Автор: Рискулова Флюза Фиратовна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «Исторические исследования» (Уфа, июнь 2012)

Библиографическое описание:

Рискулова Ф. Ф. Социальная защита беспризорных и безнадзорных детей в 1945-1946 гг. (на материалах БАССР) [Текст] // Исторические исследования: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012. — С. 55-58.

В данной статье автором рассматриваются решение социальных проблем детей, оставшихся без родителей, в первые послевоенные годы в Башкирской АССР.

Ключевые слова: БАССР, детские дома, опека, усыновление, патронат, ГорОНО, медосмотр, Наркомздрав, бюро обкома, попечительские советы, комсомольские организации.


В результате голода, разрухи и других тяжелых последствий второй мировой войны резко возросло количество беспризорных детей. Сиротство, беспризорность, правонарушения среди детей и подростков – острейшие социальные проблемы того времени, которые требовали своего решения. В связи с массовым характером беспризорности в стране охрана детства стала общегосударственной задачей.

Была законодательно оформлена государственная система социально-правовой защиты несовершеннолетних, создана система взаимосвязанных органов и учреждений, способных вести одновременно и борьбу с беспризорностью и безнадзорностью и осуществлять их профилактику.

Органы Советской власти на местах направляли большие усилия на борьбу с детской беспризорностью. Предусматривались различные условия передачи детей в приемные семьи – опека или попечительство, патронат или усыновление [1,с.130]. Во всех попечительских документах, регулирующих устройство детей, оставшихся без попечения родителей, признавались преимущества семейного воспитания. Традиция воспитания приемных детей в семье не умерла с внедрением государственной системы помощи сиротам. Немаловажным был и материальный фактор. Устройство ребенка в приемную семью значительно снижало или полностью освобождало государство от расходов на него [2,с.131].

Опекунами, как правило, становились родственники ребенка, которыми двигали преимущественно родственные чувства, а не материальный расчет. Пособие опекунам обычно не выплачивалось. Предполагалось, что средства на содержание ребенка давала пенсия или страховка после смерти родителей, личный заработок или стипендия, если подросток работал или учился [3,с.9].

На территории Башкирской АССР, в 1946 году на воспитании в семьях трудящихся находилось 4558 детей сирот, в том числе: на патронате – 2106 человек, усыновлено – 639, на опеке – 1839 детей. Контролем и обеспечением лучших условий жизни детей, находящихся на воспитании в семьях трудящихся, занимались 526 общественных инспектора. На каждого ребенка было заведено личное дело и соблюдены многие другие правила передачи детей на усыновление, опеку и патронат [4,с.80]. Обследование материальных условий жизни проводилось ежеквартально. Помимо денежных пособий, районными отделами народного образования оказывалась помощь одеждой и обувью. Например, по Стерлитамакскому ГорОНО выдано 11 пар валенок, 21 пара ботинок, 30 штук костюмов и другие вещи. Белебеевский ГорОНО выделил в помощь детям – сиротам 10 пар платьев, 7 пар нательного белья, 4 пары калош, 45 метров хлопчатки , 8 метров шерсти. Кроме того, патронированным детям выдавали учебники, тетради, карандаши, ручки, перья [5,с.81].

Необходимо отметить, что допускались перебои в отношении своевременного финансирования патронатов в Ишимбайском, Белебеевском, Чекмагушевском районах. Не единичны случаи нарушений в работе инспекторов, например, нет договора с приемными родителями, на патронате состоят дети, достигшие 14 лет и старше, или когда ребенок усыновлен, а выдается пособие за патронат [6,с.36].

В Башкирской АССР государственными учреждениями, которые были призваны сохранить жизнь и здоровье детей сирот в первые послевоенные годы являлись детские дома. Если до войны дети, как правило, имели отца и мать, и только потом, в результате террора, голода и болезней, оказывались сиротами, то после войны дети заведомо рождались сиротами. Кроме того, были и другие причины, порождающее сиротство. К ним можно отнести, прежде всего, голод, охвативший в 1946 году ряд регионов страны. От голода бежали целыми семьями, но, попав в безвыходное положение, родители сами вынуждены были нередко бросать детей, тем самым, давая им, шанс на спасение [7,с.71]. Матери-одиночки с 1944 года были лишены права требовать алименты с мужчин, являющихся отцами их детей, но могли получать пособие от государства. Однако пособие это незначительно и одинокие матери содержать и нормально воспитывать детей, как правило, не могли. Они объективно были принуждены сдавать детей в детские дома. Таковы причины послевоенных источников пополнения детских домов, наряду с осиротевшими и потерявшими семью детьми, принудительно отобранными от родителей [8,с.53].

В детских домах воспитывались преимущественно дети – круглые сироты. Из 393000 воспитанников детских домов РСФСР, в 1946 году было около 120000 детей, имеющих одного из родителей (большей частью мать), и только около 20 000 детей, имеющих обоих родителей. Из детей круглых сирот и полусирот около 80% потеряли родителей на фронтах Великой Отечественной войны [9,с.10]. В Башкирской АССР на 1 января 1945 года функцианировали 130 детских домов, в том числе школьных 101, с контингентом 11769 воспитанников, дошкольных 25 с количеством 2209 детей, и смешанных 4 с контингентом 458 человек. В 1946 году 127 детских домов и 13775 воспитанников [10,с.59].

К окончанию войны многие детские дома находились в исключительно тяжелом состоянии, 127 детских домов не имели бань, 90 не имели вошебоек, 92 прачечных, 35 изоляторов для больных детей.

Например, в справке указывалось, что в Кольтовском детском доме Иглинского района дети спят по 2 человека на койке, дети грязные, многие болеют часоткой, зашивлены, мальчики и девочки не разделены, столовой нет, обедают на койках. Никакой воспитательной работы не ведется. Такие условия жизни приводили к побегам – за последние месяцы 1945 года 15 побегов. Такое же положение в детских домах Макаровского и Уфимского района. Санитарное состояние находится на низком уровне [11,с.67].

В некоторых районах не учли, что здания пришли в ветхость, так как в годы войны капитальный ремонт не производился, дети оставались в помещениях мало пригодных для жилья. Описывалось, что в Буздякском, Аургазинском. Дуванском, Альшеевском районах печи не отремонтированы, подвезенных дров нет, окна двойных рам не имеют, в помещениях постоянный холод. Дети спят одевшись. Ремонт производился некачественно, окна не застеклены, а забиты листами от фанеры, в комнаты дует ветер, двери не утеплены. Помещения содержатся в антисанитарном состоянии. Имелись случаи завшивленности, в деревянных койках клопы [12,с.30]. В Стерлитамакском районе здание размещено в совершенно неприспособленном помещении, которое пришло в ветхость и угрожает обвалом. В Благовещенском районе пришлось вывести детей, поскольку в марте месяце в одной из комнат обвалился потолок [13,с.91].

В Альшеевском районе дети были размещены только в двух комнатах. Эти комнаты служили спальней, комнатой для подготовки уроков и для игры дошкольников. Эти же комнаты служили и изоляторами, так как изолятора не было, а в детском доме много больных трахомой и больные дети находились вместе со здоровыми. Спали по 2 и даже по 3 человека на одной кровати [13,с.67].

Вот строки из других документов. В Тугаевском детском доме Буздякского района кухня не изолирована от спальни, для детей имеются только сплошные нары, на нарах они спят, после сна вся постель складывается в один угол, и на этих голых нарах дети играют и обедают. Все старшие дети спят по 2 человека на одной кровати, так как на 100 человек имеется только 31 кровать, а если их было больше, то их некуда было ставить. В Миякибашевском детском доме дети спят в маленьких детских кроватях, поэтому ножки у детей всегда согнуты. Дети спят по 4 человека. Кроме того, нет подсобных помещений. Весь урожай: картофель, пшеницу, капусту директор разместил по амбарам колхозников. Нет кастелянской комнаты, поэтому воспитатели постельное белье хранят дома. К сожалению, наблюдались и факты злоупотребления работников детских домов. В условиях послевоенного времени детские дома должны были рассчитывать не только на средства местных бюджетов и на помощь шефов, но и на свои собственные силы (работа в подсобных хозяйствах, мастерских и т.д.) [14,с.69].

В источниках отмечаются, в первую очередь, материальные трудности, сложные условия проживания, которые создавали проблемы со здоровьем и воспитанием детей-сирот. Необходимо было в короткие сроки улучшить работу по устройству детей и подростков, оставшихся без родителей. Многие промышленные организации БАССР не имели возможности оказать помощь, поскольку им для осуществления заказов (кровати, посуда и т.д.) необходимо было менять производственное оборудование.

Несмотря на мероприятия, проводимые Наркомздравом БАССР, санитарное состояние большого ряда детских домов оставалось тяжелым: не была изжита скученность, во многих детдомах отсутствовали бани, санитарные и подсобные помещения, было недостаточно белья и верхней одежды. Все это создавало угрозу роста инфекционных заболеваний [15,с.51].

Учитывая наличие большого количества больных детей, 127 детских домов к концу 1945 года были укомплектованы средними медицинскими работниками и 44 врачами.

Медицинским осмотром 91 детского дома было выявлено больных открытой формой туберкулеза 48, костным туберкулезом 36, трахомой 94, кожно-грибковыми заболеваниями 91. Из них были госпитализированы в лечебные детские учреждения с открытым туберкулезом 27, трахомой 54, кожно-грибковыми заболеваниями 41. В Республиканской психиатрической больнице выделили 20 мест, в неврологической клинике 10 мест для госпитализации детей страдающих нервными и психическими заболеваниями [15,с.52].

В Кармаскалинском и Бишбулякском районах были созданы лечебницы для больных детей. Для детей дошкольного возраста с туберкулезной интоксикацией организовали санаторный детский дом в городе Белебее на 125 человек [16,с.4].

К февралю 1946 года был произведен частичный перевод детей из тесных маленьких зданий в благоустроенные детские дома. В результате произведенных мероприятий удалось ликвидировать скученность и создать надлежащие условия в 38 детских домах, где дети спали уже по одному на кровати – койке. Всего имелось бань в 117, дезокамер при 60, и изоляторов при – 103 детдомах. В целях укрепления подсобных хозяйств было получено 20 дойных коров, 43 головы нетелей и 50 голов овец [16,с.2].

В целях повышения успеваемости воспитанников была улучшена работа по подготовке воспитанниками уроков, упорядочено внеклассное чтение, созданы общеобразовательные кружки [16,с.62].

Питание воспитанников значительно улучшилось, продовольственные фонды начали отовариваться своевременно. Улучшению питания в значительной мере содействовала продукция подсобных хозяйств.

Шесть детских домов, размещенные в непригодных помещениях, были переведены в более приспособленные, пригодные для жилья здания, четыре получили дополнительные помещения. Производился и частичный перевод детей из одних учреждений в другие в более благоустроенные [17,с.59].

Например, Ново-Сикиязовский детский дом Балтачевского района получил новое школьное помещение. Скученность была ликвидирована, дети стали спать по одному в кроватке. Под изолятор приспособили отдельный дом. Детей, больных туберкулезом, кожно-грибковыми заболеваниями уже не было. Детский дом обслуживался постоянным средним медработником и прикрепленным врачом. Учреждение имело баню и санитарную комнату [17,с.52].

Снабжение детских домов значительно улучшилось. Местные предприятия и торгующие организации оказали существенную помощь в снабжении предметами хозяйственно-бытового обслуживания. Можно сказать, что к концу 1946 года детские учреждения предметами первой необходимости были удовлетворены. Все дети полностью обеспечены постельной принадлежностью. На каждого воспитанника было выдано по две смены постельного белья и приступили к выдаче третьей смены. Имелись две смены нательного белья, верхняя одежда и обувь. Производилась замена простых матрацев, ватными, для детей изготавливались перовые подушки.

Большими партиями поступали и распределялись между детскими домами зимнее обмундирование хорошего качества. В зиму 1947 года планировалось полное обеспечение детей теплой одеждой и обувью. Налаживалось снабжение художественной и методической литературой [17,с.72].

Воспитательная работа с детьми-сиротами строилась на общих принципах. Воспитанники детских домов посещали общие школы, ездили в пионерские лагеря, принимали участие в массовых детских организациях. Это делалось для того, чтобы не создавать замкнутости, изолированности воспитанников детских домов. К сожалению, специфика состава интернатных детских учреждений слабо учитывалось при подготовке кадров педагогических работников. Многие воспитатели имели низкую методическую и педагогическую квалификацию. Воспитателей детских домов готовили только педагогические училища, но не ВУЗы.

Рассматривая деятельность детских домов в БАССР в первые послевоенные годы, надо отметить, что, несмотря на отсутствие квалифицированных кадров и помещений, нехватку материальных средств, продовольствия, обуви, белья, посуды, постельных принадлежностей, они сохранили жизнь и здоровье многим тысячам детей, дали им надежду на жизнь. В деле организации большую роль сыграли партийные и государственные органы БАССР, профсоюзы и общественные организации.

Однако не стоит забывать, о том, что нужда в послевоенное время была повсеместной. Большинство людей жили в тесноте без элементарных бытовых удобств, донашивали довоенную одежду и обувь.

В целом же существовавшая в первые послевоенные годы система социальной защиты детей-сирот выполнила свои функции. В короткие сроки была ликвидирована детская беспризорность. Дети, оставшиеся без родителей, получали первую необходимую помощь, чтобы стать полноправным гражданином общества. Действовала система контроля за положением детей-сирот: регулярная отчетность о здоровье и успеваемости воспитанников детских учреждений и приемных детей [18,с.131]. Но были и проблемы – система воспитания и образования в детских учреждениях была унифицирована и не учитывала специфические потребности детей, оставшихся без родителей. Государственная помощь детям-сиротам не компенсировала неравенства их социальных возможностей.


Литература:

  1. Зезина М.Р. Социальная защита детей-сирот в послевоенные годы (1945-1955) // Вопросы истории – 1999. – № 1. с. 130.

  2. Зезина М.Р. Социальная защита детей-сирот в послевоенные годы (1945-1955) // Вопросы истории – 1999. – № 1. с. 131.

  3. Зубкова Е.Ю. Общество вышедшее из войны (1945-1946) // Свободная мысль. – 1992. – № 6. – с. 9.

  4. ЦГАОО. Ф. 122. Оп. 26. Д. 456. Л. 80.

  5. ЦГАОО. Ф. 122 Оп. 26. Д. 456. Л. 81.

  6. ЦГАОО. Ф. 122 Оп. 2Курга5. Д. 378. Л. 36.

  7. Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953гг. М., 2000. с 71.

  8. Курганов И.А. Женщины и коммунизм. Нью-Йорк, 1968 г. с. 53.

  9. Медынский Е.Н. Просвещение в СССР. Государственное учебно-педагогическое изд-во, М., 1955 г. с. 64.

  10. ЦГАОО. Ф. 122. Оп. 25. Д. 378. Л. 59.

  11. ЦГАОО Ф. 122. Оп. 25. Д. 378. Л. 67.

  12. ЦГАОО Ф. 122. Оп. 25. Д. 378. Л. 30.

  13. ЦГАОО Ф.122. Оп. 25. Д. 378. Л. 91, 67.

  14. Хомякова Н.В. Социальная защита детей 1945-1953 гг.// Вестник ОГП – 2008 № 1. с. 69.

  15. ГАОО Ф.122. Оп. 25. Д. 378. Л. 51.

  16. ГАОО Ф. 122. Оп. 26. Д. 456. Л. 4, 2, 62.

  17. ЦГАОО Ф. 122. Оп. 26. Д. 456. Л. 59, 52, 72.

  18. Зезина В.Ф. Социальная защита детей сирот в послевоенные годы (1945-1955) // Вопросы истории – 1999. № 1. с. 131.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle