Автор: Хорина Вера Владимировна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «Исторические исследования» (Уфа, июнь 2012)

Библиографическое описание:

Хорина В. В. Красноярский отдел Московского общества сельского хозяйства: история деятельности (1889-1911) [Текст] // Исторические исследования: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012. — С. 60-66.

Сельскохозяйственные общества в XIX – начале XX вв. составляли одну из самых многочисленных групп добровольных общественных объединений в Российской Империи. К их числу, например, принадлежали такие старейшие научно-практические общества как Вольно-экономическое общество (1765), Лифляндское общеполезное экономическое общество (1796), Царства Польского сельскохозяйственное общество (1805) и Имп. Московское общество сельского хозяйства (1819) [1, с. 104-105].

В начале 1860-х гг. стали возникать региональные сельскохозяйственные общества с небольшим районом деятельности (губерния, уезд и т.д.). В 1866 г. в целях облегчения процедуры появления таких обществ был упрощен порядок получения разрешения на их открытие, в результате чего к 1898 г. число их в России достигло 300 (в т.ч. около 170 самостоятельных обществ и 125 отделов).

Пик создания губернских и уездных сельскохозяйственных обществ пришелся на 1880-е гг. – начало XX в. По данным на 1914 г. в России в сфере сельского хозяйства существовало уже 5795 различных общественных организаций [1, с. 187-258; 2]. Все они преследовали одну цель – осуществление модернизации сельского хозяйства, основанной на последних рекомендациях агрономической науки, в конкретном регионе. Каждое из таких обществ вносило уникальный вклад в дело развития местного сельского хозяйства.

Московское общество сельского хозяйства (МОСХ) официально открылось в 1820 г. В его Уставе было указано «Цель общества сего есть та, чтобы соединенными силами стараться об усовершенствовании в России сельского хозяйства во всех его отраслях» [3, с. 38-39]. Согласно Уставу 1864 г. Московское общество сельского хозяйства имело право учреждать по всей Российской Империи свои отделы. К 1897 г. МОСХ имело 13 отделов: Воронежский, Владимирский, Костромской, Острогожский, Темниковский, Козловский, Тверской, Курский, Кирсановский, Уфимский, Даниловский, Красноярский и Томский [4].

Красноярский отдел МОСХ был основан в 1889 г. группой губернских чиновников, занимавшихся землеустройством и переселением. Он стал первым сельскохозяйственным обществом в Енисейской губернии, объявив своей задачей «содействие соединенными силами своих членов всестороннему развитию и усовершенствованию всех отраслей сельского хозяйства и сельской промышленности в пределах Енисейской губернии». Для осуществления этой задачи в Уставе Отдела был обозначен ряд практических мер: «а) периодический сбор своих членов для совещания по вопросам, касающимся местного сельского хозяйства и сельской промышленности; б) распространение теоретических и практических сведений по сельскому хозяйству устройством сельскохозяйственных бесед, публичных чтений, выставок, конкурсов, опытных хуторов, испытаний земледельческих машин, орудий и проч.; в) издание, по мере средств, сочинений, могущих иметь полезное применение в сельском хозяйстве; г) ходатайство о приискании опытных людей для заведывания разными частями хозяйства по выписке, покупке и продаже земледельческих машин и орудий, семян, племенного скота и прочего посредством сношений с сельскохозяйственными учреждениями и известными хозяйствами в России и за границей; д) составление библиотеки и сбор предметов, поучительных для сельского хозяйства» [5].

О первом десятилетии существования Красноярского отдела МОСХ мы знаем лишь по заметкам журналиста и общественного деятеля Н.В. Скорнякова в газете «Енисей». Судя по ним, в это время Отдел занимался, главным образом, теоретической разработкой вопросов, имеющих важность для местного сельского хозяйства, которая выражалась в некотором количестве прочитанных на его собраниях докладов (о состоянии рыбного промысла в Туруханском крае П.Е. Кулакова, о плодоводстве и огородничестве в Енисейской губернии В.М. Крутовского и др.). Кроме того, сотрудники Отдела в этот период начали попытки наладить работу по рассылке улучшенных семян хлебных злаков и огородных растений сельским хозяевам губернии, призывая их заводить опытные поля для селекции, а в 1897 г. при нём была организована комиссия по рыбопромышленности, которая предложила ряд мер по улучшению положения туруханских промысловиков-инородцев, организации хранения и своевременного вывоза рыбы из Туруханского края в южные уезды Енисейской губернии и регулирования условий её сбыта [6; 7; 8].

В сентябре 1892 г. Красноярский отдел МОСХ организовал первую в губернии сельскохозяйственную выставку (которая имела более музейный, чем практический, характер – в ней участвовало небольшое число сельских хозяев, зато представили свои экспозиции три губернских музея – Минусинский, Енисейский и Красноярский). Выставка подразделялась на 10 отделов: животноводство; земледелие; земледельческие машины и орудия; лесоводство; садоводство и огородничество; рыболовство и пчеловодство; кустарные промыслы, фабричные, заводские и ремесленные производства; горное дело; школьные пособия и ученические работы; естественная история и этнография губернии.

Представленные на выставке предметы сопровождались описаниями, в которых были указаны их свойства, место производства, общее количество и ценность ежегодного производства, места сбыта, продажная цена и прочее. Некоторые экспонаты можно было купить прямо на месте. За лучшие предметы участникам присуждались медали, денежные премии и похвальные листы [9].

В целом деятельность Отдела до второй половины 1899 г. была малозаметной и малоэффективной. Н.В. Скорняков в заметке об очередном заседании в 1897 г. отметил: «Публичное заседание вышеозначенного Отдела, бывшее 15 ноября, едва ли не первое в жизни этого, имеющего, кажется, все задатки к жизненности, учреждения. Между тем, оно в продолжение 7 лет своего существования не проявило особой жизненности, нося более административный, бюрократический характер, благодаря чему в последние 2 года деятельность его совершенно замерла, и даже не появлялось его отчётов. <…> Отдел был преисполнен благими намерениями и кое-что делал, можно указать на бесплатную раздачу им семян культурных злаков и огородных овощей, привлечение народных учителей к занятию сельским хозяйством на отведённой им земле, устройство сельскохозяйственной выставки в Красноярске и ещё некоторые другие начинания. Но все эти благие намерения не носили большой жизненности по многим причинам». Причиной «безжизненности» Отдела Скорняков назвал отсутствие в сельскохозяйственном обществе самих сельских хозяев, отсюда и его бюрократический характер. Он отметил, что основной состав Отдела – городские чиновники, имеющие отдалённое и, в основном, теоретическое представление о сельском хозяйстве, и постоянно занятые по основному месту службы. Почти не входя в общение с крестьянством, и к тому же имея постоянную нехватку денежных средств, связывающую руки членам Отдела в любом его благом начинании, эти чиновники всё больше остывают к деятельности по развитию сельского хозяйства в губернии [6, с. 1-2].

На заседании Красноярского отдела МОСХ 4 ноября 1898 г. присутствовало всего 10 членов. Н.В. Скорняков сообщает, что в правлении осталось всего 3 человека, нет даже секретаря, а А.Ф. Духович (управляющий государственными имуществами Енисейской губернии и председатель Отдела) не может исполнять свои обязанности из-за постоянной занятости. Лучшие сотрудники уехали из Красноярска на другие места службы, а заменить их некем. Местные крестьяне постоянно просят у отдела помощи семенами, ульями или средствами, но заниматься этим некому и не на что [10].

Со второй половины 1899 г., вследствие пополнения Красноярского отдела МОСХ новыми молодыми и энергичными сотрудниками, его деятельность несколько оживилась и стала носить более практический характер. В отделе на тот момент состояло 244 человека (в т.ч. 2 почётных члена, 78 действительных и 164 члена-корреспондента). Председателем по-прежнему был А.Ф. Духович, товарищем председателя – В.Ю. Григорьев, секретарём – Д.М. Головачёв [11, л. 1].

В 1899-1900 гг. Отдел занимался проведением следующих мероприятий: 1) впервые был осуществлён опыт сбора текущей сельскохозяйственной статистики в губернии; 2) закупались и рассылались по заявкам крестьянских хозяйств семена улучшенных злаков и овощей, саженцы плодовых деревьев; 3) среди крестьянского населения путём чтений, бесед и специальных листков распространялись сельскохозяйственные и агрономические знания; 4) обсуждался вопрос об агрономическом образовании населения губернии; 5) была создана сельскохозяйственная библиотека, пополнявшаяся по мере нахождения на неё средств (к концу 1899 г. она насчитывала уже 415 томов) и т.д. [11, л. 2-8; 12].

Опыт сбора статистических сведений по сельскому хозяйству губернии был начат в 1899 г. Д.М. Головачёв разработал опросный лист, в котором сельские корреспонденты должны были указать сведения о погоде, об урожае хлебов, трав и огородных растений за определённый период. Эти листы были разосланы во все сельскохозяйственные районы губернии. В результате Отдел получил сведения из 39 волостей 5 уездов губернии (Красноярского, Минусинского, Енисейского, Ачинского и Канского). Бланки прислали, в общей сложности, 163 корреспондента, из них 106 человек (65%) – крестьяне, остальные 57 (35%) – волостные и сельские писари, священники, учителя и лица других званий.

Д.М. Головачёв, обработав опросные листы, определил, что урожай зерновых по всем уездам в текущем году оказался выше среднего в сравнении с данными 1889-1892 гг., качества зерна хорошее, а вот травы уродились плохо [11, л. 3-4; 13; 14]. Полученные выводы он изложил в докладе на собрании Отдела, сообщив своё мнение о необходимости дальнейшего собирания статистических сведений о сельском хозяйстве губернии, которые имеют большое значение и для науки, и для практических целей, особенно в периоды недородов и неурожаев, так как в таком случае появится возможность делать прогнозы на будущее и заранее подготовиться к грядущим бедствиям. Крестьян, приславших ответы по опросным бланкам, было предложено принять в члены-корреспонденты Отдела [11; 13].

Сельскохозяйственный отчёт Головачёва был отпечатан в количестве 500 экз., из них 242 экз. было разослано членам Отдела, 110 экз. – в правительственные и научные учреждения и отдельным учёным с предложением в дальнейшем обмениваться изданиями. К концу 1900 г. Красноярский отдел МОСХ уже обменивался трудами с 20 научными обществами, а его библиотека насчитывала 567 томов [11, л. 4; 15].

В 1900 г. опросный лист для сбора сельскохозяйственных статистических сведений был дополнен, – корреспондентам было предложено указывать в нём также сведения о текущих ценах на сельскохозяйственную продукцию, на рабочие руки [12, с. 2-4]. Все обязанности по сбору статистических сведений опять упали на Д.М. Головачёва, который с трудом справлялся со столь обширным и сложным для одного лица делом. Поэтому правлением Отдела было решено организовать специальную статистическую комиссию, которая наблюдала бы за поступлением статистического материала по сельскому хозяйству и заботилась о своевременной обработке полученных данных [12, с. 5].

С 1889 по 1899 гг. Красноярский отдел МОСХ разослал крестьянам более 43 пудов улучшенных семян хлебных злаков и огородных растений (всего 24 сорта) [16]. Но в виду того, что среди сельского населения всё чаще слышались жалобы на вырождение местных хлебов, и в Отдел поступали всё новые просьбы о высылке различных сортов семян, в 1900 г. его правление сочло необходимым оказать дополнительную помощь крестьянам в этом вопросе, и поручило товарищу председателя В.Ю. Григорьеву создать комиссию, в состав которой, кроме него самого, вошли В.М. Крутовский и В.В. Абакумов. Комиссия, рассмотрев все способы, которыми такая помощь могла быть оказана, решила продолжать распространять улучшенные семена, поскольку это наименее обременительно для Отдела при его неудовлетворительных денежных условиях. А для того, чтобы иметь возможность пользоваться советами компетентного лица, комиссия обратилась за содействием в выборе и рассылке семян к томскому правительственному агроному И.К. Окуличу. Тот отнёсся к просьбе с пониманием и взял на себя хлопоты по удовлетворению делаемых ему запросов. В.Ю. Григорьев и В.И. Абакумов занялись рассылкой хлебных злаков, а распространение огородных семян взял на себя В.М. Крутовский.

Сообщение о целях и задачах семенной комиссии и характере её деятельности В.Ю. Григорьев сделал на общем собрании Отдела. Возникли прения – некоторые сотрудники (особенно А.А. Ярилов) отрицали плодотворность мероприятий семенной комиссии по рассылке улучшенных семян для посева неподготовленным для производства таких опытов сельским жителям, не имеющим никакого понятия об отборе лучших семян и их селекции [12, с. 5-7]. В результате прений было решено, что нужно не просто рассылать крестьянам семена, но и обучать их следить за результатами посевов и посадок. Поскольку некоторые растения не приживаются в сибирском климате, нужно отбирать только семена особенно хорошо прижившихся растений, сохраняющих свои положительные свойства и хорошо акклиматизирующихся. Нужно специально выбирать из крестьян лиц, которые будут заниматься этим ответственно и распространят потом лучшие семена среди соседей.

В итоге семенная комиссия решила на первых порах высылать улучшенное зерно и семена огородных культур только тем хозяевам, которые смогут ответственно следить за результатами его посевов. Им было решено разослать ряд вопросов, касающихся опытных посевов (о размерах посевной площади, о почвах, об условиях посевов, о характере всходов, роста и созревания хлебов, об урожае улучшенного зерна в сравнении с урожаем соответствующего местного сорта хлеба и т.д.), на который они будут давать полный ответ. Кроме того, они должны в течение нескольких лет присылать в Отдел образцы урожая от улучшенного зерна, чтобы можно было отследить его изменения и годность в качестве объекта распространения. Предпочтение решили отдавать семенам северных государств, которые имеют климат, схожий с сибирским, чтобы их всхожесть и выживаемость была выше и чтобы они быстрей акклиматизировались [17].

В 1900 г. зерно хлебных злаков было разослано 116 лицам (в Минусинский, Красноярский, Енисейский, Ачинский и Канский уезды). Семенная комиссия попросила своих корреспондентов сообщать ей сведения о всхожести посевов, а также возвращать из полученного урожая небольшую часть зерна каждого сорта. Все адресаты отнеслись к просьбе с пониманием, многие не ограничились заполнением присланных вопросных бланков, а давали более подробные разъяснения в прилагаемых к ним письмах, в которых описывали состояние погоды, виды на урожайность, указывали на разницу во всхожести и росте присланных семян и семян местных. К началу 1901 г. было получено 52 ответа по вопросным бланкам, от многих корреспондентов поступили образцы полученного зерна и образцы колосьев. Некоторые крестьяне попросили высылать им больше семян.

Семена огородных растений рассылались и продавались в Красноярском, Канском, Минусинском уездах и Туруханском крае, много их было роздано даром (всего 52 сорта, в том числе фасоль, морковь, капуста и др.). Многих сортов не хватило, так как спрос на них был велик (больше всего просили скороспелые сорта). Крестьяне брали семена неохотно и понемногу, но убедившись в хороших всходах, возвращались и просили ещё [12, с. 8-12].

Кроме того, в 1899-1900 гг. Красноярский отдел МОСХ удовлетворил несколько прошений от крестьян-садоводов о присылке им саженцев плодовых деревьев и пытался некоторым из них помочь материально. Для красноярского плодовода А.И. Олониченко были выписаны саженцы из-за границы. Житель с. Дубенского Минусинского уезда М.Г. Никифоров осенью 1899 г. прислал на адрес Отдела несколько крупных, красивых яблок, вызревших у него в саду. Никифоров уже 8 лет занимался акклиматизацией плодовых деревьев, его питомник насчитывал до 4 тыс. корней. Причём дело это он вёл целиком на свои средства и на свой риск. И когда Никифоров получил положительные результаты своих трудов, у него возникла необходимость расширить плодовый сад и перенести его на новое место, и он обратился в Красноярский отдел МОСХ с просьбой оказать ему помощь в виде денежной субсидии на продолжение опытов по акклиматизации [11, л. 3; 18, с. 1].

Правление Отдела отнеслось к просьбе М.Г. Никифорова с сочувствием, запросив в департаменте земледелия 2500 рублей на перенесение и улучшение плодового питомника. Департамент ассигновал всего 500 рублей, этого, конечно, не хватало для продолжения работ в питомнике. Отдел, не обладая нужной суммой, тоже больше ничем не мог помочь. В.М. Крутовский, сам отличный плодовод, в течение трёх последующих лет несколько раз поднимал на собраниях Отдела вопрос о материальном содействии Никифорову. В 1902 г. было решено снова ходатайствовать в министерстве земледелия о выдаче ему субсидии ввиду важности и благоприятных результатов его опытов. «А если министерство не верит в будущность плодоводства в Минусинском уезде, пусть пришлют с инспекцией агронома и убедятся в положительности результатов плодоводства. Никифоров в течение 10 лет получал прекрасные плоды яблони, которая хорошо переносит сибирскую зиму» [19, 20].

В 1899 г. при посредничестве Отдела в Красноярске были организованы три лекции И.К. Окулича: о маслоделии, о пчеловодстве и о сельскохозяйственных орудиях. На них демонстрировались сельскохозяйственные машины и ульи. В том же году по предложению самого Окулича 5 учителей народных училищ Енисейской губернии были командированы в Томскую сельскохозяйственную школу на курсы по пчеловодству (все они уже имели опыт пчеловодного дела). Получив свидетельства об окончании курсов, они применили новые знания на практике, обучая окрестное население пчеловодству путём демонстраций и бесед, один из них даже прислал в Отдел заявку на улучшенный улей. В 1900 г. на учёбу в Томск на средства Отдела отправились ещё 5 учителей [11, л. 2; 12, с. 16-17, 13].

В течение 1899-1900 гг. на заседаниях Красноярского отдела МОСХ неоднократно обсуждался вопрос об агрономическом образовании крестьянского населения губернии. На общем собрании 19 ноября 1899 г. В.Ю. Григорьев сделал доклад «Одна из главнейших нужд сельского населения Енисейской губернии», в котором напомнил, что в Отдел из разных местностей Енисейской губернии поступают от крестьян просьбы о различного рода сельскохозяйственной помощи. Они просят рекомендовать или выслать им семена хлебных и огородных растений, помочь в устройстве плодовых питомников, снабдить их саженцами, выражают желание иметь племенных производителей или просят помочь усовершенствованными сельскохозяйственными орудиями. Но, поскольку в губернии нет сельскохозяйственных школ и вообще мало специалистов в сельском хозяйстве, а общий уровень образованности населения очень низок, эти советы и рассылки могут не только не помочь, но даже и навредить, поскольку есть риск, что они будут реализованы совершенно неправильно. Например, применение земледельческих машин на неподходящих почвах может привести даже к отрицательному результату. Поэтому нужно открывать в губернии сельскохозяйственные фермы и обучать крестьян рациональному ведению хозяйства с учётом сельскохозяйственных особенностей конкретной местности.

После этого доклада собрание приняло решение послать министру земледелия обоснование о необходимости организовать в Енисейской губернии несколько школ-ферм с приёмом учеников-практикантов (хотя бы по одной на каждый земледельческий уезд: Красноярский, Ачинский, Канский и Минусинский). Сотрудники этих ферм будут изучать местные условия и в соответствии с ними организовывать своё хозяйство, являя образец рационального ведения дела для местных крестьян. Фермы могут служить доступными и компетентными справочными бюро для населения, они будут организовывать популярные беседы, чтения и лекции по вопросам практического сельского хозяйства, там можно устраивать сельскохозяйственные курсы. Обучение практикантов в короткий срок создаст среди местного населения контингент хорошо подготовленных сельскохозяйственных работников. В декабре 1899 г. обоснование было отправлено министру земледелия [21].

В 1899-1900 гг. на собраниях Красноярского отдела МОСХ прозвучали следующие доклады: «Результаты предварительной обработки данных об урожае хлебов в Енисейской губернии в 1899 г. по данным текущей статистики» Д.М. Головачёва, «К вопросу о возможности промышленного плодоводства в Минусинском уезде» В.М. Крутовского, «Один из способов борьбы против понижения урожаев в Енисейской губернии» и «Одна из главнейших нужд сельского населения Енисейской губернии» В.Ю. Григорьева, «Эволюция сельскохозяйственных форм у инородцев Мелецкой управы» А.А. Ярилова и др. [11, л. 1-2; 12, с. 21] «К вопросу о возможности промышленного плодоводства …» и «Одна из главнейших нужд …» были изданы отдельными брошюрами [18; 22].

К началу 1901 г. в Красноярском отделе МОСХ числилось 303 члена (2 почётных, 62 действительных и 239 членов-корреспондентов). В 1901-1902 гг. Отдел снова собирал сведения сельскохозяйственной статистики, но, увы, уже далеко не все корреспонденты присылали их добросовестно. Наименее же аккуратными корреспондентами оказались сельские учителя, которые часто меняли место службы, а на лето уезжали из деревни. Общее количество корреспондентов сократилось. Сельское духовенство, за исключением очень немногих лиц, вообще не отзывалось на обращения Отдела. В 1902 г. было получено всего 60 ответов на запросы. В 1901 г. практически не производилось рассылки семян – некому было ими заниматься, а в 1902 г. эти обязанности взял на себя В.К. Востросаблин [23]. Народных учителей на пчеловодные курсы в Томск в эти годы тоже не посылали.

22 января 1902 г. в Санкт-Петербурге было учреждено Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, в состав которого вошли: министр земледелия, министр финансов, министр внутренних дел и другие государственные чиновники. На Совещание было возложено выяснение нужд сельскохозяйственной промышленности в губерниях Российской Империи и выработка мер, направленных на её улучшение. Совещание признало, что необходимо организовать опрос мнений по этому вопросу на местах. В итоге в ряде неземских губерний были образованы специальные губернские комитеты, задачей которых стало «указание на те нужды, удовлетворение которых, по мнению местных людей, представляется в настоящее время существенно важным» [24, с. 1-2]. В состав губернских комитетов для обсуждения проблем сельского хозяйства были привлечены, в числе прочих, представители местных сельскохозяйственных обществ.

С 9 ноября 1902 г. по 6 февраля 1903 г. Красноярский отдел МОСХ провёл подряд 8 заседаний, на которых прозвучали доклады по вопросам о нуждах сельского хозяйства в Енисейской губернии («Сельское хозяйство крестьян Енисейской губернии и условия его развития» Д.М. Головачёва, «Нужды сельскохозяйственной промышленности Енисейской губернии в сравнении с губерниями земскими» Е.Г. Шольпа, «О нуждах сельскохозяйственной промышленности в Енисейской губернии» В.Т. Волкова и др.). Доклады оканчивались прениями, в результате которых были выработаны «Положения, принятые Красноярским отделом МОСХ по вопросам о нуждах сельскохозяйственной промышленности в Енисейской губернии» и «Заключение Красноярского отдела МОСХ по вопросам о нуждах сельскохозяйственной промышленности в Енисейской губернии», включившие разделы: «Нужды образования», «Нужды правовые», «Нужды финансовые», «Нужды агрономические» и «Введение земских учреждений», в которых члены Отдела изложили свои соображения по поводу причин упадка сельского хозяйства и ухудшения благосостояния сельского населения Енисейской губернии за последние 20-30 лет и предложили ряд мер для решения этих проблем. «Заключение» и «Положения» были доведены до сведения губернского комитета по вопросам о нуждах сельского хозяйства. Материалы этих заседаний и свои рекомендации Отдел издал в 1903 г. [25].

В течение следующих двух лет Красноярский отдел МОСХ опять почти никак не проявлял себя. В местной печати стали появляться нелестные заметки об отделе: «К грустным результатам приводит такая деятельность, которая не опирается на здоровые общественные силы и покоится исключительно на формализме и канцелярщине. Лучшим доказательством <…> служит наше Красноярское сельскохозяйственное общество, это мертворожденное детище канцелярской рутины и бюрократизма. Основанное с самыми благими целями, оно <…> ровно ничего не делало целых 2 года. И теперь, когда, казалось бы, Общество должно было завязать тесные связи с населением, ознакомиться с его нуждами и пойти рука об руку с земледельцами и хозяевами, господа члены к удивлению замечают, что у них даже не выяснено, какие же задачи должно преследовать это Общество <…>. Оказалось, что в сельскохозяйственном обществе нет ни одного сельского хозяина, нет связи с земледельцами и скотоводами, нет никакой творческой работы. <…> Смертный приговор своей деятельности подписали сами господа члены Отдела, указав на то, что они – чиновники, <…> и заинтересованы не сельским хозяйством, а службой» [26].

15 января 1905 г. на годичном заседании Отдела его председателем был избран И.И. Пересвет-Солтан – правительственный агроном Енисейской губернии. Были подведены итоги 1903-1904 гг.: в 1903 г. было всего несколько заседаний в январе (по вопросам о нуждах сельскохозяйственной промышленности Енисейской губернии), в 1904 г. – одно заседание в декабре. В.К. Востросаблин занимался рассылкой семян, но умер, не оставив никаких отчётов, поэтому данных по этому вопросу нет. То есть полезная деятельность в отделе фактически отсутствовала. В качестве причин этого обстоятельства были названы как индифферентность членов Отдела и отвлечение их внимания событиями на Дальнем Востоке (в это время шла русско-японская война) так и тот факт, что все члены отдела – чиновники, занятые на службе и редко занимающиеся делами общества [27].

В дальнейшем, до самого 1910 г., деятельность Красноярского отдела МОСХ так и не приобрела хоть сколько-нибудь заметного оживления. Его собрания созывались всего несколько раз: для обсуждения оснований осуществления земской реформы в Сибири и для выборов представителя Отдела в Совещание по вопросу о введении земских учреждений в Сибири [28, 29]. Едва ли не единственным проявлением того, что общество всё ещё действует, была издаваемая им сельскохозяйственная газета.

Первый номер газеты «Восточно-Сибирский сельскохозяйственный листок» вышел в Красноярске 1 апреля 1906 г. Газета под редакцией И.И. Пересвет-Солтана выходила 2 раза в месяц. Главной её задачей было распространение сельскохозяйственных знаний в доступной для сельских хозяев губернии форме [30]. В основное содержание «Листка» входили сельскохозяйственные вести из уездов, практические советы и рекомендации из разных областей сельского хозяйства, информация о деятельности сельскохозяйственных обществ и о ценах на продукты, правительственные распоряжения, касающиеся сельского хозяйства и разъяснения к ним, а также ответы на вопросы крестьян. Приведём как пример названия некоторых статей: «Как построить хорошую борону», «Крестьянская лошадь и её улучшение», «Болезни и лечение домашних животных», «Выбор и содержание молочной коровы», «Болезни наших хлебов», «Сорные травы и способы борьбы с ними», «Болезни и враги пчёл» и т.д. В конце 1907 г. «Сельскохозяйственный листок» выходить перестал.

В 1910 г. правлением Красноярского отдела МОСХ, наконец, был поднят вопрос о его преобразовании. Было решено, что поскольку Отдел очень ограниченно обслуживает сельскохозяйственные нужды Енисейской губернии, здесь нужна организация, имеющая более широкие задачи, тогда можно будет привлечь к её работе новых деятельных членов. В ноябре-декабре 1910 г. состоялось несколько заседаний, на которые были приглашены местные представители торговли и промышленности. В итоге был подготовлен проект Устава Восточно-Сибирского общества сельского хозяйства, промышленности и торговли, который и приняли с небольшими изменениями. Члены Красноярского отдела МОСХ вошли в новое общество, которое объявило своей задачей «содействие в районе своих действий соединёнными силами своих членов развитию и усовершенствованию торговли, промышленности и сельского хозяйства» [31, 32].

Подводя итоги деятельности Красноярского отдела МОСХ, можно констатировать, что собирая и систематизируя сведения по местной сельскохозяйственной статистике, обсуждая актуальные проблемы местного сельского хозяйства, сельскохозяйственной и кустарной промышленности и вырабатывая, по мере возможностей, практические меры для их разрешения, организуя опытные участки и занимаясь акклиматизацией огородных и плодовых растений для условий Сибири, распространяя среди губернского крестьянства улучшенные семена и обучая его правильно обращаться как с этими семенами, так и с сельскохозяйственными машинами, организуя в деревнях и сёлах сельскохозяйственные чтения и беседы и т.д., Отдел, безусловно, приносил вполне ощутимую пользу местному сельскому хозяйству и вносил свой посильный вклад в развитие губернской экономики.

Но при этом на всём протяжении своей деятельности он сталкивался с целым рядом трудно разрешимых проблем, которые тормозили его практическую работу, главными из которых были: постоянная острая нехватка денежных средств, равнодушие и бюрократизм государственных чиновников самого разного уровня, к которым приходилось обращаться за субсидиями или разрешением на тот или иной вид деятельности по причине отсутствия в губернии земских учреждений, а также почти полное отсутствие связей между Отделом и сельскими хозяевами губернии и, как следствие, явное непонимание их насущных потребностей и проблем. Всё это и привело, в конечном итоге, к закрытию Отдела.


Литература:

  1. Агрономическая помощь в России / под ред. В.В. Морачевского. Пг., 1914. 607 с.

  2. Справочные сведения о сельскохозяйственных обществах: дополнительный выпуск адрес-календарных сведений к 1 января 1917 г. Пг., 1917. 163 с.

  3. Земледельческий журнал. 1821. №1. С. 38-39.

  4. Московское общество испытателей природы: 200 лет служения России. URL: http://moipros.ru/?p=1200

  5. Красноярский отдел ИМОСХ // Памятная книжка Енисейской губернии на 1 января 1898 г. Красноярск, 1897. С. 114-116.

  6. Скорняков Н. Заседание Красноярского отдела ИМОСХ // Енисей. – 1897. №136. С. 1-2.

  7. Скорняков Н. Заседание Красноярского отдела МОСХ // Енисей. 1898. №7. С. 1-2; №8. С. 1-2.

  8. Заседание Красноярского отдела МОСХ // Енисей. 1898. №25. С. 2.

  9. Об устройстве Красноярским отделом ИМОСХ в г. Красноярске в сентябре 1892 г. первой сельскохозяйственной выставки. Красноярск, 1893. 16 с.

  10. Скорняков Н. Заседание Красноярского отдела МОСХ // Енисей. 1898. №133. С. 2.

  11. ГАКК. Ф. 388. Оп. 1. Д. 3.

  12. Отчёт о деятельности Красноярского отдела ИМОСХ за 1900 г. Красноярск, 1901. 29 с.

  13. Скорняков Н. В Обществе сельского хозяйства // Енисей. 1899. №135. С. 2.

  14. Енисей. 1900. №15. С. 1; №16. С. 1.

  15. Скорняков Н. Деятельность Красноярского отдела ИМОСХ за 1899 г. // Енисей. 1900. №34. С. 2; №35. С. 2-3.

  16. Скорняков Н. В Обществе сельского хозяйства // Енисей. 1899. №140. С. 2-3.

  17. Енисей. 1900. №37. С. 2; №39. С. 2; №40. С. 2; №41. С. 1.

  18. Крутовский В.М. К вопросу о возможности промышленного плодоводства на юге Минусинского уезда Енисейской губернии. Красноярск, 1900. 16 с.

  19. Скорняков Н. В сельскохозяйственном обществе // Енисей. 1901. №39. С. 2.

  20. Второе заседание Красноярского отдела ИМОСХ // Енисей. 1902. №137. С. 2.

  21. ГАКК. Ф. 388. Оп. 1. Д. 4. Л. 18-22.

  22. Григорьев В.Ю. Одна из главнейших нужд сельского населения Енисейской губернии. Красноярск, 1900. 43 с.

  23. В сельскохозяйственном обществе // Енисей. 1903. №34. С. 3.

  24. Духович А.Ф. Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности // Труды Красноярского отдела ИМОСХ. Вып. VI: Нужды с/х промышленности Енисейской губернии. Красноярск, 1903. С. 1-6.

  25. Труды Красноярского отдела ИМОСХ. Вып. VI: Нужды сельскохозяйственной промышленности Енисейской губернии. Красноярск, 1903.

  26. Общественная самодеятельность // Енисей. 1905. №7. С. 2.

  27. В Обществе сельского хозяйства // Енисей. 1905. №7. С. 2-3.

  28. В сельскохозяйственном обществе // Енисей. 1905. №31. С. 2; №36. С. 3.

  29. Местная хроника // Сибирский край. 1905. №136. С. 2.

  30. Сельскохозяйственная газета // Голос Сибири. 1906. №17. С. 2.

  31. Преобразование общества Красноярского отдела МОСХ // Красноярская мысль. 1910. №15. С. 3.

  32. Собрание членов Красноярского отдела МОСХ // Красноярская мысль. 1910. №46. С. 2.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle