Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №13 (147) март 2017 г.

Дата публикации: 30.03.2017

Статья просмотрена: 176 раз

Библиографическое описание:

Сугаипова Э. А. Права и обязанности прокурора на стадии возбуждения уголовного дела // Молодой ученый. — 2017. — №13. — С. 481-483. — URL https://moluch.ru/archive/147/41131/ (дата обращения: 20.05.2018).



С возбуждением уголовного дела связана важная группа полномочий прокурора. Возбуждение уголовного дела- это стадия уголовного процесса, охватывающая собой как деятельность до вынесения постановления о возбуждении дела (об отказе в возбуждении), так и после (например, направление возбужденного уголовного дела для передачи по подследственности). С другой стороны, возбуждение уголовного дела- это процессуальное решение, результатом которого является вынесение соответствующего постановления и начало расследования.

Первые контуры отечественного уголовно-процессуального института возбуждения уголовного дела были очерчены в нормах Декрета о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. Уже в постановлении НКЮ РСФСР от 16 декабря 1917 г. сделана попытка закрепить требование о производстве отдельных следственных действий лишь в связи со следственным производством, т. е. только после возбуждения уголовного дела, а постановлением НКЮ РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О революционном трибунале печати» впервые определялись поводы к возбуждению уголовного дела. Окончательно данный институт оформился в середине 1930-хх годов, после принятия резолюции по итогам выступления В. Вышинского от 23 апреля 1934 года на I Всесоюзном совещании прокурорско-следственных работников.

Тенденции развития уголовно-процессуального законодательства тех лет, в том числе и рассматриваемого института, были направлены, как представляется, на усиление роли прокурора в руководстве расследованием преступлений, обеспечении административного контроля за обоснованностью возбуждения уголовного дела. Более того, для принятия данной резолюции и подписания соответствующего циркуляра Прокурором СССР имелись объективные причины. Так, в поисках простых и эффективных норм уголовного судопроизводства под предлогом борьбы с формализмом НКЮ РСФСР 5 июля 1929 г. выпустил циркуляр, предлагающий отказаться от оформления решения о возбуждении уголовного дела специальным постановлением. Достаточно было нанести резолюцию на заявлении о преступлении: «Возбудить уголовное дело по статье…» Между тем против подобного «упрощенчества» выступили многие процессуалисты и практические работники, результатом чего стала резолюция совещания, а также ряд специальных циркуляров Прокурора СССР, в том числе и от 26 февраля 1937 года, которым устанавливалась типовая форма постановления о возбуждении уголовного дела [1].

Как самостоятельная стадия судопроизводства возбуждение уголовного дела было принято юридической наукой далеко не сразу, так как крайне трудно было аргументировать ее процессуальный характер без присутствия в ней производства по уголовному делу. В теории уголовного процесса вплоть до конца 1930-хх гг. возбуждение уголовного дела считалось либо частью предварительного расследования, либо назначением дела к слушанию, если не требовалось дополнительного производства по делу.

Вместе с тем под влиянием различных факторов, в том числе указанных выше специфических тенденций развития правового института возбуждения уголовного дела, основное содержание которого составляли циркуляры и приказы административной власти и резолюции различных совещаний, в науке советского уголовного процесса сформировалась позиция о необходимости выделения самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела. Своеобразным толчком к этому могли стать нормативные документы, принятые в середине 1930-хх годов для упорядочения процедур так называемой доследственной проверки, т. е. своеобразной деятельности прокурора по «проверке первичного материала о преступлении» [2].

Признание этой деятельности процессуальной требовало в свою очередь и признания возбуждения уголовного дела самостоятельной стадией уголовного процесса. Таким образом, акт возбуждения уголовного дела принял значение юридического факта, порождающего, с одной стороны, обязанность органов предварительного расследования начать эту деятельность, с другой- их право производить определенные следственные действия и принимать процессуальные решения.

Из этих положений исходил законодатель, принимая УПК РСФСР 1960 года, а также, как представляется, предполагал их и применительно к УПК РФ 2001 года. Задачи прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса и участие прокурора в рассмотрении судом уголовных дел регламентированы так же Законом о прокуратуре [3].

Обязанность возбуждать уголовное дело с вынесением соответствующего постановления лежит в раной мере на органе дознания (имеются виду субъекты, на которых ст.40 УПК РФ возлагает обязанности органа дознания), дознавателе и прокуроре, но их компетенция в данном случае существенно различается по объему прав.

Главной фигурой здесь, безусловно, является прокурор, на которого возложена обязанность по осуществлению контроля (надзора) за законностью при возбуждении каждого дела. Именно прокурор принимает окончательное решение о достаточности собранной (полученной) им самим или следователем (дознавателем) информации для принятия решения о начале уголовного преследования.

В случае положительного решения прокурор выносит постановление о возбуждении уголовного дела сам или соглашается с подобным постановлением, полученным от дознавателя либо следователя.

После проверки исполнения требований закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении прокурор уполномочен возбуждать уголовное дело и поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору, либо принимать его к своему производству. Если возбуждается дело публичного или частно-публичного обвинения следователем или дознавателем, то прокурор дает им на это свое согласие (ст. 146 УПК),

Исходя из анализа современного российского уголовно-процессуального законодательства, институт возбуждения уголовного дела неоправданно, излишне усложнен введением явно надуманной процедуры согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (ст. 146 УК РФ). Эта новелла уже породила немало ненужных сложностей на практике, внесла неясности во многие вопросы- кто фактически возбуждает уголовное дело, как определить время его возбуждения, какова процессуальная значимость следственных действий, проведенных до получения согласия прокурора, и т. д.

Исходя из вышесказанного, установленное УПК РФ обязательное правило дачи прокурором согласия на возбуждение уголовного дела либо вынесение постановления об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или возвращение материалов для дополнительной проверки (ч. 4 ст. 146 УК РФ) и на обращение следователя в суд при наложении ареста на почтово-телеграфные отправления (ст. 185), производстве обыска в жилище (ч. 5 ст. 182), личного обыска (ст. 184), временного отстранения от должности (ст. 114), наложении ареста на имущество (ст. 165) и в других случаях ограничения прав граждан по судебному решению целесообразно отнести к нормам УПК РФ, требующим дальнейшего их усовершенствования.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что ч. 4 ст. 146 УПК РФ, принятая в редакции Генеральной прокуратуры Российской Федерации, является заведомо нереализуемой. Прокуроры на местах не имеют реальной возможности выезжать на места большинства преступлений, по которым необходимо, как правило, проведение всего комплекса неотложных следственных действий, включая задержание подозреваемого, обязательность его допроса в течение 24 часов с момента возбуждения уголовного дела, а также допросы потерпевшего и очевидцев преступления и ряд других следственных действий. А процедура возвращения следователя с места происшествия за получением согласия прокурора на возбуждение уголовного дела повлечет за собой упущенное время и инициативу по сбору и закреплению доказательств, установлению, задержанию и изобличению подозреваемого.

Кроме того, прокуроры не в состоянии осуществить тотальный контроль за миллионами возбуждаемых ежегодно уголовных дел, а при обжаловании данного решения стороной уголовного процесса прокурор будет связан ранее им же принятым решением, а вышестоящий прокурор — понятием «чести мундира».

Более того, не менее чем в двух с половиной тысячах мест дислокации отдельных следственных подразделений, следственных групп и следователей, а также городских, поселковых отделений полиции (небольшие города, поселки, входящие в структурное образование- город, район) прокуроры вообще отсутствуют и введение в штаты прокуратур нескольких тысяч (в целом по России) заместителей прокуроров представляется маловероятным. А именно эти должностные лица, наряду с прокурорами, в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 37 УПК РФ обладают полномочиями по даче согласия на возбуждение уголовного дела.

Поэтому вполне обоснованными и уместными выглядят предложения о возвращении к прежнему, существовавшему много десятилетий порядку контроля прокуратуры (теперь и суда) за возбуждением уголовных дел, который приобрел новое наименование – «молчаливое ободрение» прокурором постановления о возбуждении уголовного дела, естественно, при сохранении его полномочий по прекращению уголовного преследования и уголовного дела. Для упорядочения же этого вида деятельности прокуратуры, «усиление контроля» за возбуждением уголовных дел вполне достаточно ведомственного нормативного акта, хорошо организованного контроля и нет необходимости создавать новую процессуальную конструкцию.

Таким образом, для придания институту возбуждения уголовного дела современного облика, необходимо, в первую очередь, полностью и безоговорочно отказаться от так называемой доследственной проверки заявлений, сообщений о преступлениях и по их получении немедленно возбуждать уголовное дело и начинать расследование, то есть производство по делу, как это имеет место во всех видах судопроизводства, включая и уголовное.

Итак, «стадия» возбуждения уголовного дела, будучи своеобразным «реликтом социалистической законности», если и не отмирает, то, по крайней мере, серьезно трансформируется.

Литература:

  1. Деришев Ю. Стадия возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. – 2003. – № 8.
  2. Постановление НКЮ РСФСР от 25 августа 1933 г. // Сборник постановлений и разъяснений НКЮ РСФСР. М., 1934, С. 219.
  3. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 20 февраля 1992 г., № 8, ст. 366.
Основные термины (генерируются автоматически): уголовного дела, возбуждения уголовного дела, возбуждение уголовного дела, возбуждении уголовного дела, уголовного процесса, УПК РФ, стадии возбуждения уголовного, института возбуждения уголовного, уголовного дела связана, Возбуждение уголовного дела, уголовного дела специальным, уголовного дела самостоятельной, возбуждению уголовного дела, уголовного преследования, уголовное дело, уголовного дела современного, обоснованностью возбуждения уголовного, акт возбуждения уголовного, НКЮ РСФСР, институт возбуждения уголовного.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос