Библиографическое описание:

Пантелеев В. Г. Конструирование образов регионов: социологический ракурс изучения // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1061-1065.

В статье проводится критический анализ научной социологической литературы по теме «образ региона», выявляются направления исследований, теоретические результаты и исследовательские лакуны.

Ключевые слова: образ региона, регион, СМИ, элементы образа региона.

 

В современной социологии возрос интерес к проблеме конструирования образов регионов (впрочем, и конструирования социальной реальности во всем ее многообразии [5]), поскольку, с одной стороны, российское общество обладает таким свойством как резкая региональная дифференциация, что порождает самые различные возможности и основания для конструирования образов регионов, с другой стороны, в процесс конструирования образов регионов более интенсивно включаются новые конструирующие субъекты — представители региональной власти, для которых все более очевидным является осознание того, что соответствующе сконструированный образ региона приносит дивиденды в его конкуренции с другими регионами за различные ресурсы, с третьей стороны, к традиционным конструирующим субъектам (печатные и телевизионные средства массовой информации, институты образования и т. д.) подключаются разнообразные субъекты, расположенные в пространстве сети Интернет, что дает дополнительные вводные для конструирования и поднимает «вопрос о роли этих технологий в виртуализации социального пространства» [7, С. 19], наконец, принято считать, что позитивный образ региона обеспечивает региональному социуму будущее, т. к. привлекает в регион инвестиции и дает возможности для формирования позитивных установок населения региона относительно собственного места течения жизни, т. е. понижает вероятность миграционных стратегий, в том числе и тех индивидов, чьи таланты, квалификация и навыки были бы полезны для регионального социума. Т.о. осознается насущная необходимость целенаправленного конструирования образов регионов, а также, поскольку сам по себе, стихийно позитивный образ региона складывается достаточно редко; любая телеологически нагруженная конструкция подразумевает необходимость предварительного создания модели искомого результата, т. е. предварительной разработки с учетом всех тех факторов, на которые можно повлиять.

Но, не смотря на возросший интерес, каковой можно констатировать по количеству вышедших работ за последние пять лет, все же работ таковых немного, что позволяет утверждать о наличии перспективной для научного исследования области социальной реальности и перспективе достраивания некоторых блоков в системе социологического знания. Как было уже сказано, работ по таковой теме имеется мало, не говоря уже социологических диссертационных исследованиях, кои попросту отсутствуют, также отсутствуют специальные работы, в которых бы проводился анализ существующих работ по данной тематике с раскрытием исследовательских сюжетных линий, полученных результатов и осуществлением конструктивной критики… Т.о. в данной работе будет осуществлен критический анализ социологической литературы по теме «образ региона» за последние пять лет. Следует подчеркнуть, что отбирались работы, в коих имеется заявка именно на изучение образа региона, а не имиджа региона, поскольку эти понятия должны иметь различные дефиниции, т. е. необходимо разграничение этих понятий. Убежденность в таковой необходимости и послужила критерием для селекции работ. Разумеется, соответствующую демаркацию необходимо проводить в рамках специально посвященной этой процедуре работе.

Итак, имеющиеся исследования образов региона представляется возможным предварительно каталогизировать по следующим типам: исследования конструирующей деятельности образов регионов в средствах массовой информации (как традиционных, так и электронных), исследования образов регионов сконструированных в сознании населения регионов, исследования сконструированных образов регионов, каковые являются маркером цивилизационной принадлежности, в сознании социальных групп, наконец, исследования, раскрывающие возможные сюжеты изучения образов региона в социологии. В первых трех случаях таковые исследовательские ракурсы являются производными схемы, при которой имеются акторы, действия и деятельность которых направлены на конструирование образов регионов, таковыми акторами являются различные группы агентов, представителей поля определенных профессий (разумеется, далеко не только журналисты); затем имеются инструменты, с помощью которых осуществляются конструирующие усилия, кои имеются в распоряжении у представителей этих профессиональных групп; далее, имеется некий продукт этих конструирующих усилий, который оказывает необходимое влияние по конструированию образов регионов в сознании целевых групп (в средствах массовой информации — это информационное поле, выраженное в соответствующих информационных сообщениях, для сферы образования — это образовательное пространство, создаваемое на учебных занятиях и т. д.); наконец, имеются целевые группы, в сознании которых эти региональные образы конструируются (таковыми могут быть самые разнообразные социальные группы, здесь присутствуют по отношению к региону ин-группы и экзо-группы, далее возможны самые широкие основания для дифференциации, но опять-таки, важно учитывать целевую направленность формирующего региональный образ института, его специфику). В этой цепи конструирования образов регионов также имеется место для таких агентов, которые сами непосредственно могут не принимать участия в конструировании, но являющиеся заинтересованными в такой деятельности. Таковые обозначаются в качестве заказчиков, эти заказчики могут быть представителями властных региональных структур, представителями крупного предпринимательства (а возможны и представители региональных социумов, кои являются непосредственными конкурентами региона, образ коего конструируется, поскольку телеологически нагруженные конструкции образов региона могут быть и негативными). Уже можно заключить, даже не вдаваясь в подробности, что нет исследований социологических исследований, охватывающих этот процесс конструирования целостно, всегда речь идет о фокусировании на отдельных этапах процесса конструирования образов регионов. Естественно, что образ сам по себе социологию не интересует, всегда подразумеваются определенные социальные группы.

Исследования образов регионов в средствах массовой информации подразделяются на исследования традиционных СМИ и сети Интернет. Исследования образов регионов в традиционных СМИ имеют объектом печатные издания федерального значения, что означает предназначение конструируемого образа для внешних по отношению к региону целевых групп (это конечно не означает, что федеральные СМИ не охватывают и внутренние региональные группы). Здесь изучается конструирующая активность представителей журналистской профессии, причем по характеристикам конечного продукта этой деятельности изучаются, с одной стороны, способы конструирования образов регионов, которые обозначаются как имиджевые стратегии, а с другой, наличие организующей воли региональных элит, которые являются заказчиками определенного образа (Богатова О. В.) [1]. Исследования образов регионов в сети Интернет сопряжены деятельностью представителей властных структур региона по конструированию образов в Интернет-пространстве, определению характеристик данного пространства, которые должны учитываться при конструировании, конкретных практик по конструированию образов регионов в сети Интернет с применением различного рода новостных ресурсов и официальных сайтов региональных структур (Ратникова А. И.) [9].

Исследования образов регионов в сознании населения данных регионов подразделяются в ракурсе сплошного изучения населения региона и в ракурсе дифференциации населения региона по реальным характеристикам. Т.о. в рамках данных исследований изучается образ, сформированный в сознании населения. Исследуется образ, сформированный в пределах регионального социума, и этот образ имеет ресурсное значение для формирования бренда региона, в частности, его конкретная структура, в коей отражаются разнообразные объекты региона, маркирующие его отличительные особенности по отношению к другим регионам (объекты природы, инфраструктуры, памятники культурно-исторического значения и пр.), изучение зависимости от характера образа эмоциональных и оценочных компонент восприятия региона его населением (Богатова О. В., Чиркова О. Н.) [2]. Более дифференцированное изучение населения региона, акцентирующего при этом внимание на реальных характеристиках этих групп, которые обозначаются в качестве локальных сообществ, главным и основным критерием по выделению которых является польза, которую получают представители данной группы от региона проживания. В конечном счете, важной является конечная структура образа региона в сознании этих групп (Щербакова И. В.) [10].

Далее, имеются исследования образов регионов, которые являю собой маркеры цивилизационной принадлежности (т. е. Запад/Восток) в сознании определенных социальных групп. Т.о. здесь ракурс исследовательский смещается с образа региона как реального регионального социума, очерченного территориальными границами, на образ региона, который предстает как некий ментальный конструкт. Речь идет здесь об образе региона, за которым скрывается не реальная территория, а фундаментальные системы ценностей, маркирующие определенный тип цивилизации. Но здесь и образ изменяется вместе ракурсом исследований — под образом региона подразумевается стереотипное восприятие, которое конструируется разнообразными агентами. Это подразумевает оценку воспринимаемого объекта, но можно ли говорить в данном случае об изучении сконструированного образа? (Гузенина С. В.) [3; 4]

Наконец, исследование, обрисовывающее возможные сюжеты социологических исследований образов регионов. Данные исследования отличаются характером проблемно-постановочным, но от данной работы отличаются тем, что чаще исследователи обращаются к работам по данной тематике в сфере культурологи направления «гуманитарная география», чем к работам социологов, но выделяемые исследовательские поля в рамках данной тематики является ценным для социологии. Речь здесь идет о медийных образах регионов, т. е. таких, которые формируются в средствах массовой информации. Здесь исследуются характеристики образов региона в СМИ, выражающиеся в соотношении информационных сообщений позитивного/негативного характера, уровнем СМИ, в коих конструируются образы регионов, утверждение в информационных сообщениях специфики региона, т. е. предмет изучения — пространственная повестка дня. Затем применительно к этой повестке — изучение всевозможных связей и взаимосвязей, как внутри изучаемого региона, так и вне его — связи с другими регионами, федеральным центром, зарубежные связи региона, — и из этого следует необходимость изучения медийных образов регионов в средствах массовой информации региональных, федеральных, зарубежных. Наконец, в этих исследованиях, увязывая медийные образы регионов с различными социальными группами, уделяется внимание такому явлению как «чувство места», присущее различным группам населения данного региона и кое обусловлено самыми разнообразными основаниями: от социальных до формирующих образ жизни. Т.о. изучаются вопросы влияния медийных образов регионов на «чувство места» различных социальных групп (Ним Е. Г.) [8].

Касаемо вопроса «как изучались вопросы», можно говорить лишь по тем ракурсам, что обозначают в качестве исследовательских выставляют указанные исследователи, по тем методам, что он применяют для получения эмпирической информации. Так, в исследованиях образов регионов в средствах массовой информации речь идет о том, что эти образы являются продуктом конструирующей деятельности различных акторов (будь то цех журналистов или представителей региональной власти), а это означает, что некий фрагмент социальной реальности (а в том, что образы регионов являются таковыми сомнений быть не может) конструируется (целенаправленно или спонтанно) и посредством этого формируется социальная реальность в сознании целевых групп, а значит эту группу исследований можно отнести к неклассической метапарадигме (Богатова О. В., Ратникова А. И.) [6]. Вторая группа исследований, в коих изучаются образы регионов в сознании различных социальных групп, включая сюда и исследования образов Запада и Востока, подразумевается, что эти образы формируются какими-либо акторами, т. е. это означает, что индивиды испытывают на своем сознании влияющее воздействие, в результате которого у них и формируются соответствующие образы регионов, что означает констатацию зависимости индивидов от надындивидуальными социальными структурами, пусть даже за ними стоят другие индивиды, а значит данные авторы работают в классической метапарадигме (Богатова О. В., Чиркова О. Н., Гузенина С. В.) [6]. Наконец в исследованиях, посвященных разметке возможных исследовательских горизонтов в силу того, что исследователи используют результаты исследований из других областей социогуманитарного знания, но применяют их к социологическому взгляду на изучение образов регионов, то можно констатировать здесь междисициплинарность (Ним Е. Г.).

Наконец, перейдем к результатам изысканий исследователей. В первой группе исследований — изучение образов регионов в СМИ федерального значения: утановлены признаки влияния региональных элит на конструирование образов регионов и признаки наличия целенаправленного конструирования образов региона (структурированная и сбалансированная подача информации с акцентом на позитивные характеристики региона), выявлены имиджевые стратегии, или приемы конструирования образов регионов (транслирование медиасообщений исключительно позитивного характера, сбалансированная подача информации, инверсия содержания информации и пр.) [1]. В исследованиях образов регионов в сети Интернет авторы приходят к заключению, что интернет-пространство с одной стороны уже имеет обилие информации о каком-либо регионе, с другой стороны, это пространство требует особого внимания при конструировании требуемого образа. Для этого требуется использовать информационные ресурсы сети с высокой посещаемостью, необходимо организовывать наполнение сообщений качественной информацией, необходим постоянный мониторинг информации, появляющейся в сети о регионе, что должно стать предметом политики региональных властей [9]. В исследованиях образов регионов в сознании населения. В первом случае это выявление эмоциональных и оценочных аспектов восприятия региона населением и выявление элементов, составляющих образ региона в сознании населения — это объекты природной среды, поселенческой среды (архитектурные, хозяйственные, культурно-исторические и т.д) [2]. Во втором случае это выделение четких критериев местных сообществ, главным из которых является пользование территорией проживания, а также и элементы образов регионов в сознании представителей этих сообществ: масштаб и контекст восприятия, представления о местных широко известных особенности, актуализированное личностное восприятие территории, социальное восприятие территории [10]. Результатами исследований образов Запада/Востока в восприятии населения являются некоторые ассоциативные ряды, которые являются составными стереотипа. В частности они показывают наличие позитивных стереотипных представлений о Востоке и бинарных стереотипных представлений о Западе [3; 4]. Наконец для последней группы это стали возможные направления исследовательского интереса: медийные способы конструирования особенностей регионов, медийные и немедийные факторы конструирования образов регионов; особенности конструирования образов регионов различными типами медиа: от газет и журналов до кинематографа; связь медийных образов территорий с «чувством места» различных социальных групп для выяснения конструирующей эффективности массмедиа [8].

Все исследователи высказывают согласие с точкой зрения того, что позитивные образы регионов являются важным фактором конкурентоспособности регионов и источником его внутреннего развития. По первой группе исследований — результаты их взаимодополняют друг друга (Богатова О. В., Ратникова А. И.), Вызывает некоторое возражение лишь суждение о наличие влияния региональных элит на конструирование образов регионов исключительно по структурированности и сбалансированности информации, все-таки для выяснения этого требуется непосредственное изучение. Наблюдаются расхождения видения элементов образов регионов в сознании населения: в одном случае таковыми являются именно объекты региона (Богатова О. В., Чиркова О. Н.), во втором — различные восприятия регионов (Щербакова И. В.). В исследованиях образов Запада/Востока вызывает критическое замечание несоответствия между заявкой на изучение их формирования в России, в то время как приводится эмпирика по студенческим группам, что сужает значение выводов (Гузенина С. В.).

Т.о. ни в одном исследовании не представлена полностью линия заказчик–конструирующий образы регионов–образы регионов в сознании целевых групп–взаимосвязь между сформированным образом и потенциальными линиями поведения, что впрочем, связано с объективными сложностями, т.о. комплексных исследований, представляющих этот процесс целостно не наблюдается. Что касается частностей: не исследовались заказчики образов регионов (региональные элиты), не исследовались те, кто непосредственно формирует образы, по крайней мере, непосредственно, не исследовались влияния, которые потенциально могут оказывать региональные образы, сформированные в сознании населения на возможные линии поведения по отношению к региону. Не получили исследовательского света и вопросы влияния на линии поведения конкретных социальных групп, причем, групп как внутри региона, так и групп вне региона, чей образ конструируется. Не рассмотрены вопросы формирования образов регионов в системе образования на различных уровнях, формируют ли в данной системе региональные образы у учащихся работники учебных заведений. Не подвергалось сомнению формула позитивный образ региона => повышение конкурентоспособности региона и активизация его внутренних источников развития, действительно ли позитивный образ региона способен благотворно влиять на поведение инвесторов. Не исследована взаимосвязь между характером образов регионов и туристическим поведением. Наконец, не исследовались вопросы конструирования образов регионов и их влияния в формировании региональной идентичности населения. Т.о. следует заключить, что данная тема имеет широкий исследовательский горизонт для социологии.

 

Литература:

 

1.                  Богатова О. В. Формирование социокультурных образов финно-угорских республик в медиадискурсе федеральных средств массовой информации // Финно-угорский мир, 2013, № 4, С. 97–103.

2.                  Богатова О. В., Чиркова О. Н. Формирование этнокультурного образа Республики Мордовия в региональном брендинге // Регионология, 2013, № 3 (84), С. 68–75.

3.                  Гузенина С. В. К вопросу о формировании образа Востока в России // Теория и практика общественного развития, 2011, № 2, С. 24–36.

4.                  Гузенина С. В. Образ Запада в российском массовом сознании // Современные исследования социальных проблем, 2011, Т. 5, № 1, С. 264–267.

5.                  Лубский А. В. Гуманизация и конструктивизм в социально-гуманитарных науках // Гуманитарий Юга России, 2012, № 3, С. 63–80.

6.                  Лубский А. В. Когнитивная ситуация в социально-гуманитарном познании // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология, 2008, № 8, С. 14–19.

7.                  Лубский А. В. Социальные науки и социальная реальность: к вопросу о погружении в виртуальность // Научная мысль Кавказа, 2011, № 4, С. 19–29.

8.                  Ним Е. Г. Медийный образ территорий: социологический анализ // Философия социальных коммуникаций, 2013, № 3(24), С. 119–125.

9.                  Ратникова А. И. Особенности формирования медийного образа региона (на примере Ульяновской области) // PR реклама: традиции и инновации, 2011, № 6–2, С. 7–10.

10.              Щербакова И. В. Методика измерения образа территории // Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие. Материалы IV Очередного Всероссийского социологического конгресса / РОС, ИС РАН, АН РБ, ИСППИ, М.: РОС, 2012, 5411–5413.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle