Библиографическое описание:

Вьюник Л. Г. Процессуальные проблемы участия защитника в суде // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 462-464.

В статье рассматриваются процессуальные проблемы участия защитника в уголовном судопроизводстве, в частности процессуальные проблемы участия защитника при проведении экспертиз.

Ключевые слова: защитник, обжалование, следователь, суд, экспертиза.

 

 

Деятельность защитника в уголовном судопроизводстве регламентирована статьей 48 Конституции Российской Федерации [1], где каждому гарантировано получение квалифицированной юридической помощи, а также Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации [2] «(далее — УПК РФ), Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [3].

В ч. 1 ст. 15 УПК РФ сказано о том, что уголовное судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности сторон, а в части 4 этой же статьи сказано, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Можно ли из этих норм предполагать, что все участники уголовного судопроизводства являются равноправными сторонами, что защитник имеет столько же возможностей, что и стороны обвинения? Формально, да. А на практике имеется ряд проблем для реализации защиты подозреваемого, обвиняемого или подсудимого защитником.

В данной статье рассмотрим проблему участия защитника в назначении судебной экспертизы на досудебном производстве по уголовному делу.

Действующим УПК РФ не предусмотрена возможность защитника назначать экспертизы в ходе уголовного судопроизводства. Это право принадлежит только следователю, дознавателю и судье. Такое неравенство возможностей сторон в использовании специальных познаний для формирования доказательств устраняется, по мысли законодателя, посредством применения специальных норм, компенсирующих рассматриваемый запрет (статьи 125, 159, 198 УПК РФ).

По статье 125 УПК РФ защитник, который подал ходатайство о проведении экспертизы, получил от следователя отказ в её проведении, может обжаловать действия этого следователя в суд. Сказать, что это- эффективный способ защиты, невозможно. Зачастую суды отказывают в удовлетворении жалобы защитника в суд на постановление следователя о полном отказе в удовлетворении ходатайства защитника о назначении экспертизы. Так, Ленинградский районный суд г. Калининграда отказывая Ленинградский районный суд г. Калининграда жалобы защитника в своем постановлении указал, что «прокурор… в судебном заседании просил суд в удовлетворении жалобы отказать, в связи с тем, что сбор и оценка доказательств по делу находится в компетенции следователя», что «в соответствии со ст.ст. 86,88 УПК РФ все вопросы собирания доказательств и оценка собранным доказательствам на стадии предварительного следствия, относятся к компетенции следователя, в производстве которого находится уголовное дело, в том числе и принятие решения по делу по результатам предварительного следствия, с учетом доводов защиты» и что «не назначение и не проведение судебно-медицинских экспертиз следователем, не нарушило право заявителя В на защиту» [5]. До тех пор, пока суды будут соглашаться с мнением стороны обвинения в том, что сбор и оценка доказательств по делу находится в компетенции следователя, жалобы защитников на отказ следователя назначить экспертизу, будут отклоняться судами.

По статье 159 УПК РФ следователь обязан рассмотреть любое ходатайство защитника, включая ходатайство о назначении экспертизы. При этом законодатель оговаривается, смысл которой «если обстоятельства, об установлении которых защитник ходатайствует, имеет значение для данного уголовного дела». А что имеет значение для данного уголовного имеет право устанавливать только следователь. А. В. Шигуров пишет, что следственная практика свидетельствует о том, что при оценке значимости предполагаемых результатов экспертизы следователь в первую очередь учитывает собственные процессуальные интересы [8].

К примеру, в одном уголовном деле защитник настаивал на проведении независимой экспертизы из-за того, что следователем СС Управления ФСКН России по Ростовской области была назначена химическая экспертиза, проведение которой поручено экспертам — химикам УФСКН, независимая экспертиза необходима для установления реального количества наркотического средства. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства, а в жалобе защитника в порядке ст. 125 УПК РФ отказано судом первой инстанции. Не согласившись с постановление суда первой инстанции, защитник обратился с жалобой в Ростовский областной суд. Судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда, рассмотрев материалы дела, оставила постановление суда первой инстанции в силе, указав, что требования участника досудебного производства по уголовному делу о том, чтобы суд обязал следователя собирать по делу доказательства, которые, по мнению этого лица необходимы, — не основаны на законе. При этом, по мнению областного суда, не могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ решения и действия органов предварительного расследования по основанию, связанному с оценкой доказательств либо обстоятельств по делу [4].

По статье 198 УПК РФ защитник имеет право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы; заявить отвод эксперту; знакомиться с заключением эксперта и т. д. О том, что перечисленные права защитника в статье 198 УПК РФ в последние годы написано немало. Так, А. В. Рагулин, опросив защитников, получил следующие результаты: 72 % из 500 опрошенных А. В. Рагулиным защитников получали с постановлением о назначении судебной экспертизы одновременно с получением заключения эксперта, в связи с чем права, предоставленные им ст. 198 УПК РФ, были нарушены [7]. При этом причину нарушения прав защитников опрошенные видят в том, что в названии ст. 198 УПК РФ отсутствует указание на защитника как на лицо, которое имеет права, предоставленные ст. 198 УПК РФ, в результате чего содержание ч. 1 ст. 198 УПК РФ расходится с названием соответствующей нормы. В этой связи представляется необходимым название статьи 198 УПК РФ изложить в следующей редакции «Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, защитника при назначении и производстве судебной экспертизы», а ч. этой же статьи изложить в следующей редакции: «1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, защитник вправе… далее — по тексту». Необходимость редактирования не только названия статьи, но и первой части вызвана тем, что в действующей редакции в части 1 ст. 198 УПК РФ говорится только о защитнике обвиняемого. Упущено право подозреваемого, потерпевшего и свидетеля иметь защитника.

Проведенный анализ норм, регламентирующих полномочия защитника при проведении экспертиз показывает, что действующий порядок обращения защитника к лицам, обладающим специальными познаниями, работает неэффективно, не способствует установлению истины по уголовному делу, лишает защитника возможности использовать специальные познания в отстаивании прав и законных интересов защищаемых. Уголовное судопроизводство в условиях состязательности и равноправия сторон не должно иметь только обвинительный уклон, иначе это будет не только незаконным, но и несправедливым. Н. А. Подольный пишет, что «справедливыми должны быть не только решения, но и все действия, выполняемые в рамках уголовного процесса. Особенно это касается действий лиц, имеющих властные полномочия. Это обусловлено тем, что вся процессуальная деятельность направлена на последующее вынесение судом справедливого приговора» [6].

По нашему мнению, применительно затронутой в данной статье проблеме, решением будет только снятие любых ограничений на исследование защитником в уголовном судопроизводстве заключений экспертов, что позволит создать условия для подлинной состязательности уголовного судопроизводства России.

 

Литература:

 

1.         Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года (в редакции от 21 июля 2014 года) // Российская газета. — 1993. — 25 декабря; 2014. — 23 июля.

2.         Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в редакции от 13 июля 2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001, № 52 (часть I). — Ст. 4921; 2015. — № 29 (часть I). — Ст. 4391.

3.         Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (в редакции от 13 июля 2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 23. — Ст. 2102; 2015. — № 29 (часть I). — Ст. 4394.

4.         Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 4 июля 2012 года по делу № 22–4381 «Постановление Батайского городского суда Ростовской области от 25 апреля 2012 года, вынесенное по результатам рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ жалобы оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения» [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-105417888/ Дата обращения 29.09.2015

5.         Постановление Ленинградского суда г. Калининграда от 16 марта 2010 года по делу № 3/7–77/2010 «Отказать в жалобе защитника в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя о полном отказе в удовлетворении ходатайства» [Электронный ресурс]// https://rospravosudie.com/court-leningradskij-rajonnyj-sud-g-kaliningrada-kaliningradskaya-oblast-s/act-104497020/ Дата обращения 29.09.2015

6.         Подольный, Н. А. Справедливость как ценность уголовного процесса России/ Н. А. Подольный // Российский судья. — 2012. — № 11. — С. 27.

7.         Рагулин, А. В. Некоторые проблемные вопросы правовой регламентации и практической реализации профессиональных прав адвоката-защитника на участие в назначении и производстве экспертиз / А. В. Рагулин // Эксперт-криминалист. — 2012. — № 2. — С. 27.

8.         Шигуров, А. В. Проблемы участия адвоката-защитника в назначении судебной экспертизы на досудебном производстве по уголовному делу / А. В. Шигуров // Адвокатская практика. — 2013. — № 4. — С. 15–19.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle