Библиографическое описание:

Ван Х. Некоторые вопросы законодательного обеспечения административной ответственности за потребление, незаконное хранение, приобретение психотропных веществ и наркотических средств // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 492-494.

В основе правовой базы, регулирующей оборот наркотических средств, лежат международные документы, ратифицированные Российской Федерацией, а также федеральные законы. Среди основных: Женевская конвенция 1935 года, Конвенции ООН от 1961, 1971 и 1988 гг., Федеральный закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 1998 г., Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» 2010 г., а также КоАП РФ и УК РФ. [1, 2]

Законом 1998 г. установлен правовой фундамент государственной политики в области оборота наркотических средств, которая основана на следующих принципах:

1)        основные виды деятельности по обороту наркотических средств являются монополией государства;

2)        деятельность, связанная с оборотом психотропных и наркотических средств, подлежит лицензированию;

3)        координация деятельности по обеспечению государственной антинаркотической политики между федеральными органами власти, органами власти субъектов Российской Федерации и местными органами власти;

4)        стимулирование антинаркотической пропаганды и приоритетность профилактических мер в сфере противодействия наркомании, а также связанных с ней правонарушений;

5)        поддержка со стороны государства научных исследований в сфере разработки эффективных методов лечения наркозависимости;

6)        развитие системы специализированных учреждений медицинской и социальной реабилитации наркозависимых лиц, а также организация тесного взаимодействия между государствами органами и негосударственными организациями в деле проведения антинаркотической политики;

7)        развитие эффективного международного сотрудничества, как на двухсторонний, так и на многосторонней основе, в сфере борьбы с незаконным оборотом психотропных и наркотических веществ.

М. В. Назарук в своей работе отмечает недостаток законодательства в части содержания отдельных ключевых терминов, касающихся квалификации правонарушений. Разделяя позицию автора о необходимости дополнения статьи 1 Закона РФ от 1988 г. понятиями о приобретении и хранении наркотических и психотропных веществ, считаем целесообразным при определении объемов таких веществ использовать понятие «минимальная токсическая доза» — то есть наименьшая доза, применение которой вызывает реакцию, выходящую за рамки нормального физиологического состояния и имеющую патологический характер. Использование ее за единицу исчисления для всех видов психотропных веществ и наркотических средств позволит устанавливать конкретный объем таких веществ в ходе проведения судебно-химической экспертизы, а также для определения реальные опасности того или иного наркотика для организма человека. [3]

На сегодняшний день вопрос об ответственности за потребление наркотических средств без назначения врача остается предметом дискуссий.

По критерию степени ответственности за потребление наркотиков страны можно разделить на четыре группы:

1)      отсутствие ответственности за потребление наркотиков;

2)      наличие административной ответственности;

3)      административная ответственность, в отдельных случаях — уголовная;

4)      исключительно уголовная ответственность.

В настоящее время Российская Федерация относится ко второй группе стран, где незаконное употребление наркотиков влечет за собой лишь административную ответственность. Отсутствие криминальный ответственности за это деяние, что является результатом проводимой в последние два десятилетия антинаркотической политики, служит предметом серьезных дискуссий в среде как практиков, так и ученых.

Первая, более либеральная позиция, содержится в докладе Глобальной антинаркотической комиссии (под эгидой ООН), членами которой являются Коффи Анан — бывший генсек ООН, Джордж Шульц — бывший госсекретарь Соединенных Штатов, а также бывшие президенты Мексики и Колумбии — Эрнесто Седильо и Сесар Гавириа. Доклад содержит рекомендации о необходимости прекращения маргинализации и криминализации людей, употребляющих наркотические вещества без нанесения вреда другим людям. [4]

Некоторые отечественные ученые поддерживают тезис о необходимости легализации наркотиков. Например, Я. И. Гилинский считает, что мир рано или поздно вынужден будет к этому прийти. Свою позицию автор обосновывает тем, что потребление наркотических веществ, наряду с потреблением вредных для здоровья алкоголя и табака, является личным делом каждого, а также утверждением, что путем репрессий и запретов не удавалось эффективно решить ни одной социальной проблемы. [5]           

Другая группа ученых выступает лишь против введения уголовной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача. Наиболее ярко эта позиция изложена в работе Е. И. Цымбала, который считает введение этой меры признаком беспомощности и стремлением возложить на органы внутренних дел всю ответственность за проведение антинаркотической политики. Автор считает подобный подход абсурдным, поскольку МВД не в состоянии в одиночку справиться с социальной проблемой такого масштаба, заменив собой государство и общество. [6]

Вместе с тем, многие практики, ученые и законодатели не менее резко отстаивают точку зрения о необходимости уголовной ответственности за немедицинское потребление наркотических средств. Так, А. Н. Сергеев и Б. Ф. Калачев называют отмену административной и уголовной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача «юридическим нонсенсом и нелепостью», отмечая двусмысленность ситуации, сложившейся в результате подобных «изысков» законодателей. Лицо, имеющее при себе наркотики, привлекалось к административной или уголовной ответственности в зависимости от их количества. В то же время данный субъект, находящийся в наркотическом опьянении после приема наркопрепарата, не подлежит какой-либо ответственности. [7]

Б. В. Грызлов также выступает за введение уголовной ответственности за употребление наркотиков, ужесточение санкций за их торговлю, применение принудительного лечения к наркозависимые лицам, а также за тестирование учащихся и работающих на употребление наркотиков. В качестве аргумента приводятся доводы о том, что потребитель наркотиков является, тем самым, участникам их незаконного оборота, а каждый наркоман втягивает до 20 человек в употребление наркотиков, увеличивая число людей, готовых ради дозы идти на самые тяжкие преступления.

Гипотетическая возможность принятия решения об уголовной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача потребует ответа на ряд вопросов:

1.                  Какое конкретно немедицинское потребление наркотических средств станет уголовно наказуемым — систематическое или розовое; в определенных ситуациях; публичное; групповое?

2.                  Должно ли наложение административного наказания предварять уголовную ответственность?

3.                  Сколько раз и за какой период нарушитель должен быть привлечен к административной ответственности перед наступлением уголовной (в случае принятия такой нормы)?

4.                  Привлекать ли к уголовной ответственности за немедицинское потребление только наркотических или психотропных средств, или также их аналогов?

5.                  Будет ли воссоздана система принудительного лечения?

6.                  Какие виды уголовной ответственности применять к нарушителям? [8]

Остановимся на некоторых статьях КоАП РФ, которые, по мнению многих специалистов, требуют изменений. Так, статьи 6.8 и 6.9 предусматривают административный арест в качестве основного вида наказания. Однако, как свидетельствует практика, ограничение свободы наркозависимых лиц не всегда целесообразно с точки зрения медицины. Зачастую состояние наркозависимого правонарушителя не позволяет оперативно применить к нему данный вид наказания. Этот фактор требует существенного сокращения области применения наказания в виде административного ареста за правонарушения по статьям 6.8 и 6.9. Альтернативой аресту может стать применение мер медицинского характера, которые бы соответствовали выводам медицинского освидетельствования и характеру конкретного правонарушения. Выполнение этих условий требует исполнения ареста в специализированных учреждениях, с возможностью применения медицинского воздействия. Поэтому мы считаем целесообразным изложить часть 1 ст. 6.8 и часть 1 ст. 6.9 Кодекса, касающиеся санкций, в редакции, предусматривающей применение как денежного штрафа, так и административного ареста с применением воздействия медицинского характера. Подобной нормой необходимо дополнить статью 54 Закона РФ № 3-ФЗ, дополнив ее пунктом 5, изложенным в следующей редакции: «В случае применения административного ареста в качестве наказания лицо подлежит прохождению принудительного лечения в специальном медицинском учреждении согласно законодательству Российской Федерации». Также статью 3.2 КоАП РФ дополнить пунктом следующего содержания: «принудительное воздействие медицинского характера», а в статье 3.3 указать, что данные меры могут применяться только как дополнительное административное наказание, соответствующее действующему законодательству. [9]

Рассматривая содержание юридического состава преступления в статье 6.8, считаем уместным отметить отсутствие четкого разделения между административным правонарушением и смежных с ним составов преступлений, в которых содержатся оценочные критерии: особо крупный, крупный или небольшой размер наркотических веществ. Считаем целесообразным дополнить данную статью пунктом 2 примечания, в котором указать, что показатель небольшого размера для каждого конкретного вида наркотических и психотропных веществ, а так же их аналогов, устанавливается Правительством РФ. [10]

На наш взгляд, реализация предложений по изменениям в административном законодательстве в части обеспечения государственной антинаркотической политики, изложенных в данной статье, послужит повышению эффективности административно-правового регулирования в рассматриваемой области общественных отношений. По мнению некоторых практиков и ученых, в сегодняшних условиях проблему наркомании в стране невозможно кардинально решить без установления для наркозависимых лиц меры уголовного принуждения. По их мнению, без мер по ограничению свободы, вплоть до лишения, невозможно добиться удовлетворительной эффективности мероприятий по снижению предложения наркотиков, снижению спроса на них и даже по реабилитации.

 

Литература:

 

1.         Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

2.         Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 г. // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации, выпуск XLVII. М., 1994, с. 133.

3.         Назарук, М. В. Административная ответственность за незаконное приобретение, хранение, потребление наркотических средств и психотропных веществ. — Тюмень, 2004.

4.         Гасюк, А. Дурман-траве — зеленый свет? // Российская газета. 09.06.2011. № 124.

5.         Гилинский, Я. И. Наркотизм: социальные и криминальные проблемы // Наркотизм. Наркомания. Наркополитика: Сб. статей / под ред. А. Г. Софронова. — СПб., 2006. — С. 28.

6.         Цымбал, Е. И. Совершенствование мер правового противодействия незаконному обороту наркотиков // Борьба с незаконным оборотом наркотиков: проблемы уголовного права, криминалистики, прокурорского надзора. — М., 2000. — С. 24.

7.         Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебное пособие/ под ред. А. Н. Сергеева. — М., 2000. — С. 86.

8.         Федоров, А. В. Ответственность за немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ // Наркоконтроль. — 2011. — № 2. — С. 1–4.

9.         Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 7 января 2002 г.          

10. Там же.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle