Библиографическое описание:

Ушакова В. В. Концепция языка в работе Эрнста Кассирера «Философия символических форм» // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1532-1534.

Немецкий мыслитель Эрнст Кассирер — представитель марбургской школы неокантианства — в своих работах смог соединить европейские традиции, прежде всего гуманистические, и изменения в естественных и гуманитарных науках с радикальным сдвигом в мироощущении человека, который произошел в первой трети XX века. Основная направленность работ немецкого мыслителя — историческая и систематическая разработка теории познания.

В «ранний» период своей деятельности Кассирер отдает предпочтение философскими проблемами естествознания и проблемам познания. В 1902 г. была опубликована его первая работа по истории философии «Система Лейбница в ее научных основаниях». В 1906–1907 гг. Кассирер защитил докторскую диссертацию на тему «Проблема познания в философии и науке нового времени», где он изучил гносеологические вопросы в контексте становления и развития историко-философских и теоретико-познавательных концепций [1, с. 724].

Труд Кассирера «Понятие о субстанции и понятие о функции. Исследование фундаментальных вопросов критики познания», опубликованный в 1910 г., получил широкую известность не только в Германии, но и в других странах. В России данная работа вышла в свет под названием «Познание и действительность».

В «поздний» период своего творчества Кассирер постепенно отходит от марбургских идей и принципов. В 20-е гг. XX в. он написал трехтомную работу «Философия символических форм», в которой изложил оригинальную концепцию мышления, языка и культуры. Данное философское произведение представляет собой историческое и систематическое исследование, посвященное языку, мифу, религии и научному познанию.

Излагая результаты своего исследования в работе «Понятие субстанции и понятие функции», Кассирер пришел к выводу, что в своем традиционном понимании общая теория познания оказывается ограниченной и недостаточной для методического обоснования гуманитарных наук и что поле деятельности этой теории познания нуждается в расширении. В естественных науках в процессе формирования понятий и суждений определяется «объект» природы со всеми составляющими его характеристиками и свойствами и «предмет» познания, который вычленяется в его обусловленности функцией познания. Такое же определение необходимо выработать для чисто субъективной области, где явление рассматривается с духовной точки зрения.

Таким образом, Кассирер приходит к «общей теории форм выражения духа» [2, с. 7]. Теперь главным для него становится не познание, а дух, который отождествляется с «духовной культурой» и противопоставляется «природе». Изучая сущность духовной культуры, немецкий мыслитель обращается к философии языка, которая является одной из фундаментальных основ духовной культуры.

Первая часть «Философии символических форм» посвящена анализу языковой формы, этапам развития языка, взаимосвязи языка и мышления, роли языка в процессе познания. Кассирер глубоко анализирует существующие многочисленные философские воззрения на язык, на его происхождение, структуру, соотношение формы и содержания, роль языка в процессе познания природы. Мир языка, утверждает он, — это целое, которое предполагает собственную сущность и собственные внутренние связи, неподвластные индивидуальному произволу. «Язык образует фокус духовного бытия, где сходятся лучи разного происхождения и расходятся импульсы по всем другим областям духа» [2, с. 101]. Поэтому слово не может быть сведено только к обозначению, наименованию или духовному символу бытия, оно само является его частью.

В мифологическом понимании язык представляет собой особую силу, содержащуюся в каждом отдельном слове с присущей ему универсальной возможностью. Каждое имя заключает в себе сущность самой вещи, а магия слова и имени основывается на предпосылке, согласно которой мир вещей и мир имен постоянно взаимодействуют, представляя собой единую действительность.

В «Философии символических форм» Кассирер выделяет три стадии, через которые проходит язык на пути к присущей ему форме. Это деление на ступени раскрывает функциональные закономерности строения языка. Такое же деление Кассирер видит и в развитии процесса познания, и в развитии искусства, и в других духовных сферах.

Первая стадия — это стадия мимического (подражательного) выражения, характеризующаяся стремлением знака передать содержание в своей форме. «...На этой стадии между языковым «знаком» и содержанием созерцания, с ним соотносимым, еще не существует подлинного напряжения, оба скорее переходят друг в друга и стремятся покрыть друг друга» [3, с. 247]. Слово представляется подражательным жестом, близким к тому, что он означает. Таким образом, на начальном этапе развития языка слово ассоциируется не с содержанием, а с вещью. Идеальность слова и его символическая функция на стадии мимического выражения не существует. Постепенно между знаком и содержанием развивается различие, движение в сторону разделения звука и значения, которое ведет к феномену языкового смысла.

Второй этап развития форм языка — стадия аналогического выражения, где между знаком и значением возникает некая серединная позиция духа. «Чувственное и духовное уже не совпадают в ней, однако постоянно указывают друг на друга. Они находятся друг с другом в «аналогии», благодаря которой они как соотносятся друг с другом, так и отдаляются друг от друга» [3, с. 263]. На этой стадии развития языка даже простые слова и высказывания не являются прямым отражением физических вещей, не имеют прямого отношения к объектам природы, но все же не являются и произвольными знаками.

Такое состояние языка в древней философии описал Демокрит, указывая то, что речь произошла от звуков, выражающих эмоциональное состояние человека, таких как крики страха, боли, радости. Данная теория получила название «теории междометий» и впоследствии была развита Ж. Ж. Руссо и другими мыслителями. Однако как справедливо замечает Кассирер, к изданию звуков, выражающих эмоции, способны и животные, и тогда семантика перестает быть особой областью знаний и превращается в раздел биологии или физиологии.

Третьей фазой развития языка Кассирер считает стадию символического выражения. Это высшая ступень развития языка, на которой он способен выразить «гармоническую» картину мира и на которой «...знак окончательно отбросил всякую частность и случайность, он стал чистым выражением всеобщего порядка» [3, с. 265]. Именно здесь «...теперь образ не оказывает обратного влияния на духовное как нечто самостоятельно вещное, а является для него чистым выражением его собственной творческой силы» [3, с. 268]. Мышление создает интеллектуальные символы, которые выражаются посредством языка, без которого они невозможны.

Деление на ступени раскрывает функциональные закономерности строения языка. Такое же деление Кассирер наблюдает и в развитии процесса познания, и в развитии искусства и в других духовных сферах. Однако, замечает философ, и в теории познания, и в изучении языка весьма нелегко определить четкую грань между чувственным и интеллектуальным так, чтобы каждому из них соответствовал свой собственный вид реальности. «Даже самые абстрактные языковые структуры обнаруживают ясную связь с первичной основой созерцания, где они изначально коренятся» [2, с. 133]. Построение познавательного процесса немыслимо без движения от мира ощущений к миру созерцания. «...Язык во всех своих проявлениях и в каждой отдельной фазе своего прогресса оказывается одновременно и чувственной, и интеллектуальной формой выражения» [1, с. 257].

Главными понятиями, по мнению Кассирера, являются понятие символической формы и понятие значения. Символы — это понятия, которые, будучи выраженными словами, устанавливают связь предметов в действительном мире и специфические для каждой области культуры закономерности, т. е. играют главную роль в познании мира. Философ считает, что изучение природы и функций языка не ограничивается научным познанием, оно распространяется на все области культурного сознания.

Задачу языка Кассирер видит не просто в повторении определений и различий, что даны в представлении, а в том, чтобы полагать определения и различия как таковые, выделять их и делать доступными познанию. Познание бытия тесно связано не с непосредственным обращением к действительности, а с установлением системы знаков и употребления их в качестве представителей предметов. Всякая система знаков должна отражать содержательные элементы мышления. Научное познание является одной из знаково-символических форм организованности культуры.

Знак-символ в философии Кассирера выступает как всеобъемлющий медиум, который позволяет выявить конструирующую идеальность духа в чувственной (практической) данности. Он содержит в себе идеальное значение, реализуемое в конкретном содержании чувственной формы. Символ — это функциональный коррелят. Он выражается в чувственном и репрезентирует собой все многообразие и разнообразие реальности, всю культуру.

Таким образом, центральным понятием философии языка Эрнста Кассирера является «символ», представляющий собой «...такой знак и в то же время такой образ, который вследствие своеобразного сочетания в нем моментов чувственности (не только пассивной, но и активной) с моментами чистой активности духа, содержит как бы некоторую магическую силу, действием которой усваивается и даже созидается для нас самое существо вещи» [5, с. 763].

Философ в своих работах развивает идею того, что мысль соотносится с действительностью, с миром вещей через систему знаков, которые используются как представители предметов, т. е. выполняют представительную функцию, благодаря которой бытие теперь является упорядоченным целым, ясно обозримой структурой. «Чем больше удается таким образом репрезентировать содержание того или иного сущего или процесса, тем скорее это содержание получает всеобщую определенность. Прослеживая данные определения и символически представляя каждое из них, мысль приобретает совершенную модель бытия и целостную его теоретическую структуру. Для того чтобы удостовериться в существовании такой структуры, мышлению уже не нужно обращаться к единичному предмету во всей его конкретности и чувственной «действительности» [4, с. 45].

Данные идеи о языке были развиты Кассирером в его последних работах «Опыт о человеке» и «Миф о государстве», опубликованных в США в середине 40-х гг. XX в..

 

Литература:

 

1.                  Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998. 784 с.

2.                  Кассирер Э. Философия символических форм. Т 1; Язык. — М.: Академический Проект, 2002. — 271 с.

3.                  Кассирер Э. Философия символических форм. Т 2: Мифологическое мышление. — М: Академический Проект, 2011. — 279 с.

4.                  Кассирер Э. Философия символических форм. Т 3: Феноменологияпознания. — М: Академический Проект, 2011. — 398 с.

5.                  Фохт Б. А. Понятие символической формы и проблема значения в философии языка Э. Кассирера. Тезисы к докладу // Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998. С. 763.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle