Библиографическое описание:

Хасенова Ж. О. Проблемы изучения истории Казахстана в контексте мировой истории // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1177-1181.

Историческая наука в мировой практике, как самостоятельная сложилась в XIX веке. Ко второй половине XIX в., в основном были выработаны теория и методология исторических исследований, то есть система основных идей и принципы построения, формы и способы познания исторического процесса [1, с. 4].

Объективные условия для становления и развития казахстанской исторической науки сложились во второй половине XX в. Стоит заметить, что ее формирование протекало в русле составной части советской исторической науки и, поэтому ей также присущи ее сильные и слабые стороны. За эти годы в науке сложились две главные негативные тенденции развития, тормозившие прогресс и контакты с мировыми достижениями в области научной исторической мысли. Это региональный характер исторических исследований и отсутствие практически оригинальной, собственной теоретической, методологической базы. Это свидетельствует о том, что казахстанские историки, к сожалению, не имели возможности (за редким исключением) иметь в своем научном арсенале достижения мировой исторической дискуссии. Из целостной науки «искусственно» исключалась ее важная составная часть — всемирная история. Более того, господство марксистско-ленинской идеологии диктовало региону неукоснительно следовать идеологическим и теоретическим положениям, признанными единственно правильными. Кстати, следует отметить, что данная тенденция, была характерна не только для исторической науки Казахстана, но и для всего советского пространства.

А. Тойнби отмечал, что «в каждую эпоху и в любом обществе изучение и познание истории, как и всякая иная социальная деятельность, подчиняется господствующим тенденциям данного времени» [2, с. 14]. Видение прошлого в конечном итоге определялось исторической ситуацией, в которой работает историк.

С распадом СССР, получив независимость, приступили к выстраиванию модели новой собственной истории, отрицая при этом предшествующие парадигмы. Поиск национальной самоидентификации естественным образом сопровождался отрицанием и критикой предшествующего опыта. Историческая наука «выполняла как функцию «политики, обращенной в прошлое», так и функцию науки, формирующей будущее (структуру и кадры). Кроме того, начался процесс и смены методологии в гуманитарной науке [3, с. 35]. Так, за годы независимости, реалии современного развития Казахстана привели к убеждению научное сообщество Казахстана в необходимости постановки исследовательских задач исторической науки в рамках развития мирового исторического процесса.

Первые годы независимости оказались очень сложными не только для общественного сознания, но и для науки в целом, в том числе и для исторической элиты Казахстана. Начальный период независимости был очень сложным, нужно было пройти проверку на прочность [4, с. 4]. Независимость, о которой народ мечтал не одно столетие, и ради которой принесены в жертву лучшие представители не одного поколения, в первые годы стали для Казахстана периодом испытаний. К сожалению, и в наши дни приходится признавать, что, ставшие «естественными» в советское время методы управления научной сферой как по инерции продолжают иметь место и в сегодняшней практике развития исторической науки. Историческая наука Казахстана по-прежнему продолжает испытывать теоретическую и методологическую зависимость. Независимость Казахстана предоставила объективные возможности исторической науке в целом, преодолеть навязанную изоляцию, расширить историко-философское мышление, приобщиться к достижениям мировой исторической науки.

История Казахстана в планетарном измерении и понимании логически относится к истории мира. Следуя этой логике, настало время системных обобщений. В чем были особенности транзита Казахстана, в чем смысл состоявшегося государства в системе мировых исторических процессов, каковы основные результаты реальной независимости с учетом мирового опыта? Ответить на эти вопросы в аргументированной и ясной форме — задача профессионального сообщества историков. Ученым-историкам предстоит большая кропотливая работа по дальнейшему выявлению исторических источников — разных жанров и разного происхождения, их анализу и систематизации для того, чтобы объективно реконструировать отдельные периоды истории Казахстана. Сегодня сделано многое, однако при решении поставленных задач нужен профессиональный подход. Учитывая накопленный опыт, необходимо учиться находить баланс национального и мирового факторов в изучении истории народов и государств, их взаимодействия на каждом отдельном этапе истории.

Государственный экс-секретарь М. Тажин в июне 2013 г., на расширенном заседании Межведомственной рабочей группы по изучению национальной истории Республики Казахстан выделил пять основных направлений развития национальной истории. Каждая из них ставит перед историками решение важных стратегических задач. Среди них — «нужно выработать на качественно новом уровне общую концепцию истории Казахстана. Она должна быть тесно увязана со всемирной историей, четко показывать место Казахстана в глобальных исторических процессах, системе их взаимосвязи и научной периодизации» [5, с. 6].

В мировой практике применение методологии изучения истории развития любого государства, в том числе и исторические процессы в контексте мировой практики существуют давно. Задачи современного развития нашего государства, собственно казахстанский путь развития, претензии играть амбициозную роль не только в Центрально-азиатском регионе, евразийском пространстве, но и войти в число 30-ти самых развитых стран мира, актуализируют данный контекст. Соответственно, историческая наука Казахстана в рассматриваемый период, испытывает потребности расширения интеграционного поля исторических исследований. Это, разумеется, обусловлено необходимостью преодоления на первом этапе развития независимости все еще привычного, соответственно, преобладающего марксистко-ленинского подхода в исследовательской практике ученых. Как известно, советская историографическая школа характеризовалась наличием неоспоримых догм, главным объектом внимания историков советского периода являлась, преимущественно, «событийная история», для которой официальный идеологический курс и системный контроль были основополагающими [6, с. 20]. После распада Союза, для постсоветской науки приходит понимание искаженной исторической действительности, следовательно, все отчетливее становятся необходимыми интеграционные обобщения достижений национальной и мировой истории.

Огромное влияние на постановку проблем развития национальной истории в девяностые годы XX века оказал переходный период от социализма к капитализму. Этот период в казахстанской исторической науке характеризуется «написанием исторических сюжетов» [6, с. Там же], которые в разной степени оказали влияние на общественное исторической сознание граждан страны. Данная тенденция была характерна почти для всех постсоветских республик. Поэтому историки все больше ощущают острую необходимость укрепления позиций научных школ с фундаментальной основой, интеграцией истории государств, в первую очередь на евразийском и центрально-азиатском пространстве, в целях написания объективной истории и, соответственно, пресечения укрепления недобросовестного рынка исторической литературы.

Следуя логике развития исторической науки, историки Казахстана определили круг проблем, которые характеризуют особенности и перспективы исследований на уровне интегрированных исторических проектов. Так в предыдущий период, а в годы независимости особую актуальность приобрели вопросы и проблемы, среди которых: роль и значение современной истории Казахстана в призме мировых ориентиров, современные модели теории и методологии истории, актуальные проблемы источниковедения, археологии, этнологии, информационно-коммуникационные технологии в исторической науке и образовании и др. Это свидетельствует о том, что в науке все больше приходит понимание того, что историки обязаны помочь обществу прекратить воевать с прошлым и из всей совокупности имеющихся теорий и подходов выделить то, что позволяет углубить изучение исторического процесса. «Нужен синтез идей и методов, а не механическое отбрасывание одних из них и замена их другими, как справедливо отмечал академик И. Д. Ковальченко». [7, с. 68].

Но успешное применение инструментария того или иного подхода требуют наличия гражданской ответственности, кропотливого повседневного труда по поиску и отбору информации. При подготовке кадров сегодня нужно больше внимания уделять методологии, базовым требованиям к методам исторического исследования, культуре слова, готовить настоящих ученых. Нужно спокойно, без «гнева и пристрастия» осмыслить имеющуюся историографию, в том числе и советскую. Известно, что в советское время базовые концепции в СССР для исследований диктовались партийными органами, а это создавало условия для формирования позиции ученых.

Эти и другие проблемы в дальнейшем будут способствовать смене познавательных ориентиров путем переосмысления знания о прошлом на основе объединения научных усилий по общим правилам объективного подхода. В свою очередь, это даст импульс к формированию современных философских и мировоззренческих методов развития исторической науки. С другой стороны, исторический синтез как более емкий и многосторонний способ эксплуатации знаний открывает для современной историографии пути ее интеграции в органическую часть мировой науки.

Деидеологизация исторического знания, ставшая возможной после ухода в прошлое тоталитарного сознания и мышления, способствовала генерации новых направлений исторической науки, исследования в области которых стали приобретать индивидуальность и определенный колорит. Все явнее в трудах по истории Казахстана в годы независимости стала проступать «проблемная логика», основанная на глубоком и всестороннем прочтении первоисточников [6, с. 21].

Современная историческая наука и историография Казахстана, пережив потрясения конца XX столетия, сегодня отличается смешением подходов и понятий, множества элементов, не всегда обеспечивающих целостность и эффективность анализа, как отдельно взятых проблем, так и самого состояния исторической науки. Наиболее перспективным, как показывает опыт последних лет, представляется использование компаративизма, междисциплинарного и системного подходов, синергетики, исторической антропологии или новой социальной истории.

«Только сейчас казахское самосознание впервые имеет возможность понимания своего национального «Я» в прошлом, настоящем и будущем — потоке истории... Но это лишь возможность, которая должна стать действительностью, фактом массового сознания не только казахов, но и всех казахстанцев.

И эта задача предстает перед нами не столько как величайшая возможность, а как суровая необходимость. Решив ее, мы будем соответствовать нашему времени истории, не повиснем в пустоте исторического небытия» [8, с. 286].

Инициативы Президента страны и в целом государственной политики на возрождение национальной истории и формирование в Казахстане исторического сознания, общий подъем общественной и научной активности позволили поднять национальную историю на уровень серьезного научного осмысления. Академик Кумеков Б. Е., выступая на встрече с абитуриентами исторического факультета ЕНУ имени Л. Н. Гумилева сказал: «В мире есть только одна наука — это история. Все остальные науки входят сюда. Сегодня в системе общественных наук место истории Казахстана особое. В советский период философия была основой формирования мировоззрения общественного сознания. Сегодня данная ответственность находится в руках отечественных историков. Настоящий историк должен знать истину — народ, знающий свою историю никогда не будет побежден». Исследования, поиски и размышления в этом направлении дают казахстанскому обществу на сегодня реальные результаты в деле воспитания патриотизма, гражданственности и придают уверенности в будущем. Историческая наука Казахстана в своем развитии на современном этапе не просто поднялась на очередную новую ступень, она стала качественно другой в своей ответственности «понимания» духовных ценностей, правил и морали нашего общества [9, с. 48].

Разумеется, ни один народ, ни одна страна не могут жить без знания и уважения своего прошлого, что, впрочем, подразумевает и общее знание истории других стран и народов. В годы независимости Казахстана происходит становление новой исторической культуры. Потому что люди с разным жизненным опытом, образованием, социальным статусов в обществе нуждаются в опоре на фундаментальные ценности — гордость за свою страну, свое происхождение и достижения в области построения понимания и умения жить в сотрудничестве с другими народами и государствами. Все это дают знания исторического прошлого народа, и страны в целом, причем одинаково равно как ее позитивных фактов, придающих оптимизм, так и негативных. Это дает основание полагать, что и те другие факты имеют положительное воздействие для понимания отдельно взятой исторической эпохи. Ведь даже трагические периоды истории учат национальному достоинству, справедливости, уважения к предкам и государству, которое должно быть сильным и уметь защищать своих граждан, а значит и их историю. Нельзя понять современные реалии и новейшую историю страны в отрыве от советского периода, тем более, что огромное число казахстанцев — свидетели и творцы советской истории во всем ее противоречивом многообразии. Отсюда вполне симптоматично и ценно замечание Марата Тажина о необходимости ответственного переосмысления и дальнейшего изучения советского опыта. Сегодня, как никогда, «очень важно активнее изучать и пропагандировать то, что нас объединяет, а не разъединяет» [7, с. 67].

Таким образом, национальная история нашей страны должна стать центральным звеном всех общественных наук, направляющим инструментом развития независимого государства. На наших глазах «происходит постепенный отход от традиционного видения истории как истории только национального государства, пересматривается содержание национальной истории как все более включенной во всемирно-исторический контекст» [10, с. 40].

 

Литература:

 

1.         Ирмуханов Б. Б. История Казахстана: опыт теоретико-методологического исследования. Алматы: Издательский дом «Наш мир», 2004. — 448 с.

2.         Тойнби А. Дж. Постижение истории. М., 1991.

3.         Меньковский В. И. Национальная история и историческая память. Ұлттық тарихты зерттеу мен оқытудың қазіргі кезендегі өзекті мәселелері // Халықаралық ғылыми-практикалық конференциясының баяндамалар жинағы. 22 қараша 2014 ж.

4.         Козыбаев М. К. Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана. Избранные труды — Алматы: Ғылым, 2006 г.

5.         Задачи, которые надо решать. Мәнгі ел // Международный научно-популярный исторический журнал. № 1. 09. 2013 г.

6.         Мажитов С. Ф. Историческая наука Казахстана: современное состояние и тенденции развития. — Алматы:, 2013 г.

7.         Аманжолова Д. А. Не зная прошлого Казахстана, невозможно разобраться в его современных процессах. Халық тарих толқынында. Ғылыми серия. 5 том. — Астана: Фолиант, 2014.

8.         Назарбаев Н. А. В потоке истории. — Алматы: Атамұра, 2003.

9.         Абжанов Х. М. Запас прочности. Халық тарих толқынында. Ғылыми серия. 5 том. — Астана: Фолиант, 2014.

10.     Абдиров М. Ж. История — судьба моя! — –Алматы: Қазақ университеті, 2014.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle