Библиографическое описание:

Романов О. А. Образ ростовщика в работах мастеров Северного Возрождения [Текст] // Культурология и искусствоведение: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 33-35.



 

The word “painting” was inextricably linked with the word “Italy”. Will not have much time and a great painting will appear in the Northern lands reclaimed from the sea and swamps. The peculiarity of the artist, Reymerswaele is exactly caught the public order on the “bloodsuckers of the Dutch society from the 16th century” in a grotesque form of irony, which is also well paid by the consumer.

Key words:Reymerswaele, Tax Collectors, Northern Renaissance.

 

Фламандский художник Маринус Клаус ван Реймерсвале родился в городе Реймсвал (современные Нидерланды). Он является одним из представителей так называемого Северного возрождения. О нем упоминают его современники-живописцы Карель ван Мандер, Вазари и Гвиччардини. Известно, что отец Маринуса был членом гильдии художников Антверпена. Он учился в католическом университете Лёвена (1504)[1] и прошел подготовку в качестве художника в Антверпене (1509) [1]. Адри Maкор (искусствовед) в своем исследовании задается вопросом кем все-таки был ван Реймерсвале: художником, юристом, иконоборцем [2]?

Работы Маринуса датируются, начиная с 1521 и кончая 1560 годом. Предполагается, что он принимал активное участие в движении иконоборцев в Миддельбурге, за что был осужден на публичное покаяние в 1566 году и к десяти годам изгнания.

Маринус считается учеником Квентина Массейса или по меньшей мере испытал его влияние в своём творчестве. Жанровые произведения Массейса он свободно копировал и имитировал всю жизнь. Среди любимых тем мастера было не только изображение менял, ростовщиков и сборщиков налогов, но и изображение некоторых библейских персонажей, в частности, Левия Матфея, а также он известен как автор многочисленных изображений Св. Иеронима — церковного писателя, аскета [3]. Для того, чтобы понять особенности творчества Реймерсвале, нужно, прежде всего, обратиться к особенностям Северного Возрождения в целом. Вопрос о художественном своеобразии этого периода давно служит предметом оживленных дискуссий в современном искусствознании. Однако и поныне нет сколько-нибудь единого мнения ни о хронологических рамках и внутренней периодизации северного искусства, ни о его идейной и формальной специфике. Для одних ученых единственным критерием оценки искусства Северного Возрождения по-прежнему является итальянский Ренессанс. Другие, напротив, считают, что искусство Северной Европы развивалось по своим собственным законам, чуждым классическим принципам итальянской художественной культуры, и потому никакого Возрождения на Севере вообще не было. По их мнению, то, что принимается за признаки Ренессанса, — в действительности, «осень средневековья» (Й. Хёйзинга) [4], когда последнее цветение и увядание поздней готики постепенно переходит в художественную культуру нового времени. Подобные взгляды, ведущие свое происхождение от теории французского медиевиста конца прошлого века Л. Куражо, особенно типичны для патриотично настроенных немецких и французских историков культуры и историков искусства [5]. До Реформации важная часть рынка произведений искусства была отведена картинам религиозного содержания. Портреты были также популярны — покровители желали увековечить свои подобия для потомков [6]. Портретная живопись имела свои особенности — в искусстве Северного Возрождения ярко проявился натурализм и реализм, особенно это касается изображения человека. Художники стремятся передать не только сходство изображаемых фигур с оригиналами, но и передать внутреннюю жизнь человека, изобразить его характер [7]. Достоверность также проявляется и в стремлении изобразить детали: одежду, фон, окружающий пейзаж.

Многие голландские художники XV–XVI веков, стремясь сделать изображение более убедительным, уделяли большое внимание вещам, окружавшим человека. Например, известный голландский живописец Квинтен Массейс (1465–1530), исполнивший в 1514 году свою знаменитую картину «Меняла с женой» (Лувр, Париж), тщательно выписал предметы, разложенные на столе перед менялой и его супругой: маленькое зеркало, серебряные монеты, молитвенник с яркими миниатюрами и другие вещи.

Подобные картины, героями которых были менялы и сборщики податей, широко распространены и в творчестве Маринуса ван Реймерсвале, написавшего полотно «Сборщики податей» (Эрмитаж, Санкт-Петербург). Он акцентирует внимание не только на облике героев (мастер дает очень точную характеристику персонажей), но и на вещах, лежащих на столе. Зритель видит монеты, толстую книгу, в которой один из сборщиков делает запись, нож и печать. На полке стоят подсвечник с оплывшим огарком, коробка и разнообразные профессиональные атрибуты [8].

Однако, в целом картины Маринуса ван Реймерсвале — не совсем обычные: таких в истории искусства — на которых бы были изображены менялы и ростовщики — не очень много. Может потому, что профессия менялы была позорной, презираемой и чуждой христианскому миру, представителями которого и являлись в основном художники, они чрезвычайно редко обращались к теме.

В Антверпене времени ренессанса отношение к этой категории населения было скорее прагматическим: их не любили и часто ненавидели согласно средневековой шкале ценностей о «чужаках», но без них уже было невозможно обойтись в обычной жизни — потребительские займы как ничто другое разделяет общество и проводит социальные границы. Стол или лавку менялы можно было найти на каждом рынке. На столе лежали горки или кожаные мешочки с монетами, разложенными по достоинству. Старший товарищ Массейс в своей картине «Меняла и его жена» писал портрет своего времени: немного назидательный, — здесь на всякий случай и изображение улитки, символа всего приходящего, и погасшая свеча, знак хрупкости и мимолетности, да и сами рассыпавшиеся в беспорядке деньги на столе менялы — все это говорит о том, что в мире нет установившегося порядка [9].

Изображение реалий экономической жизни Массейсом и Реймерсвале стало предметом исследования некоторых зарубежных специалистов, например, историк экономики Марджори Грайс-Хатчинсон, считает, что художники, обращаясь к изображению ростовщиков, иллюстрировали учение средневековых схоластов о возможности совмещения ростовщичества и учения Церкви, так как исследователь видит в книге, лежащей на столе Библию [10]. Другие же считают, что, наоборот, Реймерсвале выступает, как морализатор и сатирик, осуждая ростовщичество и другие подобные занятия.

Холст Маринуса ван Реймерсвале «Скупцы» превращает портретную живопись в карикатуру, издеваясь над порочным занятием и подчеркивая опасности того самого богатства, которое позволяло искусству процветать. Именно экономическое процветание таило в себе как немало возможностей, так и немало пороков, и поэтому многие мастера, не только Реймерсвале, обращались к сатире. У Реймерсвале сатира проявляется в изображениях людей, чей разум порабощен идеей нажить.

В связи с вышесказанным, исследователи выделяют два основных художественных направления. К первому из них относятся живописцы, которые сознательно стремились сохранить без изменений «добрые старые» традиции XV века. В их консервативном искусстве новые светские тенденции прокладывали себе дорогу медленно и вяло, с большим запозданием. Весьма типичны для той поры художники, пытавшиеся найти эклектический компромисс между традиционным стилем и новыми формами, нередко заимствованными из итальянского искусства; они тоже традиционалисты, но умеренные. Самая значительная среди них фигура — Квентин Массейс из Антверпена. Полотна художников Северного Возрождения отличались от работ их итальянских коллег. Последние преклонялись перед человеком и стремились создать идеал красоты, а немецкие мастера были холодны к этой стороне жизни. Они стремились передать характер человека, выразить эмоции образа. Ключевым в Итальянском Возрождении была эстетика, в Северном — этика.

В живописи Северного Возрождения долго сохранялись традиции и навыки готического искусства, внимание обращалось на анатомическое исследование человеческого тела. Французские и нидерландские мастера брали за эталон не античные образцы, а готический и романский стили. Пристальное внимание к миру как «великому зерцалу Бога», когда природа становится, по словам Бонавентуры [11], «путеводителем души к Богу», характерно для искусства Северного Возрождения. Художники этого периода часто обращаются к религиозным сюжетам, но идейно это критика псевдорелигиозных устоев. Все внимание автора оказывается сосредоточенным на изображении живого, реально существующего человека и его внутреннего мира — мыслей, эмоций и чувств. Столь же правдиво показаны здесь и картины природы [12].

Подводя итог живописного творчества Реймерсвале в деле увековеченья образов банкиров, ростовщиков и сборщиков податей 16 века можно смело утверждать, что это ему полностью удалось.Его картины неожиданны, посещая Эрмитаж или Прадо глаз не только искусствоведа, но и обычного туриста выхватывает сюжет, который вызывает целую гамму эмоций, вплоть до протеста, какие же это животные на картинах. Тем не менее, работы нидерландского мастера украшают многие галереи мира. Слово “живопись” было неразрывно связано со словом “Италия”. Пройдет не так много времени и великая живопись появится на скудных Северных землях, отвоеванных у моря и болот” [13]. Особенность творчества художника — это точно пойманный общественный заказ на изображение “кровососов нидерландского общества 16 века” в гротескной форме, иронии, который к тому же хорошо оплачивался потребителем.

 

Литература:

 

  1.    Baudouin, Frans. «Metropolis of the Arts» In: Antwerp’s Golden Age: the metropolis of the West in the 16th and 17th centuries, Antwerp, 1973, P. 23.
  2.    Adri Mackor, 'Marinus van Reymerswale: Painter, Lawyer and Iconoclast?', Oud Holland 109 (1995) pp. 191–200.
  3.    Диесперов А. “Блаженный Иероним и его век”. — М., 1916. — С.15.
  4.    The Autumn of the Middle Ages Paperback Edition by Johan Huizinga (Author), Rodney J. Payton (Translator) P.8.

5.      La Part de la France du nord dans l'oeuvre de la Renaissance, 1890 by Louis Courajod Publisher: University of California Libraries. P.22.

  1.    Дворжак М. Исторические предпосылки нидерландского «романтизма» // Дворжак М. История искусства как история духа. СПб., 2001. С. 239–252.

7.       The Art of the Northern RenaissancePaperback–, 2012 by Craig Harbison P.93.

8.       Northern Renaissance Art 1400–1600: Sources and DocumentsPaperback — January 1, 1989 by Wolfgang Stechow P.112.

  1.    Opening Doors: The Early Netherlandish Triptych Reinterpreted by Lynn F. Jacobs P.44.
  2. Early Economic Thought in Spain, 1177–1740 (Routledge Revivals)1st Edition 2013. by Marjorie Grice-Hutchinson. P.17.
  3. Свидерская М. Живопись эпохи Возрождения как этап в развитии европейской визуальной культуры // Искусствознание 1/2000. М., 2000. С. 5–34.
  4. Фридлендер Макс. От ван Эйка до Брейгеля. Этюды по истории нидерландской живописи... Главы из книги. Пер. Е. Ю. Суржаниновой и К. А. Светлякова. Послесловие К. А. Светлякова // Искусствознание 1/02. М., 2002. С. 520–577.
  5. Киселев А. К. Шедевры фламандской и голландской живописи. М. Издательство Белый Город, С.4.

[1] Основанный в 1425 году в центре Западной Европы, Лёвенский Католический Университет (KULeuven) остаётся важным центром образования на протяжении почти шести столетий. На сегодняшний день это старейший и наиболее котируемый университет Бельгии, а также один из старейших и наиболее известных университетов Европы.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle