Библиографическое описание:

Кузовенкова Ю. А. Порядок установления уголовно-процессуальных правонарушений, как оснований для применения денежного взыскания // Молодой ученый. — 2009. — №9. — С. 110-114.

Обоснованность применения денежного взыскания определяется соблюдением установленной УПК РФ процедуры рассмотрения факта правонарушения. Нарушение процедуры, в соответствии с общими положениями судопроизводства, приводит к незаконности принимаемого решения и исключает возможность наложения на недобросовестного участника процесса денежного взыскания.

Процедура установления и наложения на виновное лицо денежного взыскания в действующем УПК определена в самых общих чертах. Это делает необходимым выявить составляющие ее элементы. При этом, как отмечено в литературе, целесообразно использовать детально разработанные в законе процедурные элементы принятия промежуточных решений на досудебном и в судебном производстве по уголовному делу (например, о применении мер пресечения), которые в этой ситуации могут служить своеобразным аналогом для решения поставленной задачи.

С учетом этого рассмотрим, как процедуру констатации факта правонарушения, так и непосредственный порядок наложения денежного взыскания.

Денежное взыскание, являясь санкцией уголовно-процессуальной ответственности, может причинить интересам правонарушителя достаточно ощутимый материальный ущерб. Поэтому оно должно налагаться только при наличии фактических и формально-правовых оснований, констатирующих совершение виновного правонарушения.

Порядок установления и документирования уголовно-процессуальных нарушений, наказываемых денежным взысканием, должен быть различным и зависеть от того, кто – орган расследования или суд устанавливает факт (состав) правонарушения. Но независимо от этого данный порядок охватывает два процессуальных действия: выявление и доказывание факта правонарушения и удостоверение его в соответствующем процессуальном акте.

Рассмотрим вначале содержание процессуальной деятельности по установлению правонарушения, осуществляемой органом расследования.

Для следователя, дознавателя установление факта правонарушения требует выявления в действиях (бездействиях) обязанного лица элементов состава уголовно-процессуального нарушения. В первую очередь это означает, что надо выяснить – имело ли место умышленное (или неосторожное) уклонение участника процесса от явки по вызову, имел ли место отказ участника процесса от выполнения возложенных на него законом или принятых им на себя обязанностей и т.д.

Уклонение участников процесса от явки по вызову органов расследования и суда для выполнения своих процессуальных обязанностей может быть признано правонарушением только в случае, отсутствия уважительных причин неявки.

Перечень уважительных причин неявки по вызову ранее содержался в ст. 146 УПК РСФСР лишь применительно к обвиняемому. В него включались: 1. болезнь, лишающая обвиняемого возможности явиться; 2. несвоевременное получение обвиняемым повестки; 3. иные обстоятельства, лишающие обвиняемого возможности явиться в назначенный срок.

Уважительные причины, установленные для обвиняемого, в литературе предлагалось по аналогии распространять и на свидетеля, потерпевшего, подозреваемого [10, с. 24].

В действующем УПК РФ перечень уважительных причин неявки допрашиваемого по вызову отсутствует, но представление о них дают обозначенные в законе основания для оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, данных ими на предварительном расследовании. Согласно ст. 281 УПК РФ, помимо смерти свидетеля или потерпевшего и отказа этих лиц, являющихся иностранными гражданами, от явки, это возможно ввиду тяжелой болезни, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

В научных исследованиях уважительными причинами неявки лица по вызову признаются: отсутствие денежных средств для оплаты проезда в другой населенный пункт к месту проведения допроса и проживания в указанном населенном пункте, болезнь вызываемого лица, лишающая его возможности явиться, несвоевременное вручение повестки, иные обстоятельства, лишающие возможности явиться в назначенный срок (нарушение сообщение вследствие стихийного бедствия, болезнь члена семьи, командировка, авария, бездорожье) [2, с. 80]. Установление этих обстоятельств исключает возложение денежного взыскания на неявившегося.

Ст. 188 УПК РФ, регулируя порядок вызова на допрос свидетеля и потерпевшего, устанавливает, что повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Такой порядок, на наш взгляд, применим и для вызовов к другим следственным действиям.

При существующем порядке уведомления, следователь (дознаватель), а также суд должны убедиться, что вызов достиг адресата. Одним из доказательств уклонения от явки, т.е. фактическим основанием наложения денежного взыскания, будет факт вручения лицу повестки с надлежащим извещением о времени и месте, куда лицо вызывается, удостоверяемый подписью лица, получившего повестку, на корешке повестки, который возвращается следователю.

Факт уклонения от явки без уважительной причины участника процесса, вызванного к дознавателю, следователю, в суд может быть установлен путем допроса его родственников, знакомых, соседей, дачи поручения органу дознания о выяснении причин неявки.

Согласно ч. 6 ст. 326 УПК РФ включенным в предварительный список кандидатам в присяжные заседатели не позднее, чем за 7 суток до начала судебного разбирательства вручаются извещения с указанием даты и времени прибытия в суд. После того, как сформирована коллегия присяжных заседателей, избран старшина и они приведены к присяге, а председательствующим разъяснены из права и обязанности (ст. 332 УПК), присяжные заседатели принимают на себя, наряду с другими, и обязательство своевременно являться в суд на судебные заседания. За неявку в суд без уважительной причины присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию.

Рассмотренный нами перечень уважительных причин неявки по вызовам органа расследования, в суд других участников уголовного судопроизводства, может быть распространен и на случаи неявки в суд присяжных заседателей.

Как отмечает М.Х. Гафизов, факт неявки в суд присяжного заседателя обнаруживается в подготовительной части судебного заседания, когда проверяется явка участников процесса. Причины, по которым он не явился в суд, выясняются судьей, секретарем судебного заседания, помощником судьи, а по поручению судьи – судебным приставом по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Если будет установлено, что присяжный заседатель не явился в суд без уважительной причины, то в отношении него на основании ч. 3 ст. 333 УПК РФ в суд могут быть внесены материалы о наложении денежного взыскания. Инициатива о привлечении присяжного заседателя к ответственности в соответствии с ч. 3 ст. 333 УПК РФ должна исходить от судьи, который является председательствующим по уголовному делу [3, с. 2].

Иными данными должен быть подтвержден факт уклонения поручителя и лица, осуществляющего присмотр за несовершеннолетними от своих обязанностей. По смыслу статьи ст. 103 УПК РФ, поручитель дает письменное обязательство о том, что он ручается за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), за явку по вызову в назначенный срок и за то, что он не будет иным путем препятствовать расследованию и разбирательству дела в суде.

Говоря о природе личного поручительства, М.А. Чельцов отмечал: «Личное поручительство с  ответственностью за него основано в сущности на том, что при уклонении страдает третье лицо – поручитель, обычно связанный с обвиняемым; таким образом, при избрании этой меры оказывается косвенное воздействие на обвиняемого» [12, с. 211]. На опосредованность воздействия на обвиняемого при применении поручительства указывал и С.П. Ефимичев [4, с. 30].

Основу применения личного поручительства, как отмечает Ю.Д. Лившиц, составляет доверие лица, производящего дознание, следователя и суда к поручителям. Избирая в отношении обвиняемого данную меру, эти органы убеждены, кроме того, в том, что лица, ручающиеся за обвиняемого, имеют на последнего решающее влияние и достаточно для него авторитетны, иначе они бы никогда не ручались за его неуклонение [8, с. 53].

Поручитель, как правильно замечает Б.Б. Булатов, должен, исходя из своих обязанностей, осуществлять контроль за обвиняемым. Рамки контроля ограничены целью избрания меры пресечения. Форму его определяет сам поручитель: он может проверить, например, находится ли обвиняемый дома, поставить ему определенные условия  [1, с. 52].

Эти общие положения позволяют выяснить, каким образом должен быть подтвержден факт правонарушения со стороны поручителя.

Доказательством невыполнения возложенных на поручителя обязательств является, прежде всего, установление факта ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) и непринятие поручителем мер по предотвращению таких действий. Ненадлежащее поведение лица, обвиняемого, подозреваемого, взятого под поручительство, может проявляться различными способами. Одним из них, как и в вышеописанном случае, будет неявка этого лица по вызову в назначенный срок. При этом доказательством неявки, как и в других случаях, будет корешок повестки об извещении обвиняемого (подозреваемого) о времени и месте, куда он вызывается с его распиской. О ненадлежащем поведении лица, взятого под поручительство, могут свидетельствовать и другие данные, например, препятствование им расследованию. Обвиняемый, подозреваемый, могут препятствовать расследованию оказывая давление на свидетелей и потерпевших с тем, чтобы добиться изменения их показаний в его пользу, подготавливая лжесвидетелей и т.п.

Однако для наложения на поручителя денежного взыскания кроме установления факта нарушения обвиняемым (подозреваемым) условий избранной в отношении него меры пресечения необходимо, как отмечалось ранее, доказать бездействие и вину поручителя, недобросовестность исполнения им своих обязанностей. Это достаточно сложная задача, поскольку действия поручителя, обеспечивающие надлежащее поведение обвиняемого имеют непроцессуальный характер, и законом не обозначены.

Спорным является мнение, согласно которому «доводы поручителя о том, что он добросовестно выполнял свои обязанности, но, несмотря на это, не смог предотвратить нежелательного поведения обвиняемого (подозреваемого) не освобождают его от ответственности» [6, с. 164]. На наш взгляд, закон (ч. 4 ст. 103 УПК) устанавливает ответственность поручителя за несоблюдение своих обязанностей, а не за действия обвиняемого (подозреваемого). Следует согласиться с К.В. Поповым, в том, что если поручитель сделал всё от него зависящее, чтобы обвиняемый (подозреваемый) в назначенный срок являлся по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда и иным путём не препятствовал производству по уголовному делу, то он не может быть привлечён к ответственности по ч. 4 ст. 103 и ст. 118 УПК РФ  [9, с. 123-124]. Такого же мнения придерживаются и другие ученые [7, с. 284].

Сходная ситуация возникает при отдаче несовершеннолетнего под присмотр. Согласно ст. 105 УПК РФ, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) состоит в обеспечении указанными в законе лицами и учреждениями его надлежащего поведения, которое обязывает: 1) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения должностного лица, в производстве которого находится дело; 2) являться в назначенный срок и в назначенное место по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда; 3) не препятствовать каким-либо путем расследованию и разбирательству дела в суде. В соответствии со ст. 103 и 118 УПК РФ, на родителей, опекунов, попечителей, а также администрацию специализированного детского учреждения, не выполнивших принятое обязательство по обеспечению присмотра, может быть наложено судом денежное взыскание. И в этом случае доказательством невыполнения принятых на себя обязанностей, как и при личном поручительстве может быть информация различного характера.

Представляется спорным мнение, согласно которому данная мера пресечения «считается нарушенной, если обвиняемый... бросил учебу, работу, допускает правонарушения в быту» [5, с. 221]. Как отмечает К.В. Попов, во-первых, такое положение явно противоречит тексту закона. В соответствии с ч. 1 ст. 105 УПК РФ, лица, осуществляющие присмотр, обеспечивают лишь его надлежащее поведение, предусмотренное статьей 102 УПК РФ. Во-вторых, позиция авторов противоречит целям применения мер пресечения. Меры пресечения предназначены для успешного предварительного расследования, судебного рассмотрения дела и исполнения приговора, а не для исправления обвиняемого (подозреваемого). Какими бы аморальными ни были отрицательное отношение к учёбе, работе, правонарушения в быту, вряд ли они могут воспрепятствовать производству по уголовному делу [9, с. 137-138].

Денежное взыскание может быть наложено и на таких участников процесса, которые не уклоняются от явки по вызову, но отказываются выполнить обязанности, наложенные на них, как на лиц, привлеченных к участию в производстве по делу в качестве понятых, специалистов, экспертов, переводчиков, лиц, обязанных дать образцы. Обычно отказ имеет устную форму, но закон не запрещает получить от лиц письменное объяснение отказа. Следователь, дознаватель, суд должен выяснить – являются ли причины отказа уважительными. В противном случае можно считать основания для наложения денежного взыскания установленными.

Однако недостаточно получить доказательства, подтверждающие совершение уголовно-процессуального правонарушения. При установлении факта отказа участников процесса от явки по вызову и исполнения других процессуальных обязанностей, следователь (дознаватель), суд обязан задокументировать этот факт в процессуальном акте.

Такими процессуальными актами, в соответствии со ст.ст. 118 и 258 УПК являются: особый протокол следователя, а в судебном разбирательстве – протокол судебного заседания.

В данном случае протокол следователя, дознавателя о том, что явившиеся по вызову лицо, отказывается выполнить свою обязанность, т.к. совершает правонарушение, за которое должна наступить ответственность в виде наложения денежного взыскания, становятся формальным основанием для применения этой меры. В протоколе должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие факт отказа, в т.ч. личные объяснения лица, уклоняющегося от исполнения обязанности.

Рассмотрим теперь способ констатации такого уголовно-процессуального правонарушения, как нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава (ст. 258 УПК). Здесь не требуется собирания доказательственных материалов, подтверждающих факт правонарушения. Реализация ответственности происходит на основании непосредственного восприятия судом фактов и обстоятельств, образующих рассматриваемое правонарушения. Речь идет о непосредственном наблюдении судом неправомерного поведения: выкриков, громкого комментирования и перебивания показаний, других нарушениях судебного регламента и общепринятых норм поведения со стороны участников процесса, других присутствующих  в зале судебного заседания лиц [11, с. 156].

Исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 258 УПК РФ неподчинение распоряжениям председательствующего можно рассматривать как самостоятельное основание для наложения денежного взыскания. Вместе с тем такое неподчинение, по общему правилу, обусловлено как раз тем, что участник судебного разбирательства или лицо, присутствующее в зале судебного заседания, уже нарушили установленный порядок, и председательствующий вынужден реагировать на нарушение путем отдачи соответствующего распоряжения.

Также и требование судебного пристава прекратить действия, нарушающие установленные в суде правила, может быть направлено на выполнение отданного распоряжения судьи, но могут и исходить от судебного пристава самостоятельно. Если факт неподчинения требованиям пристава имел место за пределами непосредственного наблюдения судьи (например, у входа в зал судебного заседания) – судебный пристав должен доложить об этом судье.

Таким образом, при совершении правонарушений в виде нарушения порядка в судебном заседании, неподчинения распоряжениям председательствующего и судебного пристава, фактическим основанием наложения денежного взыскания является непосредственное наблюдение судом (судьей), а также судебным приставом неправомерных действий участников судебного разбирательства и присутствующих в зале лиц. Поскольку подобные обстоятельства непосредственно воспринимаются судом (судьей) – для наложения денежного взыскания не требуется каких-то других доказательств неправомерного поведения. Но они должны быть задокументированы путем отражения их в протоколе судебного заседания.

Повторим, что, суд при этом не должен проявлять субъективизм и усматривать нарушение порядка там, где его нет, что проявление участником судебного разбирательства настойчивости в отстаивании своей позиции (неоднократное заявление однотипных ходатайств, повторная постановка допрашиваемым лицом вопросов, отклоненных председательствующим, и т.п.) не может расцениваться как нарушение порядка в судебном заседании. Также не могут считаться подобным нарушением действия граждан за пределами здания суда (пикетирование, негативная оценка хода процесса и т.д.). Правомерность, либо неправомерность таких действий должна определяться с позиции административного права.

Итак, по действующему законодательству, независимо от того – имели ли место рассмотренные выше уголовно-процессуальные нарушения на досудебном производстве или в судебном разбирательстве, в соответствии с ч. 1 ст. 118 УПК РФ денежное взыскание налагается судом. Только суд вправе принимать решения, ограничивающие конституционные права участников процесса (ст. 29 УПК РФ).

Если соответствующее нарушение допущено в ходе судебного заседания, то взыскание налагается судом в том судебном заседании, где это нарушение было установлено, о чем выносится определение или постановление суда (ч. 2 ст. 118 УПК РФ).

Если соответствующее нарушение допущено в ходе досудебного производства, то дознаватель, следователь составляет протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд (ч. 3 ст. 118 УПК РФ). Выяснив фактические и формально-правовые основания и форму констатации правонарушения.

Представляется, что процедура рассмотрения протокола неоправданно упрощена. Ст. 118 УПК РФ вообще не закрепляет порядка рассмотрения судьей протокола, ограничиваясь требованием о том, что лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, вызывается в судебное заседание, а также вызывается лицо, составившее протокол. Предусмотрена возможность рассмотрения судьей протокола в отсутствии нарушителя, если он не явился без уважительных причин.

Думается, что судебная процедура рассмотрения правонарушения, будучи упрощенной по сравнению с обычной процедурой рассмотрения дел по существу, все же не должна противоречить основополагающим принципам процесса, таким как презумпция невиновности, состязательность и право обвиняемого на защиту. Она должна в достаточной мере обеспечивать потенциальному правонарушителю возможность оспаривать наличие оснований для привлечения его к имущественной ответственности.

 

Библиографический список

1.      Булатов Б.Б. Эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Омск, 1984.

2.      Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М.: Наука, 1987.

3.      Гафизов М.Х. Спорные вопросы наложения денежного взыскания при производстве по уголовному делу // Российский следователь. 2006. № 9.

4.      Ефимичев С.П. Уголовно-процессуальное принуждение и место мер пресечения в решении задач предварительного расследования // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач  предварительного расследования. Волгоград, 1987.

5.      Комментарий к Уголовно-процессуальном) кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. M, 2003.

6.      Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. М. 2002.

7.      Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / под. ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003.

8.      Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964.

9.      Попов К.В. Проблемы участия суда в применении мер пресечения.  Дисс. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004.

10.  Сильченко Д.Ю. Применение аналогии  в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001.

11.      Тарасов А.В. Принуждение и ответственность в уголовном судопроизводстве. Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2004.

12.      Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle