Библиографическое описание:

Данилевич Л. П. Понятие и признаки музыкального произведения как объекта авторского права // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1074-1076.

Место музыкальных композиций в системе объектов авторского права трудно переоценить. «Музыка на протяжении последних 100 лет находится в центре многих важных, горячо обсуждавшихся конфликтов по авторскому праву. В цифровой революции… музыка продолжает играть эту освященную веками роль». [1]       Музыка всегда являлась и является одним из самых востребованных видов искусства. В последние десятилетия использование результатов творческой деятельности в области музыки приобрело массовый характер, появились новые способы использования музыкальных произведений, музыкальных исполнений и фонограмм, позволяющие получать доступ к указанным объектам все более широкому кругу лиц. Музыкальным признается произведение, в котором художественные образы выражаются с помощью звуков. Звук как основа музыкальной образности и выразительности лишен смысловой конкретности слова и не воспроизводит фиксированных, видимых картин мира, как в живописи. Вместе с тем он специфическим образом организован и имеет интонационную природу. Интонация и делает музыку звучащим искусством, как бы вбирая в себя многовековый речевой опыт. Музыкальные произведения могут быть воспринимаемы как непосредственно на слух при их исполнении, так и с помощью соответствующих технических средств — компакт-дисков, магнитофонных записей, грампластинок и т. п. Охраняемыми являются любые публично исполненные произведения, включая и те, которые не имеют какой-либо материальной формы.

Простота и доступность современных технических средств, предоставляющих их владельцам фактическую возможность беспрепятственного использования результатов интеллектуальной деятельности в области музыки, в частности возможность их «цифрового» копирования в неограниченных количествах, привели к масштабному увеличению случаев нарушения законодательства об авторском праве и смежных правах. Низкий уровень соблюдения законодательства в рассматриваемой сфере во многом вызван также тем, что подавляющее большинство современных музыкантов не осведомлены о принадлежащих им правах и о возможных способах их осуществления и защиты. Как следствие, они зачастую совершают грубые ошибки при решении вопросов об использовании созданных объектов.

И. Я. Хейфеца, О. С. Иоффе, И. В. Савельевой и ряда других ученых предпринимались попытки рассмотреть понятие «произведение» и обособить его в качестве объекта авторского права путем придания особых квалифицированных признаков. В. И. Серебровский, являющийся основоположником науки советского авторского права, отмечал, что «задача дать определение понятия произведения падает на долю науки гражданского права» [2].

И. Г. Табашников считал объектом авторского права «всякое произведение, распространяемое в публике путем письменных знаков или устных слов, воспроизводящих не только его смысл, но и форму, обязанную своим происхождением труду автора» [3].

Учитывая все приведенные мнения, нельзя не согласиться с суждением Э. П. Гаврилова о том, что в качестве объекта авторского права следует считать любое «произведение как результат творческой деятельности автора, выраженный в объективной форме» [4].

Таким образом, произведениями являются «не материальные продукты, а творческая мысль, ставшая в них объективной реальностью» [5]. Однако не всякое произведение как результат мыслительной деятельности человека охраняется нормами авторского права. [6]В отличие от понятия «произведение» понятие «музыкальное произведение» в юридической литературе обычно не раскрывается. Для того чтобы сформулировать соответствующее определение, необходимо обратиться к одному из его составляющих — понятию «музыка». В одном из самых авторитетных музыковедческих изданий современности музыка определяется как «вид искусства, который отражает действительность и воздействует на человека посредством осмысленных и особым образом организованных по высоте и во звуковых последований, состоящих в основном из тонов — звуков определенной высоты».

Таким образом, музыкальное произведение можно определить как совокупность идей и образов, получивших в результате творческого процесса отражения человеком реальной действительности свое выражение в форме организованных по высоте и по времени звуковых последований.             Общепризнанным в современной науке авторского права является тезис о том, что авторское право охраняет форму произведения и безразлично к его содержанию. Данный принцип закреплен в п. 5 ст. 1259 ГК РФ (п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве), в соответствии с которым авторские права не распространяются на такие элементы содержания произведения, как идеи, концепции, принципы, методы, способы. Данная норма распространяет свое действие на все без исключения виды произведений, в том числе на музыкальные произведения.

Согласно ст. 1257, п. 3 ст. 1259 ГК РФ (п.п. 1 и 2 ст. 6 Закона об авторском праве) произведения, являющиеся объектом авторского права, должны соответствовать двум признакам: 1) они должны представлять собой результат творческой деятельности и 2) они должны быть выражены в объективной форме.

Итак, музыкальное произведение как объект авторского права должно представлять собой в первую очередь результат творческой деятельности. За всю историю развития авторского права в России понятие «творчество» так и не получило четкого определения ни в законодательстве, ни в юридической литературе. Зачастую творчество раскрывается через различные по своему содержанию признаки, такие, как оригинальность, неповторимость, уникальность, самобытность человеческой деятельности.            При уяснении содержания понятия творчества в авторском праве важно учитывать, во-первых, что творчество — это прежде всего интеллектуальная, а не физическая деятельность человека и, во-вторых, что данная деятельность должна приводить к результату, ранее не существовавшему. Для авторского права важно не столько то, чтобы процесс создания произведения носил творческий характер, сколько то, чтобы достигнутый результат представлял собой нечто особенное, оригинальное.

Присущие авторскому праву невысокие требования к признаку творчества, соблюдение которых предполагает, по крайней мере, возникновение правового режима производного произведения, вовсе не означают, что в авторском праве на музыкальные произведения действует презумпция оригинальности объекта, претендующего на правовую охрану. Законодательно установлена лишь презумпция авторства, согласно которой при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве такового на оригинале или экземпляре произведения (ст. 1257 ГК РФ, п. 2 ст. 9 Закона об авторском праве). Аналогичной презумпции в отношении признака творчества (оригинальности) не установлено. Это означает, что в случае спора творческий характер деятельности по созданию произведения должен быть доказан лицом, которое заявляет о нарушении своих авторских прав. Соответственно до того, как применять презумпцию авторства, необходимо установить, является ли объект, в отношении которого лицо заявило о своем авторстве, произведением — результатом творческой деятельности. Только в случае положительного ответа на данный вопрос вступает в силу презумпция ст. 1257 ГК РФ (п. 2 ст. 9 Закона), которая может быть опровергнута.

Поскольку творческая деятельность предполагает создание нового произведения, в литературе предлагалось также выделять понятие новизны произведения. Утверждалось, что признак новизны в авторском праве имеет право на самостоятельное существование наравне с признаком творчества. Одним из самых последовательных сторонников данной точки зрения являлся В. Я. Ионас, детально исследовавший проблему новизны в авторском праве в работе 1972 г. «Произведения творчества в гражданском праве». Суть его рассуждений сводилась к следующему. Произведение, как правило, состоит из множества компонентов. С одной стороны, возможно создание произведения, в котором все его составляющие будут новыми. В то же время возможно создание такого произведения, в котором часть его элементов будет заимствована из другого ранее созданного произведения. При этом новизна той части элементов, которые не являются заимствованными, далеко не всегда свидетельствует о творческом характере произведения в целом. Следовательно, по мнению ученого, возможны новые произведения без творческой самостоятельности, и в связи с этим в авторском праве целесообразно ввести понятие существенной новизны произведения. Хотя подобные рассуждения небеспочвенны, серьезной поддержки в научных кругах они не получили. Как отмечает А. П. Сергеев, в авторском праве, которое охраняет форму произведения, выделение признака новизны как самостоятельного представляется излишним, поскольку «он полностью поглощается признаком творчества». Если на практике возникает спор о том, является ли новое произведение, созданное на основе уже существующего, результатом творческой деятельности, то суд как раз и будет определять, есть ли в данной работе элементы творчества, что само по себе уже означает, является ли данное произведение новым или нет. Иными словами, признак творчества включает признак новизны, так как «в сфере авторского права новизна представляет собой неизбежное следствие творческой деятельности». Данная позиция в настоящее время преобладает в доктрине и получила свое подтверждение в законодательстве, где новизна как самостоятельный признак охраноспособности произведения не выделяется.

 

Литература:

 

1.                  Луцкер А. Авторское право в цифровых технологиях и СМИ. — М., 2005. С. 330

2.                  Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. — М., 1956. С. 230.

3.                  Табашников И. Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность. — СПб., 1878. С. 53.

4.                  Гаврилов Э. П. Комментарий к Закону РФ об авторском праве и смежных правах. — М., 1996. С. 83.

5.                  Мартынов Б. С. Права авторства в СССР // Ученые труды Всесоюз. ин-та юрид. наук. Вып. IX. 1947. С. 135.

6.                  Музыкальные произведения как объекты авторского права Н. А. Покидова

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle