Библиографическое описание:

Мкртчян В. Г. Совершенствование полномочий прокурора на стадии предварительного следствия // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1088-1090.

Повышение качества предварительного следствия на современном этапе является одним из приоритетных направлений в деятельности законодательных органов, следственных подразделений и Прокуратуры Российской Федерации. актуальность данной проблемы подтверждается и утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 345 программа «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» на 2014–2030 гг., которая в качестве ожидаемых результатов ее реализации ставит: «сокращение количества наиболее общественно опасных (тяжких и особо тяжких) преступлений, оставшихся нераскрытыми; снижение числа не разысканных подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных; увеличение удельного веса возмещенного ущерба от фактически причиненного ущерба по оконченным уголовным делам за счет повышения эффективности работы следователей и дознавателей органов внутренних дел Российской Федерации». Кроме того, данная программа содержит предпрогамму № 1 «Предварительное следствие», целью которой является совершенствование деятельности следователе и предварительного следствия в целом. Немаловажную роль в совершенствовании играет прокурор и руководитель следственного органа, так как именно эти фигуры оказывают колоссальное влияние на следователя и на сам ход расследования.

Прокурор является гарантом обеспечения законности на всех стадиях уголовного судопроизводства. Однако его деятельность сводится не только к обеспечению законности, но также к обеспечению неукоснительного соблюдения и понимания основополагающих принципов уголовного судопроизводства. В связи с чем, прокурор должен быть наделен реальными полномочиями по выявлению, пресечению и устранению допущенных нарушений закона при расследовании преступлений.

Так, Федеральным законом № 87-ФЗ были внесены изменения в положения прокурора в уголовном судопроизводстве. Наделив руководителя следственного органа широкими полномочиями, одновременно были сокращены полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами предварительного следствия, что привело к ослаблению правозащитного механизма в данной сфере. Прокурор был лишен ряда особо надзорных полномочий, апробированных многолетним опытом, которые были ему переданы еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 года, а также а соответствии с УПК РСФСР и УПК РФ. Так в соответствии со ст. 21 и 37 УПК РФ прокурор правомочен от имени государства осуществлять уголовное преследование, однако лишен права возбуждать и прекращать уголовные дела. Не имеет возможности направлять деятельность следственных органов по осуществлению уголовного преследования, до поступления к нем уголовного дела с обвинительным заключением. Только в 2008 года Федеральный закон № 226-ФЗ восстановил право прокурора знакомиться с материалами находящегося в производстве следователя уголовного дела (ч.2.1 ст. 37 УПК РФ). «Однако на практике данная норма из-за своей неопределенности порождает целый ряд проблем, которые негативно сказываются на осуществлении, как прокурорского надзора, так и уголовного преследования». [1, c.152] Вместе с тем, предусмотрена возможность обжалования мотивированного запроса прокурора. Однако не понятно, что законодатель имел в виду под «предоставлением возможности для ознакомления с материалами»: материалы передается прокурору незамедлительно или же следователь предоставляет их по своему усмотрению, выжидая удобный для себя момент, для реализации своего права. Остается неясным и указание закона о предоставлении прокурору возможности ознакомления не с уголовным делом, а с материалами находящегося в производстве уголовного дела, выходит следователь и руководитель следственного органа сами решают какие именно материалы предоставлять прокурору. Вследствие чего данный подход лишь усугубляет ситуацию и в итоге ставит под сомнение безусловность судебной перспективы уголовного дела, что не соответствует целям и задачам стороны обвинения.

В соответствии с п.2 Рекомендации R (2000) Комитета министров Совета Европы «О роли прокуратуры в системе уголовного судопроизводства» во всех системах уголовного правосудия прокуроры: решают вопрос о возбуждении или продолжении уголовного преследования; поддерживают обвинение в суде; могут обжаловать или давать заключения по жалобам на все или некоторые решения суда. [2] Исходя из содержания указанной рекомендации, можно сделать вывод, что прокурор является должностным лицом, осуществляющим уголовное преследование, как в досудебном, так и в судебном производстве.

Отличительной чертой и, на наш взгляд, преимуществом прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органо предварительного следствия над ведомственным контролем является то, что прокурор не связан ведомственной заинтересованностью в исходе дела. В отличие от руководителя следственного органа, у него не существует иного процессуального интереса, помимо обеспечения законности и обоснованности процессуальной деятельности органов предварительного следствия. [1, c.153]

Закон обязал следователя и его руководителя незамедлительно направлять прокурору копии постановлений о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела (ч.4 ст. 146, ч.4 ст.148 УПК РФ). В свою очередь прокурор, в случае признания постановления о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Следователь вправе обжаловать решение, указанное прокурора с согласия руководителя следственного подразделения вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением — Генеральному прокурору с согласия председателя Следственного Комитета РФ или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) (п. 5 ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 221 УПК РФ), однако решение Генерального прокурора является окончательным. Однако при осуществлении прокурорского надзора, прокурор зачастую сталкивается с пробелами законодательства, которые значительно ослабляют его позиции, чем нередко и пользуются следователи и их руководители. К примеру, если постановление о возбуждении уголовного дела направляется прокурору незамедлительно, то материалы дела могут быть представлены по усмотрению следователя. Также уголовно-процессуальным законодательством не определен и срок предоставления прокурору материалов проверки сообщения о преступлении, являющиеся основание для отказа в возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, в соответствии с п.12 ст.37 УПК РФ прокурор вправе передавать материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа расследования другому согласно установленным правилам ст. 151 УПК РФ. На первый взгляд данная норма дает прокурору возможность на реальную оценку ситуации обеспечения оптимального условия для оперативного раскрытия преступления. При этом, достижение данной цели зачастую затрудняется непредставлением требуемого материала для ознакомления, так как для этого законом не установлен срок. В большинстве случаев, такого рода изъятие происходит по состоявшейся договоренности для улучшения статистических данных и иных целей, не связанных с раскрытием преступления и осуществлением качественного расследования. Таки образом, правовые пробелы уголовно-процессуального закона снижают эффективность реализации надзорных полномочий.

В первую очередь, для следователя должны быть обязательными требования прокурора о предоставлении материалов проверки сообщения о преступлении, расследуемых, прекращенных, приостановленных уголовных дел, а также об устранении нарушений закона, допущенных в ходе предварительного следствия, с определением срока исполнения. Следователь должен иметь право обжаловать требования и постановления прокурора вышестоящему прокурору в установленном порядке, но обжалование, на наш взгляд, должно приостанавливать их исполнение, так как изначально теряется смысл, что-то обжаловать, когда это уже исполнено.

На наш взгляд, было бы целесообразно вернуть прокурору право на дачу согласия следователю на обращение в суд с ходатайством об избрании меры пресечения либо производстве процессуальных действий, так как именно прокурор должен обладать полномочиями, в том числе предупредительного характера, позволяющими обеспечивать законность и обоснованность мер процессуально принуждения, поскольку именно меры процессуального принуждения ограничивают конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

В связи с изложенным, по-нашему мнению, было бы целесообразно внести в уголовно-процессуальный закон изменения и наделить прокурора следующими полномочиями:

-                   По мотивированному запросу прокурора ему в течение 24 часов после поступления такого запроса предоставить материалы предварительной проверки сообщения о преступлении или уголовного дела. Срок рассмотрения указанных материалов не должен превышать трех суток. При этом запрос может касаться как всех материалов уголовного дела, так и их части, о чем должно быть указано в запросе;

-                   Давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайств об избрании, отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста и продлении срока содержания обвиняемого под стражей и домашнего ареста;

-                   Выносить постановление о прекращении уголовного дела;

-                   Рассматривать жалобы на действия и решения органов предварительного следствия и при выявлении нарушений законодательства своим мотивированным постановлением прекращать незаконные действия либо отменять незаконные решения.

Кроме того, заслуживает внимания предложение предоставить прокурору права возбуждать уголовное дело при отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а также в случае выявления признаков преступления при осуществлении надзорной деятельности.

Таким образом, в результате анализа законодательства и правоприменительной практики в сфере прокурорского надзора за предварительным следствием можно сделать вывод, что перечень действий по руководству расследованием и контролю над процессуальной деятельностью следователя у руководителя следственного органа значителен и практически вся процессуальная деятельность следователя находится под контролем его руководителя. При этом кроме урезания полномочий прокурора путем передачи руководителю следственного органа значительных полномочий, перед прокурором также встают барьеры в виде законодательных изъян, затрудняющие процесс надзора за предварительным следствием. Так, по мнению Злыденко Д. С. осуществление прокурорского надзора в данной области не должно сводиться лишь в чистом виде к надзорным функциям прокуратуры, он должен выражаться еще и во взаимодействии с органами предварительного следствия. [3, c.68] В связи с этим целесообразно было бы согласиться с Генеральным прокурором Российской Федерации Ю. Я. Чайкой, который на выступлении на научно-практической конференции «К 150-летию судебной реформы в России» заявил, что «пришло время вернуться к вопросу восстановления баланса полномочий прокуроров и руководителей следственных органов с тем, чтобы они соответствовали международным стандартам о роли прокурора в уголовном судопроизводстве». [4]

 

Литература:

 

1.                  Абдул-Кадыров Ш. М. Прокурорский надзор и ведомственный процессуальный контроль на предварительном следствии// Проблемы в российском законодательстве № 4, Москва, 2013. С. 152–155.

2.                  Рекомендации R (2000) Комитета министров Совета Европы. О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия. 2000.

3.                  Здыденко Д. С. Повышение эффективности прокурорского надзора за органами предварительного следствия//Вестник Майкопского государственного технического университета, 2014. С. 66–70

4.                  Ю. Я. Чайка Генеральный прокурор РФ на научно-практической конференции «К 150-летию судебной реформы в России».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle