Библиографическое описание:

Донченко А. В., Тагина Е. К. Национальная специфика фразеологических единиц китайского языка // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1389-1391.

Данная статья рассматривает особенности фразеологизмов в китайском языке с точки зрения их национальной специфики. Рассматривается этимология фразеологизмов, содержащих концепт «дракон», выявляются специфические национально-культурные черты, заключенные в подобных фразеологизмах. Осуществляется попытка исследовать фразеологизм как комплексное явление, сочетающее в себе грамматические, лексические, стилистические, социокультурные и национальные особенности.

Ключевые слова: фразеология, фразеологизм, концепт «дракон», языковая картина мира, социокультурная картина мира.

 

Развитие переводоведения в настоящее время играет наиболее важную роль в развитии контактов между различными странами и установлении взаимопонимания между народами [1–3]. Один из самых сложных для перевода языков — это китайский, имеющий множество вариаций, знание которых необходимо для осуществления качественного перевода и переговорной деятельности [4–5]. Сложность возникает тогда, когда переводчик сталкивается в тексте с поговорками и фразеологизмами, большинство из которых основано на именах и событиях, относящихся к истории, либо связанных с мифическими персонажами [6].

Если говорить о культуре Китая, то лингвисту-переводчику необходимо обладать знаниями о истории, традициях, литературе, искусстве, нравах и обычаях народа, особенностях восприятия китайцами окружающего мира и т. д. Например, некоторые фразеологизмы в китайском языке сохранили имена известных исторических деятелей, таких как Чжугэ Лян или Цзян Тайгун: 事后诸葛亮shìhòu zhūgě liàng «крепок задним умом»; «Старец Цзян ловит рыбу — сидит и ждет, когда она сядет на крючок»; сидеть и ждать у моря погоды». Чжугэ Лян был известным полководцем в эпоху Троецарствия, отличавшимся мудростью и умением выходить из трудных положений, поэтому в приведенном выше фразеологизме «быть Чжугэ Ляном после события» это все равно, что «махать кулаками после драки». Во втором фразеологизме речь идет о старце Цзяне — легендарном мудреце и праведнике, житие которого легенда относит ко времени правления чжоуского Вэнь-вана (ХII в. до н. э.). Данный фразеологизм стал основой многих пословиц, поговорок и недоговорок и т. п. Как гласит легенда, он был большим любителем рыбной ловли и приводил за этим занятием много времени. При этом рыба, как бы отдавая дань его праведности и мудрости, шла к нему даже на пустой крючок» [7, с.109].

Фразеологизмы китайского языка наиболее точно передают и показывают специфику национального характера народов, так как именно они сохраняют в себе весь колорит и особенности развития языка, его истории. Система образов, зафиксированных во фразеологическом составе языков, обусловлена особенностями материальной, социальной и духовной культуры и свидетельствует национально-культурном опыте и традициях народа. С помощью данных образов создается фразеологическая картина мира. Она является универсальной, свойственной всем языкам образной системой особых устойчивых вербальных единиц, передающих особенности национального мировидения. В основе фразеологической картины мира лежит образное видение мира, формирующееся в процессе коллективного многовекового постижения и преобразования человеком окружающей его среды [8, с. 87].

Фразеологические единицы являются одним из способов передачи национальных стереотипов, среди которых можно выделить этностереотипы, то есть относительно устойчивые исторически сложившиеся представления о моральных, умственных, физических качествах, присущих представителям различных этнических общностей [9]. Так, например, правильное восприятие китайских фразеологизмов, построенных на символике дракона, возможно лишь при раскрытии их культурно-исторического фона, только в данном случае инокультурному коммуниканту становится понятен положительный смысл фразеологизмов с концептом «дракон». В китайской культуре дракон занимает специфическое, очень высокое место. Иностранцы называют Китай «Великим драконом Востока», а сами китайцы называют себя «потомками дракона». Поэтому в китайской фразеологии особенно много выражений связано именно с драконом. Дракон-это 5-ое животное из цикла 12-ти. Символ дракона проник в качестве номинативной единицы во все сферы материальной и духовной жизни китайцев, начиная от атрибутики императора и заканчивая национальной кухней, что, в очередной раз, доказывает значимость этого существа и в настоящее время.

Правильная интерпретация фразеологических единиц и, соответственно, фразеологической картины мира предполагает наличие у носителей языка определенного набора фоновых знаний, связывающих культурно маркированные единицы языка с элементами культуры. Черты характера у людей любой национальности одинаковы, но распределяются и проявляются они по-разному — в зависимости от народных традиций, культуры, национального темперамента и менталитета. Во фразеологии находят свое отражение либо наиболее характерные для данного этноса черты, либо наиболее яркие и потому отчетливо запоминающиеся. Непосредственная невыводимость целостного значения идиомы из суммы лексических значений компонентов, их семантической сочетаемости — универсальное свойство фразеологизмов этого типа в самых разных языках мира. Но это не означает отсутствия логической связи между ними и полной невозможности их сопоставления. Логическая связь целостного значения фразеологической единицы с лексическим значением ее компонентов опирается на образ — то наглядное представление, «картинку», на фоне которой мы и воспринимаем это целостное значение как обобщенно-переносное [10]. Фразеологический образ чаще всего сохраняет национальную специфику фразеологизмов, поскольку он очень часто опирается на реалии, известные только одному народу. Представителю другой нации, который не обладает фоновыми знаниями, весьма трудно догадаться о его значении. Но этот зрительный образ, возникающий в нашем сознании, — явление не лингвистическое, а имеет отношение к психологии, связывающее денотат с языковыми знаками. Составными частями фразеологического образа являются специфические для определенной нации реалии (топонимы, антропонимы, гидронимы), которые воспринимаются носителями языка очень легко, так как лингвистические маркеры его национальной ограниченности «лежат на поверхности», выявляются без особых трудностей. Но чаще всего национальная специфика образа не осознается так «легко и сразу»: для ее выявления необходим более глубинный анализ, обращенный к исторической этимологии отдельных лексических компонентов и их грамматических структур [11]. Например, «височная прядь волос» не имеет аналога в русском языке. А в Древнем Китае такую прядь специально отращивали и мужчины и женщины. По ним сразу узнавали китайцев.

Мифический дракон — плод фантазий древних китайцев. Он может вызывать ветер и дождь, взлетать на небо и погружаться в воду. Согласно древним поверьям, дракон-зеленый, цвета травы. О гениальном, талантливом человеке говорят, что он подобен дракону. Фразеологизм放龙入海fàng lóng rù hǎi «пустить дракона в море» означает «дать возможность раскрыть свои дарования». Например, 龙眉凤目lóng méi fèng mù «(у человека) брови дракона, глаза феникса» — так говорят о человеке, у которого «вид представительный, дух широкий» (здесь мы дословно нужно переводить определение, традиционно используемое китайскими фразеологическими словарями — оно также представляется нам этнокультурно маркированным и отражает особое восприятие дракона китайским языковым сознанием), 龙驹凤雏lóng jū fèng chú — «жеребенок дракона и феникса»– (об умном талантливом юноше), 龙行虎步lóngxínghǔbù — «человек ходит, как дракон, шагом тигра» (о человеке с воинственным, бравым темпераментом). 龙生龙lóngshēnglóng «у дракона рождается дракон». Так говорят, когда «у хорошего отца и сын хороший». Интересно, что в день праздника лета — пятого числа пятого месяца по лунному календарю проводятся состязания на лодках, с украшениями в виде головы и хвоста дракона. В Китае во время народных гуляний происходит представления с фонарями в виде дракона, танцы с огненным драконом.

Согласно китайской мифологии, дворец царя драконов находится в морских и речных глубинах. Поэтому фразеологизм龙潭虎穴lóng tán hǔ xué «пучина дракона и пещера тигра» означает «опасное место». Существует выражение 出龙潭, 又入虎穴chū lóng tán yòu rù hǔ xué «выйти из пучины дракона и войти в логово тигра», что соответствует русскому выражению «из огня да в полымя». Дракон сравнивается с тигром и фениксом и, в то же время, противопоставляется рыбе и змее как низменным животным. В императорском Китае дракон являлся символом императора и города. Императорское судно называли 龙船lóngchuán «драконовая ладья». В древней натурфилософии дракон является символом мужского начала в природе, символом мужской воли, стойкости, поэтому в именах, которые дают китайским мальчикам, иероглиф龙lóng «дракон» встречается чаще других.

Фразеологизмы создают сказочный мир китайского фольклора. Существует предание о художнике, который жил во времена Южных и Северных династий (VII вв. н. э). Однажды он нарисовал на стене четырех драконов, но не нарисовал им зрачки, чтобы они не улетели. Окружающие его люди не поверили этому и попросили его пририсовать зрачки драконам. Только художник пририсовал зрачки двум драконам — как грянул гром, сверкнула, молния, распалась стена и два дракона, которым художник успел пририсовать зрачки, на облаке вознеслись на небо, а те драконы, у которых не были нарисованы зрачки, остались на стене. Отсюда возник фразеологизм画龙点睛huà lóng diǎn jīng «рисуя дракона, нарисовать ему и зрачки». Его употребляют, когда нужно сказать «закончить работу, сделав последние один-два мастерских штриха». А фразеологизм означает画龙不点睛huàlóng bù diǎnjīng «оставлять работу незаконченной, создать вещь без души» [12, с. 154].

Таким образом, фразеологизмы являются неотъемлемой частью любого языка. Они тесно связаны с историей, культурой, традициями и литературой народа. Часто употребляемые в обычной речи слова и обороты, имеют очень глубокие исторические корни [6, с. 13]. Следовательно, комплексное изучение подобных фразеологизмов увеличивает знание о культуре, литературе и социокультурном развитии исследуемого народа. Только комплексно, соотнося образы с понятиями, смыслом, возможно выявить культурно-национальную значимость выражения. Фразеологический фонд языка — ценнейший источник сведений о культуре и менталитете народа, в них «законсервированы» представления народа о мифах, обычаях, обрядах, ритуалах, привычках, морали, поведении и т. д.

 

Литература:

 

1.                  Тихонова Е. В. Особенности реализации тренинга в обучении устному последовательному переводу // Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 132– 136.

2.                  Гураль С. К., Тихонова Е. В. Организация процесса обучения устному последовательному переводу в свете синергетической теории// Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 77– 82.

3.                  Тихонова Е. В. Развитие профессиональной компетентности переводчика на основе виртуальной обучающей среды Moodle// Язык и культура. 2015. № 1 (29). С. 169– 175.

4.                  Привороцкая Т. В. Способы достижения речевой компрессии при переводе с субтитрами (на материале фильма Цзинь Ма «Мулан», КНР, 2009 г) // Язык и культура. 2013. № 2 (22). Томск: Издательство Томского университета. C. 61–67.

5.                  Привороцкая Т. В., Тихонова Е. В. Формирование механизма переключения с китайского языка на русский посредством анализа кинотекста // Язык и культура. 2015. № 1 (29). Томск: Издательство Томского университета. C. 38–44.

6.                  Донченко А. В. Китайский деловой этикет / А. В. Донченко // Гуманитарные аспекты российско-китайских отношений: материалы Международной молодежной конференции, 27–28 ноября 2014 г. Томск, 2014. С. 36–38.

7.                  Алефиренко Н. Ф., Семененко Н. Н. Фразеология и паремиология.- М.:Флинта: Наука, 2009. — 344с.

8.                  Георгиева С. Познание культуры через фразеологию. Слово. Фраза. Текст. М.,. 2002.-240c.

9.                  Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. — М.: Наука,1993.-302 с.

10.              Солнцева Н. В. Проблемы типологии изолирующих языков. — М.: Наука, 1985.-256 с.

11.              Сорокин Ю. А. Стереотип, штамп, клише: к проблеме определения понятий. — М., 1978–205c.

12.              Тань Аошуан. Китайская картина мира: Язык, культура, ментальность. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — 240 с.

13.              Тихонова Е. В. Обучение будущих лингвистов устному последовательному переводу на основе анализа дискурса аудио- и видеоматериалов (китайский язык; профиль «Перевод и переводоведение»): автореферат дис.... кандидата педагогических наук: 13.00.02 / Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова. Томск, 2014

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle