Nationalism and Ethnicity.-2014.-№ 3.-P 526–547
  5. Dijkstra H. Rule of Law Mission in Kosovo. In: Policy-Making in EU Security and Defense. European Administrative Governance Series / H. Djikstra // Palgrave Macmillan, London.- Access mode: https://link.springer.com/chapter/10.1057/97811373578.. (date of access: 29.12.17)
  6. Doli D. The post-independence civil service in Kosovo: A message of politicization / D. Doli, F. Korenica, A. Rogova // International Review of Administrative Sciences.-2012.-№ 78.-P 665–691.
  7. Eckhard S. The EU’s Contribution to Police Reform in Kosovo. In: International Assistance to Police Reform./S. Eckhard // Palgrave Macmillan, London.- Access mode: https://link.springer.com/chapter/10.1057/978–1-137–5.. (date of access: 29.12.17)
  8. Ferati V. Critical Discourse Analysis (De-)Constructing EULEX Discourse / V. Ferati // Prishtinë: Kosovar Center for Security Studies.-2012.-Access mode: http://www.qkss.org/en/Occasional-Papers/Critical-Discourse-Analysis-De-Constructing-EULEX-discourse-58 (date of access: 29.12.17)
  9. Gallucci G. M. Kosovo — If EULEX Leaves, Then What? / Gallucci. G.M // Trans Conflict.-2012.-Access mode: http://www.transconflict.com/2012/01/kosovo-if-eulex-.. (date of access: 29.12.17)
  10. Gallucci G. M. Kosovo — Now and in the Future /G. M. Gallucci // ‘Frozen Conflicts’ in Europe: Searching for Pragmatic Solutions and Promoting Reconciliation (Ljubljana: EASS and FES).-Access mode: http://www.transconflict.com/2012/04/kosovo-now-and-i..(date of access: 29.12.17)
  11. Henkin L. Kosovo and the Law of ‘Humanitarian Intervention.’ / L. Henkin // The American Journal of International Law, vol. 93, no. 4, 1999, pp. 824–828.
  12. Hill C. R. Outpost: Life on the Frontlines of American Diplomacy, A Memoir. / C. R. Hill // New York: Simon & Schuster.-2014. P 67
  13. Joschka J. P. EULEX and the fight against organised crime in Kosovo: what’s the record? / J. P. Joschka // Trends in Organized Crime.-2017. Access mode: https://link.springer.com/article/10.1007/s12117–017-.. (date of access: 29.12.17)
  14. Judah T. Kosovo: What Everyone Needs to Know / T. Judah // Oxford: Oxford University Press.-2008.-P 171
  15. Krasniqi G. Foreign Policy as a Constitutive Element of Statehood and Statehood Prerogative: The Case of Kosovo. In: Keil S., Stahl B. (eds) The Foreign Policies of Post-Yugoslav States. / G. Krasniqi// New Perspectives on South-East Europe. Palgrave Macmillan, London.-2014.-P 198–2016
  16. Malešič M. EULEX Kosovo: A Test of the EU’s Civilian Crisis Management. In: Galantino M. G., Freire M. R. (eds) Managing Crises, Making Peace. Rethinking Peace and Conflict Studies. / M. Malešič // Palgrave Macmillan, London.- Access mode: https://link.springer.com/chapter/10.1057/97811374422.. (date of access: 29.12.17)
  17. Malcolm N. Kosovo: A Short History / N. Malcolm // London: Macmillan.-1998.- P 492
  18. Martini M. Kosovo: Overview of political corruption / M. Martini // Berlin: Transparency International. — 2014.
  19. Mulchinock N. Kosovo — NATO’s War (1998–99). In: NATO and the Western Balkans / N.Mulchinock// Palgrave Macmillan, London.-2017.-P 95–134
  20. Perritt, Jr., H. The Road to Independence for Kosovo: A Chronicle of the Ahtisaari Plan / H. J. Perrit // Cambridge: Cambridge University Press.-2009.-P 24–27
  21. Rotaru V. Continuity and change in instrumentalizing ‘The Precedent’. How Russia uses Kosovo to legitimize the annexation of Crimea / V. Rotaru, M. Troncota // Southeast European and Black Sea Studies.-2017.-№ 3.-P 325–345
  22. Tsygankov A. P. Russophobia. Anti-Russian Lobby and American Foreign Policy. / A. P. Tsygankov // London: Palgrave.-Access mode: https://link.springer.com/book/10.1057/9780230620957 (date of access: 29.12.17)
  23. Wille T. Representation and agency in diplomacy: how Kosovo came to agree to the Rambouillet accords / T. Wille// International Relations.-2017.-Access mode: https://link.springer.com/article/10.1057/s41268–017-.. (date of access: 29.12.17)
  24. Wittkovsky A. Test Case Kosovo: A Preliminary Stocktaking of European Conflict Management / A. Wittkovsky, H. Kasch // Policy Briefing.-2012.-Access mode: https://reliefweb.int/report/serbia/test-case-kosovo-preliminary-stocktaking-european-conflict-management (date of access: 29.12.17)
  25. Гришаева Л. Е. Косово: кризис миротворчества ООН (1999–2008 гг.) // Новый исторический вестник. 2008. № 17. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kosovo-krizis-mirotv.. (дата обращения: 29.12.2017).
  26. Миссия Евлекс // European Union: External Action. URL: http://www.eulex-kosovo.eu/?page=2,44 (дата обращения: 14.02.2018).
  27. План Мартина Ахтисаари по Косово // Война и Мир. URL: http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/14084/ (дата обращения: 14.02.2018).
  28. Сидди Марко Абхазия, Косово и право на отделение // Центральная Азия и Кавказ. 2011. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/abhaziya-kosovo-i-pr.. (дата обращения: 29.12.2017).

[1] Действительно, колоссальной проблемой для Косово, а также находящейся там миссии Евлекс является проблема неподконтрольных северных провинций, о которых речь пойдет ниже

Основные термины (генерируются автоматически): Косово, Европейский союз, Сербия, Белград, независимость Косово, турция, Республика Косово, россия, внешняя политика, отношение.


Похожие статьи

Миссия ООН в Косово | Статья в сборнике международной...

По факту Север Косово и Метохии добровольно подчиняется законам Республики Сербия, и не может быть и речи о защите международным сообществом.

Возбужденно 326 уголовных дел в отношении албанцев которые повторно заселились в дома Косовско-Метохских сербов после...

Косово: к вопросу о правовой легитимности обретённого...

Провозглашение независимости Косово противоречит и Конституции Сербии 2006 г. Статья 8 данной Конституции утверждает: «Территория Республики Сербия единая и неделимая.

О двойных стандартах в политике развитых стран...

В Косово произошло нарушение последнего принципа: албанские структуры не

В отношении признания независимости Южной Осетии и Абхазии, следует отметить тот факт, что

В ходе указанного кризиса Россия и Европейский Союз впервые получили возможность разрешить...

Совершенствование концептуальных подходов к формированию...

Азербайджанские миротворцы принимают участие в миротворческих операциях, проводимых под руководством НАТО в сербском районе Косово и Афганистане, в

3. Цит. по: Гасанов А.Современные международные отношения и внешняя политика Азербайджана / А.Гасанов.

Источники международных конфликтов современности

Это и Сербия, и Косово, и Болгария, и Греция.

Россия, использую свое православное влияние поддерживает отношения с Грецией, Болгарией и Сербией.

Трансформация политики европейской безопасности и обороны с момента окончания Второй мировой войны...

Россия и европейские международные организации: проблемы...

независимости Косово и ее признание большинством стран Европы и т. д., которые не нашли соответствующей критической оценки в резолюциях ПАСЕ.

Экспорт из России в Европейский союз — [Электронный ресурс].

Правомерность санкций США в отношении проекта «Северный...»

В данном документе указываются и другие цели проведение санкционной политики в отношении России

Данный референдум был правомерен, так как Международным судом ООН, а также многими странами была признана независимость Косова [1] также в...

К вопросу о политических дискурсах России, США, ЕС...

Рост экономических возможностей России повлиял и на изменение политического дискурса не только по проблеме Косово, но и в отношении

Сошлемся на мнение одного из ведущих отечественных политологов С. Кортунова, который констатирует: "Внешняя политика России...

Похожие статьи

Миссия ООН в Косово | Статья в сборнике международной...

По факту Север Косово и Метохии добровольно подчиняется законам Республики Сербия, и не может быть и речи о защите международным сообществом.

Возбужденно 326 уголовных дел в отношении албанцев которые повторно заселились в дома Косовско-Метохских сербов после...

Косово: к вопросу о правовой легитимности обретённого...

Провозглашение независимости Косово противоречит и Конституции Сербии 2006 г. Статья 8 данной Конституции утверждает: «Территория Республики Сербия единая и неделимая.

О двойных стандартах в политике развитых стран...

В Косово произошло нарушение последнего принципа: албанские структуры не

В отношении признания независимости Южной Осетии и Абхазии, следует отметить тот факт, что

В ходе указанного кризиса Россия и Европейский Союз впервые получили возможность разрешить...

Совершенствование концептуальных подходов к формированию...

Азербайджанские миротворцы принимают участие в миротворческих операциях, проводимых под руководством НАТО в сербском районе Косово и Афганистане, в

3. Цит. по: Гасанов А.Современные международные отношения и внешняя политика Азербайджана / А.Гасанов.

Источники международных конфликтов современности

Это и Сербия, и Косово, и Болгария, и Греция.

Россия, использую свое православное влияние поддерживает отношения с Грецией, Болгарией и Сербией.

Трансформация политики европейской безопасности и обороны с момента окончания Второй мировой войны...

Россия и европейские международные организации: проблемы...

независимости Косово и ее признание большинством стран Европы и т. д., которые не нашли соответствующей критической оценки в резолюциях ПАСЕ.

Экспорт из России в Европейский союз — [Электронный ресурс].

Правомерность санкций США в отношении проекта «Северный...»

В данном документе указываются и другие цели проведение санкционной политики в отношении России

Данный референдум был правомерен, так как Международным судом ООН, а также многими странами была признана независимость Косова [1] также в...

К вопросу о политических дискурсах России, США, ЕС...

Рост экономических возможностей России повлиял и на изменение политического дискурса не только по проблеме Косово, но и в отношении

Сошлемся на мнение одного из ведущих отечественных политологов С. Кортунова, который констатирует: "Внешняя политика России...

Задать вопрос