Библиографическое описание:

Фасиков Ю. Ф. Теоретические проблемы социально экономического развития ХМАО — Югры // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 316-319.

Ключевые слова: экономика, социально-экономическое развитие, модернизация, стратегический регион, экономический потенциал.

 

Экономика северных регионов отличается высокой долей добывающей промышленности и, как следствие, ключевой ролью крупных предприятий. Отраслевая принадлежность, рентабельность таких предприятий определяет темпы экономического развития региона, уровень занятости и доходов населения, а, следовательно, накопление человеческого капитала.

Уровень занятости на Севере является производным от объемов промышленного производства, а малый бизнес и сельское хозяйство значительно слабее, чем в других регионах, играют роль буфера для излишков рабочей силы. [1]

Оптимистичные показатели — 109,6 % рост зарплаты и 116,8 % реального среднего дохода пенсионера, а также прирост отгруженных товаров собственных производств в 100,69 % — закреплены в прогнозе социально-экономического развития ХМАО-Югры до 2016 года. С другой стороны, по мнению экспертов, макроэкономические риски остаются достаточно высокими, и если они оправдаются, то реализация «данных прогнозных показателей станет затруднительной». Впрочем, заложенный запас прочности оставляет уверенность, что региональная экономика амортизирует негативные эффекты.

Правительство ХМАО-Югры разработало «правила экономической жизни» до 2016 года. Распоряжение «Об основных показателях прогноза социально-экономического развития ХМАО-Югры на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» вынесено на заседание 12 июля. Югра в ближайшие 3 года будет развиваться по сценарию относительно устойчивого развития, уверены власти.

Основными факторами роста по предложенному российским правительством сценарию развития экономики станут повышение доходов экспортеров, замедление темпов инфляции, увеличение инвестиций, что поддержит темпы роста промышленности. Округ, несмотря на прогнозируемый кризис и девальвацию рубля, строит достаточно амбициозные планы.

Так, к 2016 году планируется увеличить обеспеченность населения жильем до 20,8 кв.м. на человека против 19,2 кв.м. в 2012 году, вклад инвестиций в основной капитал в расчете на душу населения увеличится с 426,0 тыс., достигнутых по итогам 2012 года, до 506,8 тыс. рублей к 2016 году. Рост средней зарплаты к 2016 году по отношению к 2012 должен составить 109,6 %, реальный средний доход пенсионера — 116,8 %, реальные располагаемые денежные доходы населения — 103,4 %. Стабилизируется индекс потребительских цен, который в прогнозном периоде будет сохранен на уровне 105 %

Численность населения к 2016 году должна составить 1654,58 тыс. человек, прирост — 101,2 % к уровню 2012 года. Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами в части добычи полезных ископаемых должен выйти на уровень 2 726,47 млрд руб. Прирост объемов отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами в обрабатывающих производствах к предыдущему году должен составить 113,78 млрд руб. или 100,69 % к предыдущему периоду.

Уровень зарегистрированной безработицы (на конец года) должен составить 0,53 % к 0,83 % в 2011 году. Численность безработных, зарегистрированных в государственных учреждениях службы занятости населения должна сократиться с 8 тыс. человек в 2011 году до 5,1 тыс. человек. Среднегодовая численность занятых в экономике, по прогнозам, составит 921,49 тыс. человек против 903,58 тыс. в 2011 году.

«Прогноз социально-экономического развития Югры на 2014–2016 годы направлен на сохранение макроэкономической стабильности и повышение уровня и качества жизни населения Югры. Реализация мер, направленных на достижение приоритетов социально-экономического развития, заложенных в прогнозе, позволит обеспечить рост экономики и повышение качества жизни граждан путем гарантирования стандартов жизнедеятельности», — говорится в документе.

Цифры перспектив развития экономики округа, озвученные Югрой, выглядят достаточно оптимистично на фоне прогнозируемой девальвации рубля и последующего кризиса в реальном секторе экономики. Свердловская область, к примеру, «дыхание кризиса» уже почувствовала на себе. Крупные холдинги, расположенные на территории Среднего Урала, уже начали признавать свое «финансовое нездоровье».

«Они до сих пор не могут выплыть из финансовой ямы, в которую попали после падения цен на металлы. По ряду позиций стоимость на российские полезные ископаемые подросла, но этого недостаточно для восстановления стабильности на российских заводах», — выдвигал версию источник «Правды УРФО» в горнодобывающей отрасли.

На предприятиях «ЕВРАЗа», к примеру, уже началась 10 % «оптимизация затрат». Руководству ВГОКа, КГОКа и НТМК выделен месяц, после чего центральные управленцы будут делать выводы об эффективности своих уральских коллег.

Коснутся ли неблагоприятные макроэкономические процессы населения ХМАО-Югры, будет зависеть от того, нивелируется ли ряд макроэкономических рисков.

«Сейчас ситуация в российской экономике развивается не лучшим образом. Некоторое замедление экономического роста (в основном, за счет слабой конъюнктуры на сырьевых площадках и стагнации в металлургической отрасли, которая объясняется крайне низкими капитальными затратами компаний) ударило по финансовым результатам основных налогоплательщиков. Темпы роста внутреннего совокупного спроса недостаточны, чтобы компенсировать выпадающие экспортные доходы», — полагает аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко.

В целом, по его словам, озвученные показатели выглядят вполне достижимыми в ситуации, когда экономика РФ будет развиваться по благоприятному сценарию, и никаких внешних шоков не произойдет.

«Ситуация в мировой экономике, по моему мнению, сейчас не лучшая. Слишком много различных рисков, которые потенциально могут стать катализатором дестабилизации мировых финансовых констант. Основная проблема — не видно спрос на риск со стороны реального сектора. Монетарное стимулирование практически не влияет на производителей, механизм обратных связей практически перестал работать.

С другой стороны, нынешний баланс существует уже несколько лет, и, наверно, его можно назвать стабильным. Так что риски, по моему мнению, лежат не внутри страны, а за ее пределами, и оценить их очень сложно. Если данные риски реализуются, то показатели, заявленные ХМАО-Югрой, выглядят не очень реалистичными. Но хочется надеяться на лучшее», — считает аналитик.

Через призму прогноза социально-экономических показателей России заявленные ХМАО-Югрой показатели видятся экспертам достаточно реалистичными. По словам замначальника аналитического управления по макроэкономике ОАО УК «Арсагера» Сергея Тишина, индекс потребительских цен в 2013 году в среднем по России составит 6,4 %, в 2014–7,3 %, в 2015–6,2 %.

«В отдельных регионах инфляция может быть ниже. Тем не менее, прогноз, основанный на том, что в 2013–2016 годах ИПЦ не превысит 5 %, кажется нам чрезмерно оптимистичным. Инвестиции в основной капитал +18 % за 3 года (2013–2015), рост средней зарплаты к 2016 году по отношению к 2012–9,6 %. Оба сценария представляются нам реалистичными.

Их выполнение достигается только благодаря инфляции, которая составит, по нашим прогнозам, 18,4 % за 3 года (2013–2015). Реальный средний доход пенсионера 116,8 % зависит исключительно от бюджета. С учетом индексаций, проводимых в последнее время, нам этот прогноз также кажется реалистичным. Реальные располагаемые денежные доходы населения — 103,4 % — реалистично, поскольку по нашим прогнозам темпы роста реального ВВП в этот же период составят 10,6 % (2013–2,5 %, 2014–3,5 %, 2015–4,3 %)», — сопоставляет данные эксперт.

В качестве улучшивших социально-экономическую конъюнктуру аналитики отметили 9 событий в ХМАО-Югре. Среди них подписание врио губернатора Натальей Комаровой дополнительного соглашения о сотрудничестве с нефтяной компанией «Салым Петролеум Девелопмент», повышение на 13 позиций в рейтинге инновационного развития ВШЭ, а также 4-е место в рейтинге Фонда ЖКХ по оценке эффективности деятельности управляющих организаций и 4-е место в рейтинге «Инфометр» по информационной открытости.

Среди негативных событий агентство отметило несчастный случай с заместителем главы региона Виталием Ермошиным и расследование по делу о «крышевании» игорного бизнеса бывшим руководителем няганского УМВД Геннадием Зюриным. Также к «громким» делам автономного округа фонд отнес отстранение от должности начальника отдела МВД по Нижневартовскому району Сергея Зинченко и решение гордумы Нефтеюганска об ограничении льготного проезда пенсионеров в городском транспорте.

Также нейтральным, но знаковыми, эксперты признали решения Нефтеюганской и Пыть-Яхской гордум о выборе глав муниципалитетов конкурсной комиссией.

Несмотря на снижение добычи нефти, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра занимает четвертое место в России по уровню социально экономического развития.

Округ является одним из немногих российских регионов, у которых практически все показатели находятся на высоком уровне: является лидером среди российских регионов по налоговой дисциплине; занимает первое место в списке регионов по обеспеченности бюджета собственными финансовыми ресурсами; занимает третье место в России по объёму производства товаров и услуг на одного жителя и по объёму инвестиций в основной капитал на одного жителя.

Несмотря на то, что доходы нефтедобывающих предприятий тюменского Севера пока достаточны, чтобы обеспечивать поддержку как инженерной, так и социальной инфраструктуры местных муниципальных образований, логика развития градообразующих предприятий настоятельно диктует необходимость создания рабочих мест вне сферы базовых производств. Вхождение большинства нефтяных компаний в вертикально интегрированные структуры лишает органы местного самоуправления монопрофильных городов возможностей направленного воздействия на политику этих компаний, переориентации её на обслуживание местных интересов.

В настоящее время примечательной чертой северных городов промышленного освоения является высокая доля занятых в материальном производстве, которая доходит до 65 %. А степень концентрации рабочей силы в топливно-энергетическом комплексе материальной сферы достигает 90 %. Сравнительно слабое представительство нематериальных сфер производства является следствием недооценки социальных приоритетов в развитии монопрофильных городов, служит причиной множества социально-экономических диспропорций. Сокращение занятости в градообразующих нефтегазовых компаниях, осуществляемое из-за снижения численности показателей доступности месторождений, а также в результате модернизации технологий добычи, заставляет изыскивать альтернативные базовым направления общественного производства, закладывать основу их долгосрочного развития.

Типичным монопрофильным городом в ХМАО является г. Урай — один из 13 городских округов Югры, специализирующихся на формировании топливно-энергетической сферы региона. Наибольшую долю в структуре промышленного производства городской экономики составляют предприятия по добыче полезных ископаемых — около 52 %, что определяет основное направление экономической политики города. Промышленное производство в муниципальном образовании «городской округ город Урай» в основе своей представлено крупными и средними предприятиями по добыче полезных ископаемых, производству и распределению электроэнергии, газа и воды, обрабатывающих производств. В целом промышленность города представлена такими отраслями, как: электроэнергетика, топливная промышленность, нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая, строительство, транспорт и связь.

Главная проблема города заключается в слабой диверсификации структуры экономики: на долю топливно-энергетического комплекса приходится более 95 % промышленного производства. В то же время после 40 лет интенсивной промышленной эксплуатации большинство крупных и гигантских нефтяных месторождений находится в стадии падающей добычи, 70 % запасов нефти относится к категории трудноизвлекаемых. Несоблюдение недропользователями объемов и сроков проведения геологоразведочных работ оборачивается многолетним отставанием в воспроизводстве минерально-сырьевой базы. Начиная с 1998 года, прирост запасов практически все годы не компенсирует добычу нефти. Большинство крупных и гигантских нефтяных месторождений находится в стадии падающей добычи, 70 % запасов нефти в округе относится к категории трудноизвлекаемых [3].

Львиную долю в расширении объемов промышленного производства города до 2009 года вносило территориально-производственное предприятие — подразделение ООО «Лукойл-Западная Сибирь» «Урайнефтегаз». Объём налогов от ТПП «Урайнефтегаз», поступивших в бюджет города в 2002 году, составлял 145,58 млн. руб. (36,2 % относительно всей доходной базы). ТПП «Урайнефтегаз» выступает ведущим градообразующим предприятием на территории города: именно на это предприятие приходится значительный объём расходов, ориентированных на воспроизводство социальной и инженерной инфраструктуры города. Однако в то же время численность занятых на предприятии за последние годы существенно сократилась — с 7188 чел. в 2002 году, 5504 чел. в 2006 году до 1810 чел. в 2009 году.

Нельзя сказать, что ТПП «Урайнефтегаз» уходит от исполнения обязательств в отношении территории, на которой оно функционирует. В соответствии с генеральным соглашением между ТПП «Урайнефтегаз» и городом за последние три года предусмотрено финансирование городским программ в следующем объёме

Проведённый выше анализ социально-экономического развития г. Урай высветил наиболее характерные для монопрофильных городов ХМАО проблемы — высокую зависимость от нефтедобывающего комплекса, неразвитость градообслуживающей сферы и пр. Градообразующие предприятия не всегда готовы выделять дополнительные средства из своей прибыли на развитие городской инфраструктуры, и это заставляет городские органы власти находить стимулы для привлечения средств градообразующих предприятий на решение общегородских проблем.

Думается, что одним из таких стимулов может стать формирование при главе города специальной комиссии, в чьи полномочия войдёт разработка программы модернизации городской экономики, имеющей окружное значение, координирующей интересы многих хозяйствующих субъектов, в т. ч. и представителей градообразующего предприятия. Окружная поддержка этой комиссии позволила бы градообразующим предприятиям более внимательно отнестись к решению вопросов, имеющих местное значение.

Кроме того, анализ показал, что чрезвычайно слабо используются средства населения в инвестиционном процессе. Возможности ипотечного кредитования, позволившие определённой части горожан решить свои жилищные проблемы, за период кризиса значительно сократились. Одним из ожидаемых результатов развития монопрофильного города должно стать существенное увеличение доступности жилья для населения, возможное при условии снижения стоимости жилищного строительства, расширения разнообразия инструментов финансирования и кредитования строительной индустрии.

Неразвитость сферы услуг является примечательной чертой монопрофильных городов. Совершенно неудовлетворителен уровень предоставляемых населению платных услуг, особенно в области бытового обслуживания, здравоохранения, которые целесообразно осуществлять малым предприятиям, большинство которых представлено в торговой отрасли.

Потребности и платежеспособность жителей превосходят существующие предложения по спектру бытовых услуг. Поэтому в таких городах надо более активно развивать новые виды бытовых услуг, продолжить создание условий для развития частного бизнеса, осуществлять подготовку кадров для сферы услуг. Крайне низким представляется и перечень предприятий, оказывающих интеллектуальные услуги для предприятий базового сектора экономики — проектные работы, консалтинговые услуги.

Низкий уровень инновационных продуктов в экономике города сдерживает процессы модернизации. Необходимо активизировать работу по вовлечению молодёжи в проектную деятельность, воссоздать в полной мере звено коммерциализации инноваций. Важную роль в реализации такой цели может сыграть создание городского бизнес-инкубатора, в чьи полномочия войдёт не только формирование перспективных проектов в рамках модернизации городской экономики, но и направленное повышение качества профессиональной подготовки кадров управления.

 

Литература:

 

1.      Фурщик М. Действительно депрессивных из двухсот моногородов только три-четыре десятка [электронный ресурс] // Финанс. № 2 (333). 25.01–31.01.2010. Режим доступа: URL: http://www.finansmag.ru/95534 (дата обращения 3.06.2015)

2.      Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Урай [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.uray.ru/sotsialno-ekonomicheskoe-razvitie-goroda (дата обращения 3.06.2015)

3.      Рой О. М., Петров А. И. Стратегия монопрофильного города (опыт подготовки и методология разработки) // Муниципальная власть. 2004. № 3. С.81–85.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle