Библиографическое описание:

Холикова Р. Э. К генеалогии Астанакула кошбеги — премьер-министра Бухарского эмирата (1888–1910 гг.) (со слов его родственников) // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 519-524.

В последний период существования Бухарского эмирата при условии протектората России в этом государстве формировалась элита из государственных чиновников преданно служившие правителю. Часть этой элиты формировалась из числа местной знати, другая-же часть была из числа выходцев из различных государств, в том числе из Ирана. Этническая группа «эрони» по религиозной принадлежности были шиитами которые были захвачены в плен во время набегов туркмен и хивинцев на территории Ирана и потом были перепроданы на невольничьих рынках Хивы и Бухары. Кроме этого массу рабов захватывали во время набегов Бухарских правителей на территории Ирана и Афганистана. Многие иранцы были переселены и во время правления Надиршаха, амира Шахмурада и др.

Выходцы из этой среды в дальнейшем поступив на службу местных правителей Бухары и Хивы дослуживались до высоких званий. Одним из представителей служилой элиты Бухарского эмирата был Астанакул кошбеги (1860–1923).

Его отец Мухаммад Шариф инак (ок.1837–1888) был одним из высших сановников Бухарского эмирата. При эмире Музаффаре он занимал пост главного закятчи («министра финансов») и губернатора Бухары. Он был сыном одного из наиболее приближенных сановников Музаффара Муллы Мухаммади-бия и бывшей рабыни эмира.

Ministers

Рис. 1. Четвертый справа — Мухаммад Шариф инак. Фото Ордэ, конец 1880-х г. г.

 

Мулла Мухаммади-бий (1811 или 1813–1889), иранец по происхождению, прошел путь от раба (он был куплен еще эмиром Насраллахом) до главы бухарской администрации: он занимал пост кошбеги («премьер-министра», от слов кош — военный лагерь, ставка и бек, командующий военной ставкой). Он до последнего часа находился рядом с умирающим эмиром Музаффаром,смерть которого наступила в 1885 году, принимал участие в обряде поднятия на кошме нового эмира — Абд ал-Ахада. Мухаммади-бий продолжал занимать пост кошбеги и при Абд ал-Ахаде вплоть до своей смерти.

После открытия в Бухаре Российского императорского политического агентства Мухаммад Шариф инак, продолжая оставаться главным закятчи, отвечал за связь между бухарским правительством и политическим агентом. Политический агент России Чарыков отзывался о нем лестно.

В 1888 г. Мухаммад Шариф по приказу эмира явился к чиновнику Гаиб Назару, чтобы за какой-то проступок конфисковать его имущество, но был убит последним выстрелом из револьвера. Его убийца, по старинному обычаю, был выдан родственникам и слугам убитого и подвергнут ими смерти после долгих истязаний. По сведениям правнука Астанакула Мухаммадиева Пулата Азизовича у Мухаммада Шарифа были дети Астанакул, Хайдаркулибек, Латифбек, Арифбек, Садикбек и дочь (имя неизвестно).

При эмире Абд ал-Ахаде важные государственные посты занимали и сыновья Мухаммада Шарифа: Астанакул-бий, Мир-Хайдаркул-бек-бий и Латиф-бек. Хайдаркул-бек-бий дадха в 1888 г. был назначен беком Чаржуя. Во время отъезда его старшего брата Астанакул-бий с эмиром в Россию в 1893 г. он замещал его на посту главного закятчи. В 1902 г. он вместе с эмиром ездил в С.-Петербург. На посту наместника Чарджуя Хайдаркул оставался как минимум до 1902 года. Затем исполнял обязанности хазиначи (государственного казначея). В случае его отлучек из Бухары его замещал на этом посту младший брат Латиф-бек. [См.: 2, с. 133; 3, с. 47; 6, с.424; 4; 22, с.292; 10, с.118; 12, с.66; 13, с. 269; 16, с.6, 24; I, дело 2]

Астанакул-бий дадха — один из наиболее известных сановников Бухары во времена эмира Абд ал-Ахада, внук кошбеги Муллы Мухаммади-бия и сын Мухаммада Шарифа. Уже в 1882 г. Астанакул-бий был беком Карши. Посетивший его в Карши В.Крестовский писал, что на вид ему было тогда около 20 лет, это был «очень еще молодой человек, не только весьма красивой, но и приятной наружности, с небольшой темной бородкой, здоровым матовым цветом лица, открытой улыбкой и добрыми карими глазами» [8, c.12].

15 ноября 1885 г. Астанакул-бий был назначен новым эмиром на пост наместника Чарджуя, важнейший пост в провинциальной администрации эмирата, вместо попавшего в опалу брата эмира Сиддик-хана (ум.в 1930 г. В Медине). После убийства в 1888 г. его отца Мухаммада Шарифа эмир, по словам историка ас-Сами, «по своей милости царским приказом назначил его сыну, Астанакулу-бию диванбеги должность, чин и службу, каких только тот желал, и даже лучше, чем он желал» [11, с. 23]. Тогда Астанакул получил чин инака и должность главного закятчи (закотчии калон), которую до этого занимал его отец. Так же, как и его отец, он осуществлял связь между бухарским правительством и Российским политическим агентством, по поручению эмира подписывал различные официальные протоколы, соглашения и т. п., вел переговоры по различным вопросам. В дальнейшем он занимал одновременно посты закятчи и кошбеги, сохраняя за собой эти должности вплоть до 1910 года, когда он был смещен наследником престола Мир-Алим-ханом.

Astankul

Рис. 2. Астанакул. Фото Ордэ, конец 1880-х г.г.

 

Поводом для смещения послужило разрешение Астанакула бухарским шиитам открыто праздновать религиозный праздник ашура, что привело к кровавой суннитско-шиитской резне, продолжавшейся в Бухаре несколько дней и остановленной только благодаря введению в город русских войск.

Астанакул-бий не раз сопровождал эмира в его поездках в Россию (например, в 1893 и 1903 г.г.). Он был награжден многими бухарскими и российскими орденами. [4; 5; 7, с.233; 10, с. 118; 12].

Поездка эмира в Россию в 1393 году имела конкретную цель — он вез с собой наследника престола Мир-Алим-хана, которого намеревался определить на учебу.

Отправляясь в поездку, эмир поручил ведение всех дел совету из трех лиц — кази каляну (главному судье), коменданту Арка и саркардару. Кроме главного закятчи Астанакул-бия в свите эмира находилось несколько высших сановников ханства, в том числе и Дурбин-бий кошбеги, перс по происхождению, который в детстве был куплен эмиром и прошел путь от раба до одного «из самых приближенных лиц к эмиру». По словам В.Крестовского, в 1882 г. ему было лет за пятьдесят (по некоторым данным, он родился в 1827 году), он имел чин инака и занимал одну из высоких придворных должностей [8, с. 9]. При Абд ал-Ахаде он не занимал никакой конкретной должности, однако принимал участие в заведовании казной, а также всегда сопровождал эмира в путешествиях. Он был награжден несколькими российскими орденами.

Peters

Рис. 3. Абд ал-Ахад, наследник престола Мир-Алим и свита эмира в Зимнем дворце в Ст.Петербурге. Стоят: третий слева -Астанкул-бий парваначи, четвертый справа — Дурбин-бий кул кошбеги, крайний справа — Ш. Р. Асфендиаров. Фото В.Ясвоина, январь 1893 г. (Зимний дворец, Ст.Петербург)

 

Кроме этого, при особе эмира находился большой штат слуг, а также личный переводчик Туркестанского генерал-губернатора ротмистр Ш. Р. Асфендиаров (в дальнейшем — полковник; Ш.Асфендиаров часто бывал в Бухаре с различными поручениями дипломатического характера) и русский врач.

Выехав по железной дороге из Чарджуя, эмир со свитой 27 декабря 1892 г. прибыл в Москву, где встречался со своим братом Мир-Мансуром. Прибыв в Петербург, эмир остановился в Зимнем дворце. В сопровождении Астанакул-бия и Ш. Р. Асфендиарова он наносил визиты, посещал театры, ежедневно бывал в бане, а также сам принимал визитеров, встречался с императором Александром III. Завершив переговоры об образовании Мир-Алим-хана и оставив его в Петербурге, эмир через Одессу и Тифлис вернулся в Бухару. [4; 5; 6; 7, с.162].

Об Астанакуле кошбеги положительно отзывались его современники такие как Ахмади Даниш, Исо муфти, Фитрат, Садриддин Айни и др. [1; 2; 7; 9; 10] Так сын кази Абдушакура Бухари — Мухаммад Шарифджан Садри Зия (ум. в 1932 г.) бывший короткое время и казикаланом Бухары, в своих воспоминаниях и в отдельном произведении под названием «Биография Астанакула кошбеги» горячо отзывается о нем. Другой современник Астанакула Абдурауф Фитрат который был весьма скуп на похвалы, и редко кого из должностных лиц удостаивал своего внимания, относительно того времени, когда Астанакул был кошбеги, говорил: «Астанакул кошбеги будучи на должности главы министров проделал много полезных дел. Так он категорически запретил детские порноигры, пьяные посиделки и подобного рода недостойные увлечения части населения, больше заботился о развитии и прогрессе государства, выявлял причины дороговизны на базарах, постоянно заботился (говорил) о удешевлении и изобилии зерна, о снижении цен на базарах. Однако его действия не нравились мулло Бурхониддину (главе ортодоксальной, радикальной группы мусульманского духовенства и — авт.) — раису города Бухары» (Фитрат А. Период правления амира Алимхана. — Душанбе, 1991. На тадж. языке).

Садри Зия в своем трактате «Биография Астанакула кошбеги» искренне хвалить Астанакула. Он сравнивая Астанакула с Мирзо Насрулло, который в молодости служил у Астанакула и потом также достиг должности премьера, обоих считал в равной степени достойным похвалы. В частности, Садри Зия говорит: «Астанакул кушбеги-вазир был человеком достойным всяческих похвал. Без сомнения, не преувеличивая в отношении Мирзо Насрулло, можно сказать, что деятельность их была одинаково целенаправленна и полезна». Благородные, красноречивые собеседники, отличающиеся солидностью и достоинством, оба пользовались одинаковым уважением» (9, с. 23; 16, с. 67).

Из этих записей и других сведений исторического содержания становится ясно, что в Бухарском эмирате высокие чины занимали выходцы из различных социальных групп населения. Социальный, материальный и правовой статус этих чиновников зависел от родства и связей их носителей с правящим домом, их преданности своим хозяевам и др. Астанакул кошбеги как человек своего времени и должности, которую занимал, не мог не влиять на политику эмира, который последний 20 лет находился вне столицы. От его имени управлял государством Астанакул кошбеги. Но фактически эмират был отдан мусульманскому духовенству. Астанакул кошбеги с трудом подавлял противостояние радикального духовенства во главе с муллой Бурхануддином. Даже наследник эмира Абдулахада его сын Алимхан, выпускник кадетского корпуса не мог самостоятельно управлять государством. Пришедшая к власти после событий 1910 года в Бухаре ортодоксальная группа из суннитов начинает борьбу против прогрессистов и всяких нововведений в эмирате. Отстраненный от власти Астанакул был назначен хакимом сначала в Зиёвуддине, затем в вилаете Хатирчи. Вскоре после прихода к власти Алимхана он был заключен в тюрьму г. Кармины. После этого он, скорее всего, был выслан в Хатирчи. После установления советской власти он возвратился в Бухару, и был назначен председателем управления по Делам Вакфов БНСР [2].

По сведениям потомков Астанакул-бия [IV] у него были дети: сыновья Юсуфбек, Рахимбек (1888–13.02.1975), Аминбек, Хусейнбек, Солехбек, Касимбек I; дочери: Саида, Сокина, Раджаббиби, Аминабиби, дочь (имя неизвестно).

Хайдаркулибек сын Астанакула имел сыновей по имени Абдурахим бий бек, Мусабек туксабо.

Содикбек сын Астанакула имел дочь, вышедшую замуж за Аминбека и дочь жена Ибрахимбека.

Дочь (имя неизвестно) Астанакула имела сына по имени Касимбек II, который жил в г.Душанбе.

Юсуфбек сын Астанакула имел сына по имени Касимбек III жившего в г.Бухаре.

Рахимбек сын Астанакула имел детей: сына Абдурахмона (Рахимов) участник Второй мировой войны, семьи не имел и жил в Чимкенте (Казахстан), т. к. семья была выслана советской властью за пределы Бухары (род.1910–11–15.11.1978); дочь Бону Мухаммадиева жила в Бухаре, Ташкенте, Душанбе (годы жизни 1911–12–10.12.1995); дочь Хакима жила в Чимкенте (род. 1922–23–30.12.1996); Ахмад Астанакулов жил в Чимкенте (1925–2.11.2000); Сын от второй семьи Рахмат (род в Чимкенте 14.07.1939) живет в Чимкенте, его сестра Шарифа родилась в Чимкенте (14.07.1946).

Дети Аминбека сына Астанакула: Ибрахимбек — инвалид войны жил в Бухаре. Содикжон житель Бухары.

Дети Хусайнбека сына Астанакула: Мусабек, Саиджон — живет в Самарканде, Мухаммаджон, Ризожон.

Солихбек сын Астанакула имел дочерей Мухаррам и Хафиза, живших в Чимкенте и сына Мухаммадкула.

Сокина — дочь Астанакула имела сына Содикжон.

В наших руках есть также сведения генеалогического характера четвертого и пятого поколения Астанакула.

Из воспоминаний потомков Астанакула: В Бухаре государственные чины по восходящей ступени были живачи, каравулбаши, мирахур, туксабо, бий, додхо, парваначи, кошбеги.

Мукаррама Баратова (янгабиби) — жена Салихбека младшего сына Астанакула рассказывает: Родилась в г.Чарджуй в 1904 или близко к этой дате. Отец Баратбек. Когда жили в Чарджуе наш сад забрал Авлиякулибек кошбеги и передал во владение амира. Бартабек выразив недовольство отказался платить налоги (преподшения) и для решения вопроса отправился в Бухару. Здесь он был отравлен Авлиякулм во время приёма.

После смерти отца она жила у дяди по матери. В эти годы ее привезли в Арк в качестве тартук (преподношения). Некоторое время она жила у матери эмира Пошобиби. Затем ее перевели в Ситораи махоса (Мохи хоса) — резиденцию амира Алимхана, которого в народе прозвали Олим — Гов (Алим корова, скотина) из-за его тупоумия и невежества (хотя он учился в кадетском корпусе и хорошо говорил на русском и французском языке. Реакционер и невежда, развратник и аморальный человек — замечание Пулата Азизовича — авт.). «Амир Алимхан принял меня и беседовал со мной и, поскольку я была очень молода (13 лет), эмир сказав: «Ты моя вечная дочь (духтари киёмати)» отослал меня в семью Астанакула кошбеги, в дом старшего сына Юсуфбека». Фактически многие правители Бухары имели привычку после проведения времени со своими жертвами отправить их как подарок в дома своих самых приближенных слуг. Эта считалось «мархамати хумоюни» — царская милость.

В то время сыновья Астанакула кошбеги Юсуфбек и Аминбек жили в Бухаре, Рахимбек — сын Астанакул бия был в Зиявуддине хакимом. Хусайнбек был хакимом Мир Базара, а Астанакули жил в Хатирчи. В доме Юсуфбека Мукаррама вышла замуж за младшего сына Астанакули — Салихбека — 17 лет.

В 1923 году (возможно это дата неточна — заметка Пулата Азизовича — авт). Астанакул кошбеги в доме Файзулло Ходжаева был отравлен перед поездкой в Мекку.

Бухарский поэт Масрур написал стихи — хронограмму на смерть Астанакула. Стихи написаны со слов Мукаррама Баратовой:

Остонакул, ки мири шарофатмаоб буд,

Миръоти калби у хамдами офтоб буд.

Дар орзуи Каъбаю дин рафт у аз жахон,

………………………………………буд.

Панжох сол хизмати халки Бухоро кард,

Дорад нишони вазир, ки зарринликоб буд.

Масрури зор соли вафоташ ба нома гуфт,

«Андар бихишт дар кафи у жоми об буд» [21, c. 13–14].

(Астанакул, который был прибежищем славы,

Зеркало его сердца дружил с солнцем.

Он ушел из жизни мечтая о Каабе и вере

…………………………………………

Пятьдесят лет он служил народу Бухары,

Имел чин визира, и одеяние из золота.

Бедный Масрур сказал год его смерти,

«В раю он, и держит в руках чашу с водой»)

 

«Дед мой Рахимбек и его младший брат Солихбек были сосланы в Архангельск (очевидно далее в Соловки — А.П.) По-видимому это случилось в 1925–26 году. В 1929–1932 гг. они уже жили в г.Актюбинск (Актепе) Казахстана. В эти годы они, очевидно, был уже переселенцами. К ним сюда из Бухары приезжали семьи, в том числе мать А. П. Бону Мухаммадиева и ее мать. Бабушка умерла от болезни в Актюбинске в 1929 году. Здесь братья открыли магазин и стали заниматься торговлей. В Бухару они отправляли кавурдаг — мясо обжаренное в масле.

В 1932 году они поселились в Чимкент [21].

Итак, история семьи одного из чиновников Бухарского эмирата доказывает, что судьба каждого представителя зависела и от политической системы устроенной большевиками и от воли представителей советской власти. Именно они иногда могли определить, кому жить и кому нет, кого выслать или кого раскулачить...

Потомки Астанакули кошбеги ныне живут бок о бок с нами, может быть и с вами. Их жизнь — живая наша история, воплощенная в их биографиях.

 

Литература:

 

1.                  Айни Садреддин, Воспоминания, (пер. с таджикского А.Розенфельд). — М.-Л., 1960.

2.                  Андреев М. С., Чехович О. Д., Арк Бухары. — Душанбе, 1972.

3.                  Арендаренко Г. А. Досуги в Туркестане, 1874–1889. — СПб., 1889.

4.                  Бартольд В. В. История культурной жизни Туркестана / Сочинения, т.II. — Москва: Наука, 1963.

5.                  Гаспринский И., Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарскаго. — Казань, 1894.

6.                  Джиджихия А., О последних событиях в Бухаре (9–12 января 1910 г.). // Военный сборник, 1910. — № 5. — C. 56–62.

7.                  Дониш Ахмед, История мангитской династии. — Душанбе, 1967.

8.                  Крестовский В. В. В гостях у эмира бухарского. — СПб., 1887.

9.                  Садри Зиё. Рузнома (Дневник). — Тегеран, 1430. (на фарси)

10.              Садри Зия. Осори Зиёия (Наследие Зия). — Душанбе, 1991.

11.              Сами Мирза 'Абдал'азим. Тарих-и салатин-и мангитийа (История мангитских государей). Изд. текста, пред., пер. и прим. Л. М. Епифановой. — Москва, 1962.

12.              Семенов А. А. Бухарский трактат о чинах и званиях и ио обязанностях их носителей в средневековой Бухаре // Советское востоковедение, т.V, 1948.

13.              Семенов А. А., Очерк устройства центрального административного бухарского ханства позднейшего времени // Труды АН Тадж.ССР, т.25, Материалы по истории таджиков и узбеков Ср. Азии, вып. 2. — Сталинабад, 1954.

14.              Сухарева О. А. Бухара XIX- нач.XX в. (Позднефеодальный город и его население). — Москва, 1966.

15.              Ханыков И. Описание Бухарского ханства. — СПб., 1843.

16.              Шакури М. Садри Бухоро. — Душанбе: Деваштич, 2005.

17.              Шубинский П. П. Очерки Бухары П.Шубинского. — СПб., 1892.

18.              Российское Императорское Политическое агентство в Бухаре, — Центральный государственный исторический архив УзССР, Фонд № И-3, Опись № 1.

19.              Канцелярия кушбеги эмира Бухарского, — Центральный государственный исторический архив УзССР, Фонд № И-126, Опись № 1 (книга 1).

20.              Канцелярия кушбеги эмира Бухарского, — Центральный государственный исторический архив УзССР, Фонд № И-126, Опись № 2 (книга 1).

21.              Родословная Остонакула кушбеги (Бухара) — Шажарайи — насабномайи Остонакул кушбегии Бухорои. Авторы: правнук Астанакула кошбеги Мухаммадиев П. А., Надим, Нигина, Надир Пулоди. — Душанбе, 2005. (рукопись. Архив Ш.Вохидова).

22.              Санкт-Петербургский филиал Института Востоковедения РАН (Ст.Петербург) Российское Географическое Общество (Ст.Петербург) в) Институт истории материальной культуры (Ст.Петербург)

23.              Государственный архив кино-фото-фонодокументов Республики Узбекистан (Ташкент).



[1] Выражаю особую благодарность профессору Шодмону Вохидову за советы и представленный материал из своего архива для написания статьи – Р.Э.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle