Библиографическое описание:

Меркулов К. А. Текущее состояние и перспективы развития внешней торговли России: посткризисный анализ [Текст] // Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, апрель 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 216-218.


В условиях благоприятной для страны конъюнктуры на мировых товарных рынках (прежде всего на рынках энергоносителей и металлов), оздоровления внутриэкономической ситуации, наблюдавшихся до наступления мирового финансово-экономического кризиса, этот комплекс оказывал исключительно стимулирующее воздействие на экономику России. Внешняя торговля стала крупнейшим донором федерального бюджета, источником первоначального накопления капитала и опыта рыночного хозяйствования для многих отечественных производств. В последнее десятилетие прирост ВВП страны увеличивался, приближаясь к значению 7-8 % в год, при этом доля прироста, обеспеченная внешнеэкономическим сектором, составляла более 30 %.

Российская экономика приобрела ярко выраженную внешнеторговую ориентацию, где экспорт в отдельные годы достигал свыше 40 % (в 2011 г. - 27,8 % ВВП), а за счет импорта формировалось около 50 % ресурсов розничного товарооборота [7, 22].

Благоприятная конъюнктура на мировом рынке минерального сырья привела к повышению доли России в мировом экспорте с 1,05 % в 2000 г. до 2,9% в 2008 г. Однако резкое падение уровня цен на энергоносители, отмеченное в конце 2008 г. - начале 2009 г., привело к сокращению этой доли до 2,17 %.

В целом мировой финансово-экономический кризис оказал существенное сдерживающее влияние на экономическое развитие России, в частности, внешнеторговую сферу. Так, в 2011 г. внешнеторговый оборот, рассчитанный по методологии платежного баланса, достиг лишь 495,8 млрд. долл. против 763,5 млрд. долл. в 2008 г., по данным таможенной статистики - 469,3 млрд. долл. против 734,7 млрд. долл. в 2008 г.

Однако в 2009 г. произошло падение средних экспортных цен на 33,5 % [5], что стало логичным продолжением тенденции, отмеченной в 2006 г., когда впервые с 2003 г. наблюдалось замедление роста средних экспортных цен. И хотя экспортная деятельность по-прежнему продолжает оказывать стимулирующее влияние на развитие экономики, ее вклад в прирост ВВП заметно снижается.

Рост стоимостных объемов импорта до наступления мирового финансово-экономического кризиса был обусловлен расширением платежеспособного спроса на внутреннем рынке, а также позитивным влиянием укрепления рубля, и происходил в основном за счет увеличения физических объемов закупленных за рубежом товаров. На фоне роста экономики увеличивался спрос на инвестиционную компоненту в составе импорта. Наблюдалось повышение контрактных цен на отдельные импортируемые товары, однако темпы их роста были преимущественно ниже темпов роста физических объемов. Кризис оказал существенное влияние на объем и структуру импорта, в результате чего последний (в физическом выражении) сократился в 2010 г. на 36,7% [5] на фоне практически неизменных цен (сокращение составило 0,9% за год). Одной из основных позиций по импортируемым товарам традиционно являются машины и оборудование. Именно ее сокращение, связанное с падением внутреннего спроса, сформировало основную часть снизившегося объема импорта.

Рекордные количественные показатели экспортно-импортной деятельности, достигнутые в последние годы, нельзя рассматривать как однозначно положительные, поскольку сохраняются негативные моменты, связанные с внешней торговлей, а некоторые из них даже усилились. Качественные, структурные параметры интеграции национальной экономики страны в мировое хозяйство далеки от оптимальных. Кроме того, внешняя торговля по-прежнему выступает главным источником несанкционированного оттока капитала за рубеж.

Товарная структура отечественного экспорта под влиянием благоприятной конъюнктуры на рынках энергоносителей и ряда других вывозимых Россией сырьевых товаров и полуфабрикатов в последние годы приобрела еще более ярко выраженный топливносырьевой характер [10, 53]. Так, доля топливно-энергетических продуктов в общем объеме экспорта выросла с 44,9 % в 1999 г. до 67,4 % в 2009 г., достигнув максимального значения в 2008 г. (69,8 %).

Для многих топливно-сырьевых производств и отраслей первичного передела продукции экспортная квота (доля экспорта в национальном производстве) за рассматриваемый период увеличилась и значительно превышала средний показатель. Наиболее высокие уровни экспортной зависимости были зафиксированы в лесной и целлюлозно-бумажной (до 85,1%), угольной (до 55,1%), нефтяной (до 56,1%), нефтеперерабатывающей (до 48,9%) отраслях.

Вместе с тем следует отметить тенденцию изменения экспортной квоты в сторону снижения в некоторых добывающих отраслях (например, в газовой) и отраслях, обеспечивающих первичную переработку сырья, которая отражает снижение влияния экспорта на развитие экономики [4, 43].

Чрезвычайно высокая концентрация экспортных поставок на узкой группе топливно-сырьевых товаров и материалов делает экономику страны очень чувствительной к колебаниям мировой конъюнктуры и ограничивает возможности эффективного участия в международном разделении труда [10, 53]. Растущая зависимость экономики России от мировых цен на энергоносители (прежде всего на нефть) становится все большей угрозой для социально-экономической стабильности в стране.

В то время как экспорт сырья занимает львиную долю в общем объеме российского экспорта, экспорт продукции обрабатывающей промышленности (прежде всего машин, оборудования и транспортных средств) остается крайне незначительным, причем наблюдается тенденция снижения его удельного веса. Так, если в 1999 г. экспорт этой продукции составлял 10,9 %, то по итогам 2011 г. - 5,9 %. Для сравнения - удельный вес машин и оборудования в мировом экспорте достиг 40%, в экспорте США и ФРГ он устойчиво составляет около50%, а в Японии - 70% [7, 21].

Крайне неблагоприятной особенностью российского экспорта продукции обрабатывающих отраслей промышленности является то, что более половины его приходится на низкотехнологичную продукцию, и только 1,5-1,8% - это наукоемкие, высокотехнологичные товары. Доля России в мировом экспорте высокотехнологичных товаров не превышает 0,3 % [2, 273].

Современный отечественный высокотехнологичный экспорт представлен преимущественно оборонной, атомной, авиакосмической отраслями, продукция которых, как правило, не предполагает универсального применения, а торговля ею высокополитизирована и имеет ограниченные рынки сбыта [10, 54].

Несмотря на повышение затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, по их доле в ВВП Россия по-прежнему заметно отстает от развитых и ряда развивающихся стран мира. Причем с учетом разницы в размерах ВВП абсолютное отставание гораздо внушительнее.

Нынешняя специализация России в международном разделении труда на поставках энергоносителей и продукции первичного передела - вполне объективное явление. Оно отражает исторически сложившуюся структуру отечественной экономики. В то же время в экономически наиболее развитой части мира господствующей стала постиндустриальная экономика, начался интенсивный процесс становления «новой экономики» на основе интеграции науки, НИОКР, новейших технологий, производства, потребления и утилизации готового продукта. По экспертным оценкам западных аналитиков, на долю новых знаний, воплощенных в технологии и оборудование, внедренных в организацию и управление производством, приходится до 75 % и выше прироста ВВП [9, 59-61].

Таким образом, современные тенденции в российском экспорте вступают в растущее противоречие с общемировыми, характеризующимися опережающим расширением торговли наукоемкой продукцией. В долгосрочном плане сырьевая ориентация экономики, как доказывает известный американский экономист М. Портер, является ловушкой, подрывающей возможности инновационного развития и обрекающей страну на роль сырьевого придатка [8, 19].

Увеличение спроса на импортные потребительские товары массового спроса подрывает конкурентоспособность отечественных товаров широкого потребления, которая ухудшается не только в связи с их низким качеством, но и вследствие неуклонной утраты ценовых преимуществ из-за постоянного роста тарифов естественных монополий [1, 11-12].

Сложно не согласиться с В. П. Шуйским, понимающим под оптимальной структурой импорта в условиях России такую, где достаточно полно представлены машины, оборудование, технологии, сырье и другие товары производственного назначения, необходимые для функционирования российской экономики и ее модернизации, но не производимые в стране, а также потребительские товары, производство которых в нашей стране не выгодно.

В структуре внешней торговли России особое место как крупнейший экономический партнер занимает Европейский Союз, на долю которого в рассматриваемом периоде приходилась наибольшая часть внешнеторгового оборота страны (в 2011 г. - 50,3 %) [6].

Приоритетным направлением во внешнеэкономической политике России, оказывающим существенное влияние на развитие российской экономики, является экономическое сотрудничество со странами СНГ, задачами которого являются развитие интеграционных процессов, восстановление утраченных кооперационных связей, увеличение доли несырьевого экспорта России. В рассматриваемом периоде торгово-экономические отношения России с государствами Содружества развивались достаточно неравномерно. Самая высокая доля стран СНГ в общем объеме внешнеторгового оборота России была отмечена в 1999 г. и 2000 г. (18,5 и 18,6 % соответственно), самая низкая - в 2008 г. (14,5 %).

Устойчивые позиции в российском товарообороте занимают страны Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). На протяжении 1999-2009 гг. существенно возросла доля стран АТЭС в структуре российского импорта (с 15,9 % в 1999 г. до 33,3 % в 2008 г.), в то время как в структуре экспорта она снизилась (с 17,5 % в 1999 г. до 12,9% в 2008 г.) в докризисный период, однако выросла в 2010 г. до 15,1 % .

Таким образом, географическое распределение товарных потоков внешней торговли РФ отразило расширение торговых взаимоотношений с ЕС, а также странами АТЭС.

Выявленные в результате проведенного анализа основные тенденции развития внешнеторговой сферы России в 1999-2011 гг. фактически сводятся к следующим: с одной стороны, наблюдается рост количественных показателей, характеризующих ее состояние, омраченный кризисными явлениями, начавшимися в 2008 г. С другой стороны, очевидно ухудшение качественных характеристик состояния рассматриваемой сферы. В целом внешнеэкономический сектор развивается динамично, чутко реагируя на изменения среды. Однако для оптимизации его структуры необходимо выработать стратегически ориентированный комплекс мероприятий.

Перспективы развития внешней торговли России во многом определяются реализацией того или иного сценария социально-экономического развития страны. Известны инерционный и инновационный сценарии, последнему из которых по понятным причинам отдается предпочтение. В случае реализации инновационного сценария страну ожидают гораздо более благоприятные перспективы развития внешнеторговой сферы.

Формирование новой специализации России на мировых товарных рынках требует радикальных структурных преобразований во внешнеторговой сфере, а это может занять немало времени.

Представляется, что на начальном этапе (до 2020 г) основу современного отечественного высокотехнологичного экспорта должны составить товарные позиции, которые уже завоевали признание на мировом рынке или близки к этому. Прежде всего речь идет о продукции оборонной, атомной, авиакосмической отраслей и др. В дальнейшем номенклатура этих товарных позиций будет расширяться за счет продукции, изготовленной по технологиям шестого технологического уклада [8, 287].

В таких сферах, как утилизация ядерных отходов, отдельные области информационных технологий (математическое моделирование, нейроинформатика). лазерная техника для медицинских и иных целей, газотурбинные двигатели нового поколения, гражданское судо- и авиастроение и др., у России имеются хорошие перспективы укрепления позиций на мировом рынке. Что касается новейших научно-технических направлений (нано- и биотехнологии, водородная энергетика и др.), то здесь страна фактически выступаете одинаковых стартовых позиций с развитыми государствами. В этом случае важную роль играет фактор времени и концентрация усилий и ресурсов на данных направлениях [9. 56].

Оценивая возможности увеличения российского высокотехнологичного экспорта, основанного на прошлых технологических заделах, можно заключить, что, в принципе, наша страна имеет шансы уже к 2020 г. добиться некоторой диверсификации экономики и экспорта, изменить свою специализацию на мировых рынках. Вполне достижимой выглядит и одна из целей Концепции долгосрочно го социально-экономического развития России на период до 2020 гг. - довести долю нашей страны на мировых рынках высокотехнологичных товаров и услуг как минимум до 10% по четырем-шести и более позициям.


Литература:
  1. Внешнеэкономический комплекс России: современное состояние и перспективы. М.: ВНИКИ, 2011.

  2. Долгосрочные сценарии внешнеэкономической стратегии России/под ред. С.А. Ситаряна. М.: ЛИБРОКОМ, 2009.

  3. Инновационное развитие: экономика, интеллектуальные ресурсы, управление знаниями/под ред. Б. З. Мильнера. М.: ИНФРА-М, 2010.

  4. Кобрина И.А. Внешняя торговля России в 2010 году//Российский внешнеэкономический вестник, 2011.

  5. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru.

  6. Официальный сайт Федеральной таможенной службы. URL: http://www.customs.ru.

  7. Поляков В.В. Сырьевые отрасли еще долгие годы останутся основным «локомотивом» развития не только экспорта, но и совершенствования отраслевой структуры российской экономики в целом (Макроэкономический прогноз на период до 2050 г.)//Внешнеэкономический бюллетень, 2010. № 9.

  8. Портер М. Международная конкуренция/пер. с англ. М.: Международные отношения, 1993.

  9. Рогов В.В. Экспортный потенциал России: состояние, ориентиры и условия развития//Внешнеэкономический бюллетень, 2010. № 5.

  10. Шафиев Р.М. Государственное регулирование поддержки российского промышленного экспорта//Внешнеэкономический бюллетень, 2011. № 8.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle