Библиографическое описание:

Топилдиев Н. Р. Социально-экономическое положение Кокандского ханства в 1850–1876 гг. // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 957-959.

Кокандское ханство оставалось аграрной страной, со слабо развитой промышленностью, но с активными товарно-денежными отношениями, связанными с внутренней и внешней торговлей. В отличие от состояния экономики гораздо лучше обстояло дело с развитием культуры, образования населения, особенно городского. Основная часть земель являлась государственной собственностью — «амляк». Эти земли в основном предоставлялись в аренду, а иногда в качестве собственности их жаловали высокопоставленным чиновникам, военачальникам.

В ханстве существовала и другая форма землевладения — частновладельческая, называвшаяся — «мульк». Мульковые земли принадлежали крупным и средним землевладельцам. Мульки можно было свободно завещать, дарить и продавать. Поэтому в источниках они назывались зархарид (приобретение за [золото] деньги). Поскольку эти земли ханом и беками облагались хараджем, их называли также «хироджи», или «замини танобона». Еще одной формой землевладения была вакуфная собственность. В различных регионах ханства на ее долю приходилось от 5 до 20 % всех земельных владений, что составляло 7 % сельскохозяйственных земель в столице.

Почти вся система земледелия в ханстве основывалась на искусственном орошении. По этой причине выполнение общественных работ, связанных со строительством ирригационных сооружений, прокладкой оросительных каналов, головных арыков и дренажных канав, было обязанностью сельских общин, которые проложили, например, каналы Ханарык, Улугнахр, Янги арык, Чинабад.

В период правления Худоярхана (1845 — февраль 1876 гг. с длительными перерывами) ханство делилось на бекства и саркорлики. Востоковед А. Кун приводит названия 15 бекств: Коканд и его окрестности, Маргилан, Шахрихан, Андижан, Наманган, Сох, Махрам, Булакбаши, Араван, Балыкчи, Чартак, Наукат, Касан, Чуст и Баба-дархан. В числе саркорликов перечислены Асака, Маргилан, Балыкчи, Ош, Сох, Касан и Узгенд.

Одним из основных налоговых обязательств в исламской религии считался закет. Его должны были платить богатые люди, но и мелкие собственники, стоимость имущества которых достигала размера заката. Обычно это был налог со скота и имущества в размере 1/40 части их стоимости. Очень часто его собирали насильственно. Источники свидетельствуют о том, что во время сбора данного вида налога часто вспыхивали народные мятежи, бунты и даже восстания. Закетчи (сборщик налогов) прогоняли, иногда избивали и даже были случаи их убийства. Одно Ташкентское и Дашти-кипчакское владение ежегодно платили в ханскую казну 60–80 тыс. тилля. Востоковед В. Вельяминов-Зернов отмечал, что в 1850 г. хаким Ташкента Нар Мухаммад мингбаши заплатил в казну закет в размере 40 тыс. червонце. Мулло Кулбаба-рисолачи в период правления мингбаши Мусульманкула привез в Ташкент закет в размере 30 004 динара. Скотоводческое население Туркестана и его окрестностей ежегодно в качестве закета сдавало 35 тыс. голов мелкого рогатого скота. Как свидетельствуют источники, в период наибольшего развития ханства в казну из трех владений поступило в качестве хараджа 3912000 чайраков разного зерна, танабона 27000 тилля (102600 руб.) и 282000 тилля закетных денег. Оседлая часть населения, занимавшаяся земледелием, помимо хараджа, танабона и закета, должна была выплачивать еще десяток других податей. Кроме того, частые междоусобные войны, борьба за власть в ханстве все больше ухудшали жизнь населения.

Внутренняя и внешняя торговля играла важную роль в жизни населения ханства. Внутренняя торговля в среднеазиатских ханствах с давних времен основывалась на товарообмене между кочевыми скотоводами, оседлыми дехканами, городскими и сельскими ремесленниками. Столица ханства и центры провинций являлись и торговыми центрами. В них находились специализированные базары и торговые ряды. Самыми востребованными были базары, где продавались рис, масло, свежие фрукты и сухофрукты, скот.

В. В. Вельяминов-Зернов приводит сведения о том, что большая торговля на базарах Ташкента и Коканда бывает два раза в неделю — по воскресеньям и средам. В эти дни на базар пригоняют лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, доставляют зерно, хлопкобумажное полотно и различные предметы, необходимые для хозяйственных нужд. Цены на продукцию менялись не только под влиянием политической и социальной ситуации в стране, но и вследствие изменения погодных условий, проблем с орошением земледельческих культур, а также колебаний на внешнем рынке.

В период завоевания среднеазиатских территорий Российской империей в регионе росли цены на потребительские товары. Так, вторжение русских войск в Ферганскую долину поставило жизнь коренного населения под угрозу. Кроме всего прочего, стало опасно доставлять продукцию, ибо ремесленник или дехканин по пути на базар мог быть ограблен русскими солдатами или местными повстанцами. Поэтому лишь спекулянты или люди, живущие вблизи базаров, осмеливались заниматься торговлей. Ремесленное производство в Кокандском ханстве было одним из основных занятий оседлого населения, особенно городского. Некоторые крупные селения и города прославились производством каких-то определенных изделий. В ханстве были не только рынки, предназначавшиеся для торговли отдельными видами товаров, но и специализированные кварталы (махали) мастеров. Крупными ремесленными и торговыми городами являлись Коканд, Маргилан, Андижан, Ходжент, Ура-Тюбе, Ташкент, Туракурган, Чуст и ряд других. Ремесленное производство обеспечивало бытовые нужды населения, но в основном оно было связано с переработкой хлопка, шелка-сырца, продукции животноводства и с добычей полезных ископаемых. Так, в 1868 г. из ханства, пределы которого уже были ограничены только Ферганской долиной, в Россию было вывезено 1000 пудов, а в 1869 г. — 15000 пудов шелка-сырца. Местный шелк славился и в Европе. Особое место занимала выделка бумаги. А. П. Федченко, в 1871 г. наблюдавший за процессом ее изготовления, писал, что в Средней Азии производство бумаги было налажено только в городе Коканде и в селении Сох.

Кокандско-кашгарские торговые связи осуществлялись через Кульджу, так как караванный путь пролегал через горы и был достаточно безопасным для купцов ханства от грабежей, но российские торговые караваны подвергались ограблениям. Кокандские купцы торговали не только с Россией, Восточным Туркестаном, но и с Бухарой, Афганистаном, Индией. О торговых связях с Индией, например, А. К. Гейнс писал, что в Бухару, Коканд, Ташкент и Кашгар через Кабул отправлялось от 10 000 до 15 000 верблюдов с товаром. Из Средней Азии в Индию вывозилось 20 лаков (1 лак = 100 тысяч) золота.

Кокандское ханство и Россия, несмотря на ее открытую вооруженную экспансию против ханств региона, связывали широкие торговые отношения. В период с 1758 по 1853 г. российские купцы первоначально имели 100 %, а затем 70 % и 50 % дохода от торговли с Кокандом. За эти годы экспорт товаров из хозяйства увеличился (в стоимостном выражении) со 174000 до 217 100 руб., а импорт — с 37 000 до 676 000 руб. серебром. В 60–70-е г. XIX в. из ханства в Россию в основном вывозились хлопок, хлопковая пряжа и шелк-сырец. В 1840–1850-х гг. было вывезено хлопка на 18 119 руб., в 1862 г. — на 160 000 руб., а в 1866 г. уже на 324 136 руб. Только в 1867 г. вывоз сырья составил 13 444 руб. С образованием Туркестанского генерал-губернаторства ханство постепенно стало превращаться в сырьевую базу для промышленности России. Но промышленные предприятия создавались и в самой колонии. Торговые отношения с Россией способствовали преимущественному развитию одних и ослаблению других отраслей сельского хозяйства Кокандского ханства, которое стало превращаться и в рынок сбыта российских товаров.

В 1867 г. управление таможенных линий Сибири и Оренбурга было переведено в Ташкент. В связи с этим в 1868 г. между Туркестанским генерал-губернатором и кокандским ханом был заключен торговый договор, согласно которому устанавливались фиксированные пошлины на вывозимые товары в размере 0,5 % их стоимости. Российским торговым караванам разрешалось также переходить с территории Кокандского ханства в соседние страны без уплаты таможенных сборов и гарантировалось свободное и безопасное пребывание в ханстве.

Таким образом, экономика Кокандского ханства в исследуемый период претерпевала трудности становления и преодоления результатов вооруженной экспансии России против Кокандского ханства. Но постепенно экономика ханства восстанавливалась и укреплялась, налаживались торговые отношения как внутри региона, так и с другими странами. Оживленная торговля с Россией хотя и оказывала положительное влияние на развитие сельскохозяйственных отраслей, производящих необходимую для России продукцию, но вызывала спад местного ремесленного производства и подорожание потребительских товаров, что предопределяло ухудшение материального положения местного населения.

 

Литература:

 

1.                  Туркестанские ведомости. — 1876. — № 13.

2.                  Вельяминов-Зернов В. Сведения о Кокандском ханстве // ВИРГО. — 1856. — № 18. — С.114.

3.                  Тетеревников А. Н. Очерки внутренней торговли Киргизской степи. — С.33.

4.                  Обозрение Кокандского ханства в нынешнем его состоянии. — СПб., 1849. Следует отметить, что в этот период 1 тилля равнялась 3 руб. 80 коп. Годовой доход ханства складывался в основном из трех видов податей, которые вкупе составляли 8620 тыс.руб.

5.                  Потанин. Записки хорунжего Потанина. — С.282.

6.                  Вельяминов-Зернов В. В. Значение Кокандского ханства для русской торговли // Рукопись. Национальная библиотека им.А.Навои. ПУ-3579.

7.                  Бабабеков Х. Қўқон тарихи. — Б. 113.

8.                  Наливкин В., Наливкина М. Очерки быта женщин. — Т., 1888. — С.27.

9.                  Записки Русского географического общества. Т. II. — СПб., 1876. — № 5. — С.156.

10.              Федченко А. П. Оби джувоз — писчебумажная фабрика в Коканде // Сборник Русский Туркестан. — М., 1872. Вып. II.

11.              Гейнс А. К. Собрание литературных трудов. Т.II. — СПб., 1888. — С.532–535.

12.              Янжул И. Исторический опыт торговли со Средней Азией // Туркестанский сборник. Т.378. — С.98.

13.              Наши торговые договоры с владением среднеазиатских ханств // Московские ведомости. — 1868. — № 277.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle