Библиографическое описание:

Сулейманова Г. И. Таинственный город Хара- Хото // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 409-412.

Согласно одной из монгольских легенд, во времена, когда на месте каменистой пустыни Гоби еще плескались воды теплого моря, на его живописном берегу первыми потомками богов был построен прекрасный и богатый город, в котором жили мудрецы и торговцы, храбрые воины и умелые ремесленники.

Хара-Хото — именно так назывался легендарный древний город, о гибели которого повествует еще одно монгольское предание. В нем говорится о том, что последний правитель города батыр Хара-цзянь-цзюнь, желая отнять престол у китайского императора, объявил ему войну.

Однако, проиграв ряд сражений, батыр был вынужден укрыться за неприступными стенами города. Не имея возможности взять город приступом, китайский император велел отвести от Хара-Хото русло реки Эдзин-Гол и тем самым лишить его защитников воды.

Видя, что город и его жители обречены на неминуемую смерть, Хара-цзянь-цзюнь спрятал все свои несметные сокровища в потайном месте, умертвил жену и детей и дал решающее сражение, в котором был убит. Ворвавшиеся в Хара-Хото китайские войска уничтожили всех его жителей, а сам город превратили в руины...

О мертвом, затерянном в песках южной части пустыни Гоби городе издавна было известно русским путешественникам, ученым и исследователям.

Воспитанник первопроходца Центральной Азии Н. М. Пржевальского (1839–1888), П. К. Козлов посвятил 53 года своей сознательной жизни изучению неведомых ранее земель Монголии и Тибета, Синьцзяна и западных районов Китая. В ходе шести экспедиций, последнюю из которых он осуществил в 1923- 1926 гг., когда ему шел уже седьмой десяток, этот неутомимый исследователь преодолел верхом на лошадях, верблюдах и пешком свыше 40 тыс. километров пути через леса и степи, сыпучие пески, горные теснины, поднебесные плато и снежные перевалы. П. К. Козлов в дороге и на стоянках неизменно вел топографические маршрутные наблюдения и астрономические определения. Но П. К. Козлов пошел дальше своего учителя: в многолетних экспедициях он изучал не только природу, но и этнографию и археологические памятники племен и народов, населявших просторы обширного региона в сердце Азиатского материка. И мертвый город в песках Гоби, в долине Эдзин — Гол, неподалеку от современной границы между Монголией и Китаем, не случайно был открыт именно им.

В одной из записей, сделанной в экспедиции в начале марта 1908 г., П. К. Козлов пишет: «Если говорить откровенно, я не переставал интересоваться Хара-Хото, едва узнал об этих развалинах из лучшей книги нашего покойного путешественника Г. Н, Потанина». [1]

В этой же записи П. К. Козлов сообщал, что местное население ранее скрывало от посторонних сведение об этом городе. Но прямота и дружеское отношение П. К. Козлова к монголам (как и к другим народам Центральной Азии), чем не могли похвастаться некоторые высокомерные европейские путешественники, не оставались безответными. Путешественник честно объяснял причину, влекущую его в пески Эдзин-Гола, и его желание побывать в Хара-Хото и провести там раскопки не встретило возражений. Более того, ему был выделен проводник, «много раз бывавший в мертвом городе и немало слышавший о нем из уст отца и других стариков».

С вечера предыдущего дня все было готово к походу, и ранним утром 19 марта 1908 г. отряд из 6 человек двинулся в дорогу. Путь был относительно близкий — всего 20 верст от стоянки экспедиции. Уже в дороге путешественники стали отмечать явные признаки погибшей земледельческой культуры — каменные жернова, черепки глиняной и фарфоровой посуды и т. п. И это в пустынном районе, где кочевало теперь небольшое число монгольских да размещались три маленьких семей ламаистские обители. Хорошо прослеживались заброшенные каналы остатки отдельных строений, следы дороги, вдоль которой стояли высокие субурганы, ведущие свое происхождение от буддийских ступ культовые постройки, возводимые в память о Будде, каких — либо событиях религиозной истории или служившие гробницей почитаемых духовных лиц. Вскоре показался и сам Хара-Хото, и наконец небольшой отряд вошел в мертвый, засыпанный вплоть до верха крепостных стен город.

В течении нескольких дней, проведенных на развалинах Хара-Хото экспедиция обогатилась всевозможными предметами: книгами, письменами, бумагами, металлическими и бумажными денежными знаками, женскими украшениями, кое –чем из домашней утвари и обихода, образцами буддийского культа и пр.; переведя в количественное соотношение, собрали археологический материал, наполнивший десять посылочных пудовых ящиков, приготовленных затем к отправлению в Русское географическое общество и Академию наук.

У экспедиции было еще задание исследовать обширные земли, в том числе ей предстояли работы в пустыне Алашань. Между тем становилось все теплее и, чтобы попасть в Алашань в разгар жары, надо было спешить. Но П. К, Козлов не удержался, чтобы не посвятить Хара-Хото еще хотя бы несколько дней, и в конце марта вновь разбила свой бивак внутри мертвого города. Увы, и эти, заполненными тяжелым трудом и радостью от новых находок, очень скоро прошли.

Экспедиция ушла из долины Эдзин — Гол на встречу иным работам, трудностям и опасностям: полутора десяткам ее участникам пришлось, например, в ночь с 12 на 13 января 1909 г. с оружием в руках отражать неожиданное нападение сотенного отряда разбойников в Амдо, на северо — востоке Тибетского нагорья. Но еще до этой страшной ночи, 7 декабря 1908 г., п. к. Козлов получил долгожданное письмо с сообщением, что «Академия наук и все ученые специалисты Петербурга высоко оценили открытие Хара-Хото. Один из руководителей Русского географического общества — А. В. Григорьев писал: «Поскольку можно судить по имеющимся раскопочным материалом, развалины открытого Вами древнего города представляют, по их заключению, остатки столицы тангуского племени Сися, процветавшего от XI по XIV в. Ввиду важности совершенного открытия совет Географического общества уполномочил меня предложить Вам не углубляться в Сычуань, а вместо этого возвратится в пустыню Гоби и дополнить исследование недр мертвого города. Не жалейте ни сил, ни времени, ни средства на дальнейшие раскопки …».  [1]

Преодолев за 19 дней путь в 550 верст, экспедиция вернулась в Хара-Хото и вновь вела здесь раскопки почти месяц — с 22 мая по 16 июня 1909 г. Работы там П. К. Козлов вел во время своей последней экспедиции — в 1923–1926 гг. Но основная удача в изучении Хара-Хото и связанных с ним исторических проблем выпала на долю замечательного путешественника в летний сезон 1909 г. Удача получила название «знаменитый» субурган. Внутри субургана, стоявшего вблизи крепостных стен города, был найден скелет пожилой женщины в сидячем положении. Скорее всего, это было захоронение какой- то важной буддийской монахини. А рядом с нею, заполняя все остальное внутреннее пространство субургана-гробницы находились многочисленные вещи — сотни буддийских скульптур, различные украшения храмов, написанные на ткани, шелке и бумаге буддийские иконы и светские картины, около 2 тыс. книг, свитков и рукописей, как выяснили впоследствии ученые-востоковеды, не только тонгуские, но и китайские, тибетские, монгольские, тюркские, арабские. И все это в такой сохранности, что и удивляет, и вызывает восхищение: многие картины не потеряли своей свежести, у книг сохранилось даже бумажные и шелковые обложки. Мало кому из археологов выпало на долю найти такую богатую коллекцию.

Рис. 1. Хара-Хото. «Знаменитый» субурган в конце раскопок. Глинястые статуи с золоченными лицами

 

Огромное научное значение открытия П. К. Козловым Хара-Хото было признано сразу же после возвращения его экспедиции в Россию и устройства в конце 1909- начале 1910 г. выставки наиболее ценных находок из мертвого города в Русском Географическом обществе. Вскоре путешественник был избран почетным членом этого и Венгерского географического обществ, удостоен Больших Золотых медалей Английского Королевского и Итальянского географических обществ. По следам экспедиции Козлова в долину Эизин — Гол и на Хара-Хото отправлялись исследователи из разных стран. Однако коллекция «знаменитого» субургана осталась все же непревзойденной.

Найденные на Хара-Хото предметы материальной культуры и произведения искусства бережно хранятся сейчас в Государственном Эрмитаже, а книги и другие образцы письменности — в Санкт — Петербургском филиале Института востоковедения РАН. Изучением этих научных сокровищ занимаются уже третье поколение востоковедов, неоднократно обращались к ним и зарубежные исследователи. Усилиями ученых установлено, что Хара-Хото назывался Эдзина, что в переводе означает «Черная река», и был он одним из важны центров могущественного тангуского царства Си- Ся. Это царство, одно из крупнейших в Центральной и Восточной Азии в XI- начало XIIIв., лежало на перекрестке караванных путей, связывающих в течении столетий Китай с Индией, Средней Азией, Ираном, а Тибет с Монголией и Южной Сибирью. [2] Поэтому среди хара-хотинских находок оказалось бесценные памятники освещающие неизвестные или малоизвестные страницы: истории и культуры соседних, а иногда и удаленных от Эдзины стран (так, к примеру, в Хара-Хото найдены прославленные китайские узоры шелка того времени, в самом Китае). Но конечно, больше и ценнее всего оказались находки, характеризующее историю и самые разные стороны быта, культуры и искусства самих тангунов — полукочевого народа, родственников тибетцам, появившихся на политической арене Центральной Азии в X в., создавшие в конце того же столетия государство Си-Ся, просуществовавшего около 250 лет и разгромленное в 1227 г. армией Чингисхана. Ко времени нашествия монголов и относится «знаменитый» субурган с запрятанными в них сокровищами буддийского монастыря или храма.

А наиболее ценными из находок в Эдзине стали книги и рукописи, выполненные почти неизвестным ранее письмом на неведомом тунгусском языке, и среди них –китайско-тангуский и тангуско-китайский словарь, ставший ключом к познанию богатой, как оказалось, тонгуской литературы: переводных, религиозных, повествовательных и поэтических текстов.

Изучение бесценных научных сокровищ Эдзину продолжается и сейчас, и слова Хара-Хото с годами не утихает.

 

Литература:

 

1.      Козлов П. К. Монголия и Андо и мертвый город Хара –Хото. М. 1923;

2.      Лубо-Лесниченко Е. И., Шафрановская Т. К., Мертвый город Хара-Хото, М., 1968;

3.      Казин В. Н., К истории Хара-Хото, в сб.: Труды Гос. Эрмитажа, т. 5, Л., 1961;

4.      https://ru.wikipedia.org/wiki/Хара-Хото,

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle