Авторы: Мирзаджанов Бахтиёр Тулкунович, Ходжаев Х.

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Мирзаджанов Б. Т., Ходжаев Х. Проблемы формирования государственного аппарата советов в Туркестане на примере Наманганского уезда (в 20-х годах ХХ века) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 90-92.

С обретением независимости Республики Узбекистан в истории узбекского народа произошел коренной перелом. Национальная независимость создала большие возможности в осознании своих прав, возрождении национального самосознания, в процессе социально-экономического и культурного развития. Вместе с этим, национальная независимость открыла огромные возможности для изучения нашего прошлого. Действительно, сегодня «…история становится настоящим воспитателем народа. Оживляет память о делах и героизме наших великих предков, формирует новое сознание граждан» [1, c 18].

Тяжелые условия жизни народа в Наманганском уезде в первой четверти ХХ века, создавшиеся благодаря непрекращающейся борьбе между советами и представителями движения «истиклолчилик», тормозившие здесь всякую созидательную работу и полная изолированность города от уезда, препятствовавшая постепенной подготовке населения к новому строительству жизни, не давали до начала 20-х годов ХХ века возможности приступить к организации советами волостных управлений и только с ликвидацией «басмачества», явилась хоть и отчасти возможность работы в уезде в этом направлении [2, c 157].

С начала апреля 1920-го года было приступлено к организации волостных советов и эта работа была закончена к маю месяцу исключая несколько отдалённых волостей, сообщения с которыми в зимний период практически не существовало, из за закрытости горных перевалов (Сусамырская, Арымская и Чаткальская волости).

К весне 1920 года было организовано из 29 только 15 волостных советов; организация которых, продолжалось до конца 1930 года, так как организаторских сил для этого к концу 30х уже имелось предостаточно.

Однако это дело и в 20-ые годы проходит с большим трудом благодаря, с одной стороны, неподготовленности населения к условиям и задачам нового строительства жизни, чего сделать ранее путём агитации было невозможно, а с другой — благодаря противодействию бывших курбашей, представленных в волостях «басмачами» [3, c 157]. Курбаши боясь потерять свои позиции и влияние среди населения, всеми мерами старались идти против волостных советов. Поддержку в этом они находят как среди баев, торговцев и представителей духовенства, так и среди мелких групп, всё ещё действовавших в уезде, особенно в отдалённых волостях.

В докладе председателя Наманганского уездного Ревкома на имя председателя комиссии по делам Туркестана от 24 апреля 1920 года с большим чувством своего затруднительного положения приводятся данные о крайне тяжёлом положении в уезде. Так в своём докладе он приводит пример, что: «был например на днях случай, когда в селении Кассан (30 верст от города) пришлось выборы совета отложить, так как один из городских мулл прислал населению письмо, в котором воспрещал организацию совета; мулла тот арестован и дело о нем передано в ЧК для привлечения к ответственности за противодействие распоряжениям власти». [4, c 157].

«С курбашами, нежелающими расстаться с властью, приходится и по настоящее время сталкиваться и районным начальникам милиции и группам агитаторов по организации волостных советов. Борьба с ними и мелкими шайками очень затруднительна, ибо их по видимому укрывает само население, опасаясь за свою безопасность» [5, c 157 об].

Советы стараются изо всех сил искоренить стремление населения к противодействию против них и попадания так называемых «нежелательных элементов» к власти. Это можно явно проследить в вышеуказанном докладе председателя Ревкома Наманганского уезда где доходит до того, что прибегают к фальсификации а где возможно даже отмене результатов выборов. «Благодаря малоподготовленности населения к новой форме правления, в волостные советы иногда проходят, как ныне показал опыт, нежелательный элемент: кулаки, спекулянты, крупные землевладельцы и вообще люди, с пролетариатом ничего общего не имеющий. Придётся в силу этого кое где произведенные выборы отменить, произвести перевыборы, но в общем с подобным явлением бороться очень трудно; сама жизнь укажет конечно те промахи, которые население допускает нынче может быть безсознательно, а вернее доверяясь, как и раньше, муллам и баям кулакам» [6, c 157].

В процессе установления своей власти на местах советы испытывали затруднения как в сфере материальных так и в кадровых потребностях во всех отраслях власти.

Как пишет председатель Ревкома Наманганского уезда: «Из более насущных в данный момент нужд не могу не указать на необходимость снабдить беднейших дехканов лошадьми взамен реквизированных у них для армии и отобранных разбойниками. Нужда в лошадях теперь, с началом полевых работ, громадна и необходимо прийти им на помощь, для неё прошу передать всех лошадей, признанных негодными для строя. Эта помощь даст беднейшему дехканину возможность стать на ноги и хотя отчасти улучшить своё тяжелое до безвыходности положение [7, c 158].

Такое же тяжёлое положение было и у Наманганской милиции которая, согласно приказа Турцика от 16 октября 1919 года № 19, была переведена на положение красной армии. В своём докладе от 24 апреля 1920 года Начальник уездно-городской милиции Намангана жалуется на безысходное положение городской милиции.

«Вся Наманганская милиция как в городе, так и в уезде переведена на положение красной армии в смысле довольствия, жалованья и обмундирования. Жалованье и довольствие милиции выдается деньгами; довольствие милиция получает деньгами по базарным ценам, согласно справок Наманганского Продотдела, в виду того, что милиция до сих пор не причислена к какой либо воинской части при Наманганском военном отделе. Что же касается обмундирования для Наманганской милиции, то такового милиция до сих пор не получала, несмотря на многочисленные просьбы пред Главмилицией в Ташкенте и Облмилицией Ферганы. Ввиду неполучения обмундирования милицией, не представляется возможным перевести всю милицию на казарменное положение и производство военного обучения милиционеров» [8, c 159].

«До сих пор т. е. до ликвидации ферганского фронта милиция работала как воинская часть в полном смысле этого слова, каждый раз выступая в походы как с отрядами красной армии, а также и одна, выполняя поручения оперативного штаба, но с наступлением успокоения в уезде, само собой разумеется, милиция обязана приступить к исполнению прямых своих обязанностей, но и для этого является препятствие. Участковые Начальники милиции до сих пор работали в городе, выезжая в уезды в свои участки только со своей милицией, так как во времена нахождения крупных разбойничьих шаек в уезде, Начальникам милиций жить каждому в своём участке, где бы должны были быть и их канцелярия, не представлялось возможности, так как милиция не вся вооружена» [9, c 159 об].

Исходя из требований того времени для милиции было необходимо, согласно полагаемых штатов милиции, миниум 310 винтовок, 150 револьверов и 150 шашек. Но в наличности в распоряжении наманганской милиции имелось 55 винтовок, 19 револьверов годных для стрельбы и 12 револьверов непригодных. Но по положению и смете штатов Наманганской уездно-городской милиции должно было быть 310 милиционеров, исключая командный состав, на лицо же имелось 135 милиционеров с командным составом, из коих вооружены были винтовками только 56 милиционеров и 19 револьверами, остальные же вооружены не были. Кроме того для конной милиции необходимо было согласно сметы 275 лошадей, налицо же имелось 40 лошадей [10, c 159 об].

В докладе о деятельности Наманганского Отдела труда и Социального обеспечения приводятся материалы, дающие ясную картину о тяжелой и нестабильной ситуации в уезде. С начала возникновения Отдела труда в городе Намангане, деятельность его стеснялось неустойчивым положением в уезде, всегда за городом бродили неспокойные элементы, которые впоследствии парализовали всю работу в уезде и территория Отдела Труда сомкнулась в черте города, да и то только в центре [11, c 162].

Организованная раньше в городе Чуст Биржа Труда была вся разграблена. И только после стабилизации положения в уезде начали проводить принципы своей рабоче-крестьянской (советской) власти среди населения вне черты города.

Насколько опасно и нелегко было работать представителям новой власти, может служить показателем и то обстоятельство, что посланный в район города, член Коллегии Карим Берды Агалыков для обследования материального положения одного нуждающегося, был схвачен и зарезан… [12, c 162 об].

В процессе своего становления советы также начали рассматривать вопрос развития медицины в уезде.

Отдел Здравоохранения в Наманганском уезде начал свою деятельность с 1-го июля 1918 года. Заведующим с 3-го ноября 1919 года состоял лекарский помощник Е. Г. Грачев, заведующим медико-научно-санитарно-эпидемиологическим подотделом врач Н. А. Копанский, другие подотделы как то: лечебный, школьно-санитарный за недостатком медицинского персонала не были организованы. Деятельность Отдела за рассматриваемое время ограничивалась городом ввиду происходивших беспорядков в уезде вследствие чего, больницы в участках уезда не функционировали за выездом всего персонала в город.

В этой сфере также прослеживался огромный недостаток как в кадрах (персонале) так и материальном обеспечении. В докладной под № 1833 от 24 апреля 1920 года Отдела Народного здравоохранения Наманганского Революционного Комитета ТСРРСФ в числе основных проблем в деятельности Отдела упоминаются именно эти два аспекта.

«Только за последнее время приводится в известность сохранившееся имущество в покинутых временно больницах и подыскивается для них медицинский персонал. Пока предстоят открытию больницы в селении Заркент и Касан». При ограниченном числе врачей три врача: Чжизвили, Оснульский и Сохор мобилизованы военным ведомством, осталось всего годных для несения службы 3 русских врача и один иностранно-подданный врач [13, c 168].

В целом и в последующие годы становления и существования новой системы власти большевики столкнулись с немалыми проблемами в деле формирования государственной кадровой структуры порой за счет ущемления и неуважительного отношения к правам народов.

 

Литература:

 

1.                  Каримов И. А. От сильного государства к сильному обществу. — Ташкент, Шарк, 1998 — С.18

2.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-157

3.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-157

4.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-157 об

5.                  См. Там же

6.                  См. Там же

7.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-158

8.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-159

9.                  ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-159 об

10.              Там же.

11.              ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-162

12.              См. там же

13.              ЦГА РУз — Ф-25.Оп -1.Д-254. Л-168

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle