Библиографическое описание:

Михайлов А. С., Михайлова А. А. О возможностях российского участия в формировании трансграничных инновационных кластеров на Балтике [Текст] // Экономика, управление, финансы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, декабрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 171-178.

В статье на основе обобщения и анализа существующих подходов уточнено понятие трансграничного кластера. Рассмотрены причины, способствующие созданию трансграничных кластеров, а также инструменты и механизмы, используемые для формирования и поддержки кластерных инициатив в Балтийском регионе. В ходе идентификации трансграничных кластеров на Балтике был выявлен ряд существующих и перспективных кластерных образований, в том числе с российским участием. Проведен SWOT-анализ условий и возможностей интеграции Северо-западного региона России в международную кластерную сеть с учетом принятой «Стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года», дана оценка полученным результатам. Рассмотрены перспективы участия Калининградской области в международных кластерных инициативах в Балтийском регионе.

Ключевые слова: трансграничный кластер, Балтийский регион, трансграничное сотрудничество, кластерная инициатива, модель «тройной спирали»


The definition of cross – border cluster is clarified on the basis of relevant literature review and generalization. The reasons affecting the creation of cross – border clusters, as well as tools and mechanisms used in the process of formation and further support of the cluster initiatives at the Baltic region are examined. The cross – border cluster mapping analysis have shown a number of existing and perspective clusters in the Baltic region, including Russian participation. The conditions and perspectives of integration of the North – West of Russia into the international cluster net are provided in the form of SWOT analysis, with regards to the adopted “Strategy of socio-economic development of North – West Federal region for the period until 2020 year”. The evaluation of the results obtained is provided. The perspectives of Kaliningrad region participation in international cluster initiatives in the Baltic region are discussed.

Keywords: cross – border cluster, Baltic region, cross – border cooperation, cluster initiative, “Triple helix” model


Формирование кластеров, в том числе инновационных, на различных уровнях локализации является одним из основных механизмов повышения конкурентоспособности, как отдельных территорий, так и страны в целом. Наибольший интерес для развития приграничных, периферийных территорий представляет международное кластерное сотрудничество в рамках трансграничных кластеров. Следует отметить, что данный тип кластерных образований наименее изучен и является перспективной областью исследования.

На основе обобщения и анализа существующих подходов [см., например, 5, 8, 10-12] авторами статьи предлагается рассматривать трансграничный кластер как устойчивое взаимодействие широкого круга взаимосвязанных, взаимозависимых и взаимодополняющих стейкхолдеров, локализованных в приграничных территориях соседних стран, функционирующих в смежных отраслях и обладающих сходным уровнем развития навыков и технологий, занимающихся совместным созданием товаров и/или услуг, что обеспечивает синергетический эффект в развитии соответствующих территорий и диффузии инноваций между ними.

Возникновение и устойчивое развитие трансграничных кластеров требует от региона создания определенных качественных условий хозяйствования, при которых деятельность всех участников, входящих в модель «тройной спирали» (бизнес, власть, университет)1, будет направлена на активизацию и укрепление взаимовыгодного сотрудничества и обмен компетенциями. Среди наиболее значимых определяющих факторов, оказывающих влияние на процесс создания кластеров в трансграничных регионах, можно выделить три основные группы: факторы, характеризующие сотрудничество в сфере предпринимательства (бизнес-климат, инновационная активность и т.д.); факторы, характеризующие взаимодействия на уровне власти (правовое поле хозяйствования, доля участия государства в кластерных инициативах и т.д.); факторы, определяющие уровень взаимодействий в образовательном и научно - исследовательском секторе (партнерство среди вузов, уровень НТП трансграничного региона и т.д.).

Кластерные инициативы являются организованными усилиями, направленными на повышение конкурентоспособности кластера в регионе с участием частного бизнеса, государственных органов и академических институтов в рамках отраслевой системы [3]. На этапе становления существенную роль играет государство, что выражается в широком распространении частно-государственного партнерства и высокой доле бюджетного финансирования (54%). В процессе развития кластера значимость финансовой поддержки государства снижается [16].

Создание трансграничных кластеров затруднено наличием существенного разрыва между текущим и желаемым уровнем оказания государственной поддержки (Innobarometer, 2006). Опрос немецкой организации «Сеть компетенций» (Kompetenznetze, 2007) среди 91 кластерной инициативы в Европе показал, что лишь 10% кластерных инициатив обладают конкретными планами по интернационализации [17]. В рамках данного исследования были также определены основные причины создания трансграничных кластеров: стремление к укреплению конкурентных позиций на мировом рынке; более легкий доступ к целевым рынкам, ноу-хау и технологиям, не доступным в пределах собственного кластера; обмен информацией и опытом.

Помимо государственной кластерной политики существует ряд дополнительных мер по укреплению кластерных инициатив и поддержки создания трансграничных кластеров в Европе. Одним из инструментов является «Европейская группировка территориального сотрудничества» («European Grouping of Territorial Cooperation»), который представляет собой правовой документ для управления программами структурных фондов, но также используется для укрепления сотрудничества между органами власти и некоммерческими организациями в рамках поддержки трансграничных кластеров [18]. Инициатива 7-й Рамочной Программы по НИОКР «Регионы Знаний» (7th Framework Programme on Research and Development «Regions of Knowledge») направлена на стимулирование взаимодействий между региональными инновационными кластерами [14]. Организации «Европейское территориальное сотрудничество» («European Territorial Cooperation») и «Европа INNOVA» («Europe INNOVA initiative») используются в качестве платформы для сотрудничества между участниками европейских кластеров в традиционных и высокотехнологичных секторах экономики [14].

Эффективным механизмом по содействию формированию трансграничных кластеров выступает деятельность транснациональных корпораций (ТНК). Через дочерние компании в различных кластерных образованиях они создают связи, которые являются внешними по отношению к кластеру в целом, но внутренними в отношении самой ТНК. Сочетая в себе соответствующие компетенции региональных кластеров в цепочке добавленной стоимости и являясь «основными субъектами прямых иностранных инвестиций» [6], они играют роль катализатора кластерной инициативы.2 На конец 2011 года в Балтийском регионе зарегистрировано 18 ведущих ТНК (Германия – 12; Швеция – 3; Норвегия – 1; Финляндия – 1; Дания – 1), специализирующихся на автомобилестроении (4 ТНК), электро-, газо- и водоснабжении (4 ТНК), телекоммуникациях (3 ТНК), фармацевтической и химической промышленности (3 ТНК), которые могут рассматриваться потенциальными точками роста для кластерного сотрудничества.

В ходе идентификации трансграничных кластеров на Балтике было выявлено 14 успешных примеров реализации кластерной политики. Подавляющее большинство устойчивых трансграничных кластеров сосредоточено в Скандинавских странах и являются членами национальных государственных инициатив по созданию центров регионального роста, например, объединения датско-шведских кластеров «Научный Регион Эресунн» («The Øresund Science Region») и шведско-финских – «Ботническая дуга» («Bothnian Arc»).

Широкое развитие трансграничное кластерное сотрудничество получило в Швеции. Страна обладает устойчивыми кластерными взаимодействиями практически во всех приграничных областях. Значительный уровень научно-технического потенциала обеспечивает преимущественное развитие высокотехнологичных видов деятельности: ИКТ, фармацевтическая промышленность и биомедицинские технологии, нанотехнологии, эко-технологии, мультипликация и видео и т.д. Большинство шведских университетов (Lund, Malmo, Gothenburg, Karlstad, Uppsala, Stockholm и другие) являются неотъемлемой и одной из движущих сил развития кластерного сотрудничества в рамках модели «тройной спирали».

В формировании трансграничных кластеров активно участвуют хозяйствующие субъекты Дании. Уровень развития НТП страны сопоставим со шведским, однако достижение синергетического эффекта происходит за счёт отличий в сферах специализации. Например, в трансграничном кластере «Медиконовая долина», шведские компании занимаются разработками в области медицинских и биотехнологий, а датские компании – в области фармацевтики и медицинского оборудования. Помимо датско-шведского сотрудничества, страна участвует в европейских сетевых взаимодействиях, выходящих за рамки Балтийского региона.

Основное сосредоточение трансграничных кластеров Финляндии находится в регионе Ботнической дуги (приграничная область на границе Швеции и Финляндии) и специализируются в сфере информационных технологий, металлургии, лесного хозяйства и деревообработки, здоровья, образования и НИОКР. Государственная инициатива по созданию данного рода взаимодействий была направлена на инновационное развитие периферийных регионов двух стран, с учётом их дальнейшего рассмотрения в качестве своеобразного связующего звена между ЕС и Россией.

В Восточной части Норвегии расположено два трансграничных кластера: «Зелёная магистраль» («Green Highway») – кластер эко-технологий и «Медпобережье Скандинавия» («Medcoast scandinavia») – кластер медицинских технологий. Основная страна-партнер – Швеция. Шведско-норвежские кластеры отличаются высоким уровнем сотрудничества между всеми участниками взаимодействий (бизнесом, научно-образовательными учреждениями и властью) на разных уровнях.

Примерами трансграничных кластерных инициатив, выявленных вне Скандинавского региона, могут служить зарождающиеся кластеры в Прибалтике, ряд из которых с участием СЗФО.

Создание латвийско-литовского кластера деревообработки и мебельной промышленности основывается на уже существующих региональных кластерах, расположенных в приграничных регионах Алитус и Латгалии. Данная инициатива в отличие от скандинавского опыта является неправительственной и продвигается Южно-Литовской региональной ассоциацией предпринимателей Алитус. Представители власти приграничных регионов и филиалы торгово-промышленных палат приняли участие в проекте лишь на этапе его непосредственной реализации.

Российско-эстонская кластерная инициатива реализуется в рамках совместного проекта «Развитие кластеров и интернационализация предприятий приграничных регионов России и Эстонии», «Трансграничные кластеры Северо-запада России и Северо-востока Эстонии» («EstRuClusters Development») и направлена на развитие сфер туризма, химической промышленности, металло- и деревообработки. Создание трансграничных кластеров предусматривает применение модели «тройной спирали», однако согласно списку реальных участников ее формирование находится в стадии становления.

Возможность российского участия в международных кластерных инициативах во многом определяется государственной политикой в области социально-экономического развития и внешнеэкономических отношений. Утверждение «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации» в 2008 году [1] способствовало распространению кластерного подхода при разработке стратегий регионального развития и выделению в качестве приоритетного направления формирование сети территориально-производственных и инновационных кластеров.

С учетом государственных приоритетов в 2011 году была принята «Стратегия социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года» [2], выделившая развитие внешнеэкономических связей с ЕС, в том числе содействие трансграничному сотрудничеству, в качестве ключевой функции СЗФО. Основная цель приграничного сотрудничества определена как повышение эффективности использования производственной и социальной базы приграничных территорий и осуществление согласованной политики пространственного развития путем формирования кластеров, ТПК, зон опережающего развития и т.д.

Основным «полюсом роста» в СЗФО выделена Санкт-Петербургская агломерация, на базе которой должны быть организованы центры кластерного развития с последующим внедрением их опыта в другие регионы РФ по ряду ключевых направлений: судостроение, ИКТ, нанотехнологии, ядерные технологии, лесная и рыбная промышленности.

Обеспечение возможности реализации представленной Стратегии во многом связано с необходимостью достижения регионами - участниками определенного уровня научно – технического и инновационного потенциала. Сравнительная оценка НТП демонстрирует существенное отставание СЗФО в инновационной сфере от стран Балтики. Относительно высокий уровень научно-технического развития лишь у г.Санкт-Петербург, который может быть рассмотрен в качестве самостоятельного «полюса роста». НТП других субъектов СЗФО значительно ниже и практически не сопоставим со средними величинами по Балтийскому региону.

В результате оценки перспектив развития трансграничных кластеров на Балтике, был проведен SWOT-анализ условий и возможностей участия СЗФО в международных кластерных инициативах (таблица).

Таблица

SWOT-анализ условий и возможностей участия СЗФО в трансграничных кластерах в Балтийском регионе

SWOT - анализ по методологии К.Эндрюса

Силы (внутренние)

  1. Выгодное географическое положение, развитость транспортно-логистической инфраструктуры;

  2. приоритет международного сотрудничества;

  3. «полюс роста» - Санкт-петербургской агломерации;

  4. многоотраслевая структура экономики и диверсифицированное производство;

  5. возможность использования НТП других регионов РФ при осуществлении обмена знаниями и инновациями.

Слабости (внутренние)

  1. Недостаточный уровень НТП субъектов СЗФО (кроме г. Санкт-Петербург) в сравнении со странами Балтики;

  2. сравнительно низкий уровень социально - экономического развития;

  3. несовершенство международных транспортных коридоров, изношенность транспортных сетей;

  4. низкая инновационная активность бизнеса.

Возможности (внешние)

  1. Сотрудничество в научной сфере;

  2. реализация совместных проектов и программ по развитию приграничных территорий и стимулированию сотрудничества.

Возможности по реализации силы

  1. Создание единого научно-образовательного пространства;

  2. укрепление приграничного сотрудничества;

  3. формирование кластерных инициатив на базе Санкт-петербургской агломерации;

  4. активизация региональных кластерных инициатив с перспективой создания трансграничных кластеров;

  5. использование определенных регионов СЗФО, как коридоров развития между Россией и ЕС (например, Калининградская область).

Возможности при устранении слабостей

  1. Активизация обменных потоков знаниями, технологиями, ноу-хау и т.д.;

  2. развитие приграничных территорий за счет программ приграничного сотрудничества;

  3. реализация совместных инфраструктурных проектов;

  4. стимулирование международного сотрудничества бизнес-сектора, через механизмы государственной поддержки, создание совместных предприятий, привлечениеТНК и т.д..

Угрозы (внешние)

  1. Высокая зависимость от отношений РФ – ЕС;

  2. отсутствие комплексного законодательства в сфере трансграничного сотрудничества;

  3. ограниченные полномочия региональных и местных властей в области приграничного сотрудничества;

  4. нетарифные барьеры по экспорту российских товаров в страны ЕС.

Использование сил для устранения угроз

  1. Принятие ФЗ «О приграничном сотрудничестве»; подписание Соглашения о приграничном сотрудничестве с ЕС;

  2. закрепление на уровне региональных стратегий важности трансграничного сотрудничества;

  3. расширение полномочий региональных и местных властей в области приграничного сотрудничества;

  4. вовлечение хозяйствующих субъектов региона в международную кластерную сеть;

  5. интеграция СЗФО в единое научно-техническое пространство на основе обладания уникальными компетенциями.

Устранение слабостей для снижения угроз

  1. Формирование НПФЭИ;

  2. повышение уровня социально - экономического развития территории за счёт мобилизации внутренних (например, создание региональных кластеров) и внешних (например, привлечение иностранных инвестиций) источников;

  3. модернизация существующих и/или реализация новых совместных инфраструктурных проектов; создание единой транспортно-логистической системы;

  4. создание благоприятных условий хозяйствования с целью развития высокотехнологичных отраслей экономики.

На основе проведенного SWOT-анализа могут быть выделены основные направления кластерной политики Северо-западного региона: 1) активизация и укрепление трансграничного сотрудничества со странами Балтийского региона; 2) повышение предпринимательской активности бизнеса, в том числе в инновационной сфере; осуществление государственной поддержки кластерных инициатив в трансграничных регионах; 3) наращение научно-технического и инновационного потенциала регионов СЗФО и укрепление международного сотрудничества в сфере науки и образования, активизация обмена опытом, знаниями, технологиями и т.д.

Развитие трансграничного сотрудничества требует решения ряда важных вопросов в сфере регулирования международной деятельности. Учитывая высокую степень зависимости политики региональных и местных властей в приграничных районах от отношений Россия-ЕС, необходима разработка комплексной международной политики на всех уровнях власти с единым виденьем стратегических приоритетов развития Северо-Западного региона, в том числе в части создания инновационных трансграничных кластеров, и ее увязка с политикой ЕС в Балтийском регионе и национальными политиками отдельных стран. Необходима хорошо проработанная законодательная база в сфере приграничного сотрудничества, в том числе принятие федерального закона «О приграничном сотрудничестве», подписание Соглашения о приграничном сотрудничестве с ЕС. Немаловажен тот факт, что местные и региональные власти приграничных районов СЗФО обладают сравнительно меньшими полномочиями по осуществлению трансграничных взаимодействий в сравнении с европейскими странами, что, несомненно, является сдерживающим фактором для активизации сотрудничества в данном направлении.

Важным фактором для активизации трансграничного сотрудничества и развития приграничных территорий может стать малое приграничное движение (МПД), дающее право на многократный въезд в приграничную зону на условиях, предусмотренных соответствующим международным соглашением, с целью осуществления социально – экономических, культурных, родственных и туристических поездок.3 Эффективность такого режима для Калининградской области, как участника сотрудничества с российской стороны, во многом будет определяться скоростью и качеством решения инфраструктурных и процессуальных проблем, встающих перед регионом. Однако реальную оценку результатов действия МПД будет возможно произвести лишь через некоторое время после его введения.

Тесная взаимосвязь политики государства по развитию приграничных территорий и процесса создания трансграничных кластеров с российским участием обуславливает необходимость государственной поддержки кластерных инициатив и трансграничного сотрудничества и определяет роль государства как ведущую в международном кластерном сотрудничестве.

Активизация кластерной политики СЗФО в приграничных районах в сфере предпринимательской деятельности связана с вопросами создания благоприятной кластерной среды, повышения инновационной активности, стимулирования экспортно-ориентированных производств, укрепления взаимодействий бизнеса с представителями власти и науки и образования, привлечения иностранных инвестиций в регион и т.д. Одними из возможных инструментов по стимулированию формирования кластерных инициатив (с перспективой их оформления в трансграничный кластер) может служить как привлечение транснациональных компаний, так и стимулирование экспортной составляющей экономики региона. Следует отметить, что на данный момент в СЗФО ведут свою деятельность такие ТНК стран Балтийского региона, как IKEA (Швеция), Henkel Group (Германия), Tetra Laval Group (Швеция) и т.д.

Также происходит развитие внешнеэкономической деятельности со странами Балтийского региона. Около 11% общего товарооборота региона приходится на приграничные страны: (Финляндия, Польша, Латвия и др.). Лидером по экспорту является г.Санкт-Петербург и Ленинградская область. Наибольшую долю в товарной структуре экспорта Северо-западного региона России занимают продукция топливно-энергетического комплекса (58,6%), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (8,7%), металлы и изделия из них (14,2%).4

Высокую значимость для формирования кластеров в Северо-Западном регионе имеет вопрос налаживания тесных связей между всеми институциональными акторами с выработкой единой стратегической линии, направленной на повышение конкурентоспособности территории в целом и одновременное развитие каждого из участников взаимодействий, а также создание единой цепочки добавленной стоимости.

Формирование трансграничных кластеров в высокотехнологичных областях связано с необходимостью наличия определенного уровня научно – технического и инновационного потенциала региона. Во многом сдерживающим фактором для наращения НТП Северо-западного федерального округа России является невысокая инновационная активность предпринимательского сектора: отсутствие заинтересованности во внедрении инноваций, недостаточный уровень финансирования исследований и разработок, слабое взаимодействие с образовательными и научно – исследовательскими учреждениями и т.д. На наш взгляд, необходим механизм государственной поддержки по стимулированию развития высокотехнологичной деятельности хозяйствующих субъектов и увеличению их концентрации на территории СЗФО с последующим формированием кластеров.

Третьим направлением кластерной политики должна стать интеграция СЗФО в единое европейское научно – технологическое и инновационное пространство с целью формирования каналов по обмену знаниями, ноу-хау, технологиями и т.д. В настоящий момент мощным НТП обладает лишь Санкт-Петербургская агломерация. Инновационный потенциал остальной территории СЗФО значительно скромнее. В статье Н.Ю. Одинг и Г.М. Федорова «Активизация российского участия в трансграничном сотрудничестве на Балтике» были разработаны рекомендации по усилению инновационной составляющей трансграничного сотрудничества СЗФО, включающие пять основных направлений [9]:

  1. активизация сотрудничества СЗФО со странами Балтийского региона в рамках реализации инновационной стратегии Санкт-Петербурга и обмен опытом;

  2. участие Калининграда в интеграционных процессах в регионе Балтийского моря путем создания технопарка на базе Балтийского федерального университета им. И. Канта и кооперации с технопарками университетов Гданьска, Клайпеды и других европейских городов, а также привлечение инновационного потенциала внутренних регионов России;

  3. поддержание совместных исследований университетов на паритетной основе, осуществление сотрудничества между технопарками, стимулирование создания малых инновационных предприятий, с их последующей интеграцией в международные технологические проекты в регионе Балтийского моря. Расширение контактов и международной кооперации исследовательского и технологического характера, путем формирования инновационной инфраструктуры в СЗФО (бизнес-инкубаторы, старт-апы, технопарки, особые зоны);

  4. активизация процессов по обмену знаниями, технологиями и т.д.; повышение качественного состава кадровых ресурсов с последующим их вовлечением в инновационные процессы путем подготовки и переподготовки специалистов;

  5. расширение сфер использования аутсорсинга при разработке и производстве инновационных продуктов; распространение информации о преимуществах аутсорсинга, создание базы данных компаний и услуг для Балтийского региона, включая Северо-Запад России.

Также одним из инструментов для развития приграничных территорий в сфере инновационного сотрудничества может служить международное взаимодействие, в том числе в рамках различных партнерских программ между университетами, научными центрами и т.д., например таких как «Эразмус Мундус», «Коларктик» (программы ЕС), программа Германской службы академических обменов DAAD (Deutscher Akademischer Austausch Dienst), Шведского агентства по международному развитию (СИДА), Шведского исследовательского совета, программа Баренц-Трансграничного университета и др.

Активизация приграничного сотрудничества с целью формирования трансграничных кластеров представляет существенный интерес для Калининградской области. Особое эксклавное положение и невысокий уровень инновационного потенциала [4], способствуют рассмотрению региона в качестве своеобразного «коридора развития» между Россией и ЕС с высокой значимостью международных отношений [7, 13], что в свою очередь требует эффективной реализации региональной стратегии развития, направленной на глубокую интеграцию области в международные процессы с сохранением своей идентичности как субъекта РФ. В качестве одного из эффективных инструментом активизации инновационной деятельности в регионе может быть рассмотрена кластерная политика, направленная на стимулирование кластерных инициатив с последующим формированием инновационных кластеров.

Создание подобных кластерных образований, а также интеграция в уже существующие требует укрепления взаимодействий между тремя основными институциональными сферами. Налаживание международного кластерного сотрудничества возможно путем стимулирования пространственного планирования и развития трансграничных территориальных систем, включая [9]:

  1. создание ассоциаций субъектами РФ, входящими в состав еврорегионов, по координации совместной деятельности; формирование новых еврорегионов (например, на основе соседних территории Ленинградской области РФ и Финляндии);

  2. расширение российского участия в стратегическом планировании в регионе Балтийского моря (программа VASAB, проекты развития еврорегионов, «треугольников роста» и др.);

  3. поддержание инициативы создания Южно-Балтийского (с участием Калининградской области) и Восточно-Балтийского (с участием Санкт-Петербурга и Ленинградской области) «треугольников роста»;

  4. создание триполярной социально-экономической системы, включающей польское Трехградье (Гданьск — Гдыня — Сопот), литовскую Клайпеду и Калининград, с возможностью промышленной кооперации (судостроение, нефтепереработка, производство телевизоров и сложной бытовой техники, мебельная, рыбная, янтарная и другие отрасли), координации транспортно-логистической системы (деятельности морских портов и аэропортов, обслуживание транзитных автомобильных и железнодорожных потоков), формирования единой туристско-рекреационный зоны на Балтике.

Таким образом, создание трансграничных кластеров в Балтийском регионе с участием СЗФО, в том числе Калининградской области, сопряжено с необходимостью формирования единого пространства, включающего, например, единую транспортно – логистическую сеть; единую цепь по созданию добавленной стоимости; единое научно – технологическое и инновационное пространство. При этом государству отводится ведущая роль в обеспечении благоприятной кластерной среды (в том числе сокращении торговых барьеров) и стимулированию международного сотрудничества.


Литература:

  1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации [Электронный ресурс]: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р. Доступ из справ. - правовой системы «Консультант Плюс».

  2. Стратегия социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года [Электронный ресурс]: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2011 г. № 2074-р. Доступ из справ. - правовой системы «Консультант Плюс».

  3. Братишко Н.П. Повышение конкурентоспособности региональной промышленности на основе кластерных инициатив URL http://sibac.info/files/2011_06_06_Economy/Bratishko.doc (Дата обращения: 2.11.2012)

  4. Волошенко К.Ю., Колосовский А.М., Тихонова А.А. Оценка научно - технического потенциала в условиях инновационной модели развития региональной экономики // Балтийский регион. - Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2012. - № 1(11). – с.120 – 130.

  5. Дриго М.Ф. Формирование территориально-промышленных комплексов в условиях экономической стабилизации региона // Менеджмент в России и за рубежом. — 2007. — № 3. — с.76-86.

  6. Зверев Ю. М. Глобализация и Балтийский регион // Космополис. — 2008. — №2(21). — с.60-67.

  7. Клемешев А.П., Федоров Г.М. От изолированного эксклава — к «коридору развития»: Альтернативы российского эксклава на Балтике. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – с.253

  8. Мікула Н. А. Транскордонне співробітництво / Н.А.Мікула, В.В. Толкованов – Київ: видавництво «Крамар», 2011. – с.259.

  9. Одинг Н.Ю., Федоров Г.М., Активизация российского участия в трансграничном сотрудничестве на Балтике// Вестник Российского государственного университета им. И.Канта. — 2009. — №3. с.63- 69.

  10. Погорецкая В.Я., Журан Е.А. Трансграничные кластеры — инструмент формирования корпоративной стратегии // Прометей. Донецк: ДЕГІ, 2011. – № 2(35). – с.195-199.

  11. Сегедин, В. Н. Перспективы развития трансграничных систем предпринимательства в современной России: автореф. дис. канд. экон. наук. — Волгоград: ВГТУ, 2011. — с.27

  12. Трансграничный регион: понятие, сущность, формы / П.Я.Бакланов, М. Ю. Шинковский. - Владивосток: Дальнаука, 2010. – с.276

  13. Федоров Г.М. Калининградская дилемма: "коридор развития" или "двойная периферия"? геополитический фактор развития российского эксклава на Балтике // Балтийский регион. - Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. — № 2. — с.5-15

  14. Europe INNOVA initiative URL: http://www.europe-innova.org/index.jsp?type=page&lg=en&classificationId=4961&classificationName= Cluster%20Networks&cid=5104 (Дата обращения: 23.09.2012)

  15. Regions of Knowledge URL: http://cordis.europa.eu/ fp7/capacities/regions-knowledge_en.html (Дата обращения: 13.09.2012)

  16. Global Cluster Initiative Survey (GCIS) URL:http://www.cluster-research.org/gcis.htm (Дата обращения: 23.09.2012)

  17. Kompetenznetze URL:http://www.kompetenznetze.de/service/ bestellservice/medien/kurzstudie_internationalisierung.pdf/view (Дата обращения: 23.09.2012)

  18. The EU's Assembly of Regional and Local Representatives URL:http://www.cor.europa.eu/pages/EventTemplate.aspx?view=folder&id=acdb7fab-512b-418b-af15-2abb12659e77&sm=acdb7fab-512b-418b-af15-2abb12659e77 (Дата обращения: 23.09.2012)

1 Подробнее о модели «тройной спирали» («Triple helix» model) см. работы Л.Лейдерсдорфа (L. Leydesdorff), Г. Ицковица (H. Etzkowitz) и др.

2Ярким примером роли ТНК при формировании международных кластеров может служить «Медиконовая долина», в которой разместили свои производственные предприятия 5 крупнейших ТНК: Новозимес, Ново Нордиск, ЛЕО Фарма, Х. Лундбек и Никомед.

3 На данный момент такое Соглашение подписано между Россией и Польшей (вступило в силу 27 июля 2012 года) и Россией и Норвегией (вступило в силу 29 мая 2012). В рамках данных Соглашений предполагается развитие и расширение взаимных контактов жителей приграничных территорий и развитие приграничного сотрудничества, способствующего выравниванию уровня социально – экономического развития приграничных районов. Безвизовый режим охватывает всех жителей приграничных территорий, законно проживающих на них не менее последних 3 лет.


4 По данным Росстата за 2011г. «Регионы России. Социально-экономические показатели - 2011 г.» URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_14p/IssWWW.exe/Stg/d03/26-02.htm (Дата обращения 2.11.2012)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle