Автор: Бабин Илья Эдуардович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2016)

Библиографическое описание:

Бабин И. Э. Морально-психологические аспекты коллаборационизма [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 48-50.



В статье рассматриваются явления и процессы, побуждающие человека идти на сговор и сотрудничество с врагом во время военных действий, а также дается попытка анализа некоторых видов коллаборационизма, предпринимается попытка их осмысления и толкования.

Говоря о коллаборационизме, представляется необходимым дать понятие этому явлению, рассмотреть основные фазы и принципы его действия, выделить несколько важнейших форм, в которых он может протекать. Сделать это необходимо сообразно с исторической эпохой, природно-географическими условиями, а также нужно учесть морально-бытовой облик ситуации, предшествующей акту коллаборационизма. Известно, что коллаборационизм, как правило, развивается в определенных направлениях и сферах жизни человека: административной, военной, хозяйственной, политической, экономической и культурной. Существуют и иные классификации, но, поскольку для нас это не принципиально, ограничимся данными шестью сферами распространения коллаборационизма. Стоит отметить, что такую классификацию предложил отечественный исследователь, Н. М. Раманичев. Мы будем рассматривать случаи коллаборационизма, классифицируя их по сфере возникновения. Итак, приступим. Первым в нашей цепочке станет военный коллаборационизм, поскольку эта его разновидность, по нашему мнению, встречается наиболее часто. Из истории известно, что термин «коллаборационизм» изначально начал употребляться еще в самом начале XIX в., а если говорить точнее, то в 1802 году. Коллаборантами называли контрабандистов, ведших торговлю с Англией, и оказывающих помощь монархистам. По прошествии чуть более ста лет, этот термин снова вошел в активное употребление. Связано это было с небольшим французским городком Виши, во Франции, правительство которого в период Второй Мировой войны активно сотрудничало с оккупантами в лице нацистской Германии. Впрочем, не будем углубляться в историю возникновения этого термина, ведь предмет нашего научного интереса состоит в другом. Явление коллаборации само по себе очень интересно. Хотя бы с той точки зрения, что ему могут поддаваться люди любых сословий, любого происхождения и в самых различных ситуациях. Коллаборационизм очень многогранен, поэтому не представляется возможным рассмотреть все его стороны. Каждый отдельный случай коллаборационизма — это часть жизни какого-либо человека, его нравственный выбор, который определяет, как будет далее складываться его жизнь.

Военный коллаборационизм присутствует в любой крупномасштабной войне. Мы не берем в расчет какие-либо локальные военные столкновения, ведь они, как правило, скоротечны, и в них коллаборационизм попросту не успевает «прорасти» во всей своей многогранности. Теперь попробуем разобраться, что же побуждает людей перейти на сторону врага? Вероятно, это страх. Человек начинает иначе относиться к жизни, ценить ее, когда оказываться в атмосфере боя. Он осознает, что с минуты на минуту его жизнь может оборваться. И, вероятно, мысль об этом побуждает человека сложить оружие, и сдаться в плен. Хотя человек не может быть уверен, что его жизнь будет сохранена, он решается на этот шаг, тем самым избегая возможности гибели в бою. Но одно дело, когда отдельный солдат переходит на сторону врага, а другое, когда сдаются целыми батальонами, ротами, взводами, или даже армиями. Чем это обусловлено? Попробуем разобраться. Вероятно, дело в том, что, подобного рода массовые отступления бывают вызваны несколькими факторами:

1) Сложности в бою, обусловленные слабой моральной и физической подготовленностью солдат.

2) Плохое оснащение армии (экипировка, не соответствующая природно-климатическим условиям региона военного конфликта, некачественное или вовсе отсутствующее питание, нехватка боеприпасов).

3) Неумелое командование, приведшее к гибели огромного количества бойцов, и повлекшее за собой панические настроения среди солдат.

Вот эти причины, на наш взгляд, чаще всего побуждают солдат к дезертированию, или переходу на сторону противника. Таким образом, проблему военного коллаборационизма сочтем рассмотренной.

Следующий вид коллаборационизма, который мы попытаемся разобрать — хозяйственный, он же бытовой. Он, в отличие от военного, существовал не на поле боя, а в обычных деревенских домах, в которых врага-оккупанта принимали на постой. Давали ему пищу и кров, обеспечивали всем необходимым, да еще и давали пищи в дорогу. Почему это происходило? Попробуем максимально беспристрастно, как того требует историческая наука, разобраться в этом вопросе. Когда гитлеровцы занимали какую-либо деревню, не стремясь устраивать геноцид местного населения, а для того, чтобы там отдохнуть, и запастись провизией, какую картину они наблюдали, входя в крестьянские избы? Кто эти избы населял? Старики, дети и инвалиды, неспособные оказывать какое-либо сопротивление. Вот и потчевали немцев, как умели. Они ведь могли и пристрелить в случае чего. Естественно, что радушие хозяев по отношению к оккупантам не было полностью искренним. Старушка-мать хотела дождаться сына с фронта, да и просто пожить еще, оттого и кормила ненавистных оккупантов. Правда, стоит оговориться, что хозяйственный коллаборационизм повсеместно распространен не был. Это были нечастые случаи проявления «благосклонности» к оккупантам, да и то, как было сказано, обстоятельства к этому принуждали. Некому было защитить своих пожилых родителей, потому и складывалась ситуация, которую вполне можно обозначить как трагическую.

Прежде, чем мы начнем говорить о следующем виде коллаборационизма, приведем точку зрения итальянского историка Джузеппе Боффа относительно ситуации в СССР, которая сложилась накануне войны. Он пишет: «К началу 40-х годов в Советском Союзе не было недостатка в недовольных и несогласных, чьи настроения мог использовать осмотрительный враг. Чтобы понять это, достаточно просто обратиться к предыдущему периоду истории страны. Крестьяне, недовольные коллективизацией и последующей аграрной политикой; люди, пострадавшие от сталинского деспотизма; лица, тоскующие о дореволюционных порядках, — все эти категории граждан имелись в довольно значительном количестве. Национальные противоречия не только не исчезли, но и отчасти разгорелись с новой силой вследствие сталинских репрессий. Сам факт того, что страна оказалась захваченной врасплох нападением врага, порождал новые мотивы разброда». [2, c. 105]. Приводя эту цитату, мы хотим показать, что обстановка в СССР накануне войне была, к сожалению, располагающей к возникновению и паразитированию коллаборационизма в самых различных его проявлениях и сферах человеческой жизни. Итак, начнем рассматривать следующий вид коллаборационизма — политический коллаборационизм. Его еще иногда называют государственно-политическим. Государственно–политический коллаборационизм был реализован через государственные институции — правительство, парламент, суды и полицию, возможно — главу государства. Согласие гитлеровцев на создание таких местных органов власти (сохранение уже существовавших под своим контролем) зависело от условий конкретной страны. Существовали коллаборационисты, которые сотрудничали с гитлеровцами, считая, что так они смогут сохранить собственный народ и общество. Были и те, которые использовали оккупацию с целью провести глубокие изменения на занятой гитлеровцами территории. Характерные примеры государственного коллаборационизма — Дания, протекторат Чехия и Моравия, Французское государство (во главе с правительством Виши), Норвегия и т.п. [5, с.1] Немецкий политолог Герман Вагнер считал, что «родителями» политического коллаборационизма были политические партии, а также коллаборационистские СМИ. Он отмечает, что политический коллаборационизм прессы особенно доминировал в оккупированном Париже.

Как мы можем судить, политический коллаборационизм — один из самых серьезных и масштабных видов коллаборации. Он наносит вред и создает плохую репутацию не только какому-то конкретному лицу, или семье, но целому государственному образованию, а также народу, его населяющему. Ущерб от политического коллаборационизма может быть поистине огромен, ведь уровень, на котором происходит измена — государственный. От этого может пострадать любая сфера промышленности, сданная оккупантам, может серьезно пострадать экономика, а также ухудшатся условия жизни населения. И, несмотря на сговор, и формальную «дружбу» с государством-оккупантом, оккупированное государство теряет очень и очень много. Оккупационная власть буквально лишает жизнеспособности граждан, да и всю политическую и экономическую систему оккупированного государства. В итоге наступает разруха, потому что экономика пострадавшего государства после вмешательства оккупантов в свое существование, не в силах поддерживать жизнь и экономическую стабильность в регионе. Коллаборационизм подобно ржавчине покрывает честное до некоторой поры имя какого бы то ни было человека, замешанного в этом подлом деянии, а также позорит организацию, или даже целое государство, замешанное в сношениях с оккупантами, в оказании помощи врагу.

Теперь попробуем разобраться с культурными проявлениями коллаборационизма. Он, по нашему мнению, является одним из самых «эффективных и действенных» вариантов предательства, поскольку непосредственно связан со средствами массовой информации, а так же культурой, посредством которой человек познает мир, усваивает моральные нормы и принципы, формирует собственной мировоззрение. Представляется необходимым упомянуть о газете «Речь», являвшейся одним из немецких периодических изданий на оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны. Печаталась на русском языке, выходила в Орле с1941 года. В этой газете, как и во многих оккупационных газетах того периода, публиковались сообщения о жизни в Германии, а также пропагандировался «немецкий порядок».

«В культурных обзорах присутствовали материалы о тяжкой доле артистов при сталинском режиме, например, об артисте Николае Печковском. На страницах газеты «Речь» давались хвалебные рецензии к антисемитским фильмам». [4.]

И такая газета была не одна. Наряду с «Речью» на оккупированных территориях СССР в период Великой Отечественной войны выходили газеты «Новый путь», и «За родину». И это только газеты! Они оказывали большое влияние на массы, а ведь это только часть СМИ того периода. Стоит отметить, что в этих газетах нередко размещались статьи антисоветской, а также антисемитской направленности. Это не странно, ведь оккупанты хотели завладеть умами жителей оккупированных территорий, привлечь их на свою сторону, привить им ложные ценности, навязать свои взгляды. Также в этих газетах печатались хвалебные рецензии на фильмы антисемитской направленности. Примечательно, что газета «За родину» выходила в Латвии, г. Рига. Прибалтика, как мы знаем, тяготела к национал-социалистической Германии, да и по сей день в Эстонии и Латвии прослеживаются русофобские и националистические настроения. Не станем давать оценку этим явлениям, так как область нашего научного интереса лежит в другой сфере. Итак, мы рассмотрели практически все виды коллаборационизма, которые существовали на территории СССР в период Великой Отечественной войны. Однако, есть еще одна форма предательства, и она, по нашему убеждению, очень важна и подлежит кропотливому анализу. Пришло время поговорить об экономическом коллаборационизме. Суть его состоит в использовании оккупантами экономического потенциала оккупированной территории. То есть сама суть экономической коллаборации состоит в допуске некими лицами (главами заводов, промышленных предприятий, сельскохозяйственных объединений) оккупантов к вмешательству в подконтрольные им сферы, и сферы их деятельности. Например, отечественный исследователь проблемы коллаборационизма, И. Г. Ермолов считает, что: «Еще до нападения Германии на СССР был создан штаб под кодовым названием «Ольденбург», в задачу которого входила экономическая эксплуатация Советского Союза». То есть немецкое командование еще перед началом войны строило планы относительно промышленного сектора СССР, стремясь получить из этой сферы максимальную выгоду, планируя нещадную ее эксплуатировать в своих интересах. Важно отметить, что оккупанты, пользуясь промышленностью в оккупированном секторе, абсолютно не учитывали нужды населения, проживавшего на оккупированной территории. И. Г. Ермолов также отмечает: «Дополнительный ущерб промышленности был нанесен местными жителями, которые в условиях временного безвластия стали растаскивать все то, что не успели уничтожить отступающие части РККА, и что представляло для них хоть какую-то ценность». В условиях войны каждый хотел хоть как-то выжить, потому и случалось мародерство. Можно ли считать это актом коллаборационизма — сложный вопрос. С одной стороны — да, потому что мирное население, занимаясь мародерством, наносило вред своему государству, а в условиях войны это могло стать серьезным ударом для экономики. Каждая мелочь могла пригодиться, особенно, если это была деталь техники, или, скажем продовольствие. Мука или масло тоже не помешали бы фронту, но их, по выражению И. Г. Ермолова «Арестованный впоследствии и преданный суду военного трибунала директор совхоза «Красный» Ленинского района Тульской области член ВКП(б) Маслов добровольно передал немцам муку, керосин, мясо, бензин, принадлежащие совхозу».

Итак, коллаборационизм бывает разный, и мы, рассмотрев многие из самых часто встречающихся его форм, приходим к выводу, что коллаборация- это то, без чего едва ли обходится любая крупная война, а особенно мировая. Хотя бы один из видов коллаборационизма однозначно будет сопровождать вооруженный конфликт. Скорее всего, военный. А может и хозяйственный, или политический. У этих видов предательства шансов будет поменьше, но все же он будет. Вот мы и разобрались со всеми, заявленными в статье, видами коллаборационизма.

Литература:

  1. Романичев Н. М. Сотрудничество с врагом // Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Военно-исторические очерки в 4-х книгах. Кн. 4 Народ и война. — М.: Наука, 1999. — С. 153–163.
  2. Боффа Дж. История Советского Союза: в 2-х тт. Т. 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941–1964 гг. 2-е изд. — М.: Междунар. Отношения, 1994. — 632 с.
  3. Серые тени белого орла. Livejournal. http://joanerges.livejournal.com/340158.html
  4. Немецкая оккупационная газета «Речь». Wikipedia.ru https://ru.wikipedia.org/wiki/Речь_(оккупационная_немецкая_газета)
  5. Экономический коллаборационизм. Libma.ru http://www.libma.ru/istorija/tri_goda_bez_stalina_okkupacija_sovetskie_grazhdane_mezhdu_nacistami_i_bolshevikami_1941_1944n/p4.php

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle