Библиографическое описание:

Махмудов У. Р. О сопоставительной фразеологии // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 1141-1144.

Общепризнано, что во фразеологии, как «свет утра в капле росы» [2, c. 156], отражается и мудрость народа, носителя языка, и уровень его представлений о тех или иных явлениях. По фразеологическому фонду можно судить о традициях, мифах, преданиях, религиозных поверьях народа, так как в нем особенно ярко отражается национальное своеобразие культуры и языка. Иными словами, фразеология, тесно связанная с жизнью и бытом народа, как бы конденсирует весь сложный комплекс его культуры и психологии, демонстрируя его образные представления об объективной действительности.

Великий писатель М. А. Шолохов высоко отзывался о роли образных выражений в общем строе каждого народного языка: «Необозримо многообразие человеческих отношений, которые запечатлелись в чеканных народных изречениях и афоризмах. Из бездны времен дошли до нас в этих сгустках разума и знания жизни радость и страдания людские, смех и слёзы, любовь и гнев, вера и безверие, правда и кривда, честность и обман, трудолюбие и лень, красота истин и уродство предрассудков» [4, c. 241].

В. Г. Белинский, анализируя басни И. А. Крылова, писал: «Эти оригинальные русские, не передаваемые ни на какой язык в мире обороты, это неисчерпаемое богатство идиом составляют народную физиономию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство» [1, с.151].

Интенсивное развитие исследований в области фразеологии создало необходимые предпосылки для выявления и описания фразеологических систем различных языков. Следует отметить, что человеческий фактор в языке никогда не отрицался, а, напротив, постоянно подчеркивалась необходимость его учета и анализа в конкретных исследованиях. Особенно актуален этот фактор в настоящее время, когда лингвистика получила четко выраженную направленность, что в значительной степени предопределило обращение к человеку. Во всей системе языка, а во фразеологии особенно, прослеживается четко выраженная антропоцентрическая направленность, что является новым направлением в лингвистике.

Нетрудно заметить, что за последние годы в области фразеологии появились многочисленные статьи и диссертации, в центре внимания которых находится тема человеческого фактора в языке, непосредственно связанная с деятельностью человека или его свойствами, что можно объяснить популярным в настоящее время антропоцентрическим характером изучения фразеологии.

Человек и человеческий фактор стоят в центре круга исследовательских проблем процесса номинации и коммуникации. Многие лингвисты единодушны в том, что антропоцентризм является во фразеологии доминирующим. Лексика и фразеология любого иностранного языка должны быть усвоены на должном уровне, что обусловливает их правильное и корректное использование в речи. Как подчеркивают профессора Л. И. Ройзензон и Ю. Ю. Авалиани, «если лексика в своей совокупности отражает всю сумму явлений, фактов, процессов действительности, то фразеология охватывает, в первую очередь сферу переживаний и чувств, печали, радости, любви, дружбы, конфликта, борьбы, и качественную характеристику» [3, с. 207].

В последние годы существенно возрос интерес лингвистов к сопоставительному исследованию фразеологии генетически и типологически различных языков. В большинстве случаев изучаются общие и отличительные особенности фразеологических единиц в пределах определенных групп, полей и разрядов. При этом до недавнего времени исследовались факты национального своеобразия, «неповторимости», «непереводимости» фразеологических единиц, а случаи их межъязыкового совпадения или сходства либо игнорировались, либо рассматривались как случайные, несущественные, фоновые, в то время как изучение межъязыковой фразеологической общности позволяет осветить многие аспекты процессов заимствования и образования интернациональной фразеологии, выяснить общность фразеообразовательных механизмов, компонентный состав и определить факторы, обусловливающие возникновение сходных фразеологических единиц в различных языках.

Сопоставительная фразеология как самостоятельное направление зародилась в 20-е годы XX столетия. Многие ученые уделяли ей большое внимание (И. М. Вульфиус, Б. А. Ларин, В. М. Мокиенко и другие). В середине и в конце ХХ века сопоставительная фразеология получила мощный импульс развития в работах Л. И. Ройзензона, А. В. Кунина, А. Д. Райхштейна, В. Г. Гака, Ю. П. Солодуба, Е. Ф. Арсентьевой.

Особое внимание было уделено выработке системы межъязыковых фразеологических эквивалентов. Эту проблему поднимали в своих работах А. В. Кунин, А. Д. Райхштейн, М. М. Копыленко, С. И. Влахов и С. П. Флорин, С.Сятковский, Е. Ф. Арсентьева. Прослеживается несколько основных устремлений в разработке системы межъязыковых фразеологических эквивалентов:

1)        разграничение межъязыковой фразеологической эквивалентности и типологической идентичности фразеологических единиц разных языков;

2)        выявление в семантике фразеологизмов основных компонентов, которые послужили бы основаниями для установления сходств и различий фразеологических единиц разных языков;

3)        обязательный учёт внутренней формы фразеологизмов при определении межъязыковых фразеологических эквивалентов.

В исследованиях языковедов, разрабатывающих проблему межъязыковой фразеологической эквивалентности, выделялись различные компоненты семантики, на основе которых сопоставлялись фразеологизмы разных языков: значение, грамматическая структура, лексический (компонентный) состав, оценочность, эмотивность, функционально-стилистическая характеристика и т. п.

Внутренняя форма является основополагающим семантическим компонентом, определяющим значение и функционирование фразеологизмов в живой речи носителей языка.

В данной статье мы опирались на разработки системы межъязыковых фразеологических эквивалентов тех компонентов семантики фразеологизмов, которые выделены и описаны в работах многих исследователей на основе их функционально-параметрического описания. Они выделяют следующие параметры описания семантической структуры фразеологизмов: денотативный (этому компоненту соответствует обозначаемое как объективно существующий класс признаков, задающий «контуры» фрагмента действительности, той ситуации, которая имеется в действительности). Грамматический макрокомпонент семантики (он отображает все грамматические, или кодовые, свойства фразеологической единицы), оценочный макрокомпонент (он несёт информацию о ценности того, что отражается в денотативном содержании фразеологизма), мотивационный макрокомпонент (его принято соотносить с тем феноменом, который в современной лингвистике называется внутренней формой фразеологизма, а также — с фразеологической картиной мира).

Эмотивный макрокомпонент объединяет в себе всю информацию, которая соотносится с чувством-отношением субъекта к обозначаемому; эмотивность проявляет своё действие на шкале «одобрение — неодобрение», это крайние точки шкалы, между которыми располагаются другие характеристики типа презрение, пренебрежение, уничижение, порицание, ласкательность, ирония, насмешка и т. п.; стилистический макрокомпонент (главное для этого макрокомпонента — это функционально-стилистическая маркированность, которая регулируется фактами социального характера — она указывает на уместность/неуместность употребления фразеологизма в той или иной сфере коммуникации. Синтез информации, исходящей от всех макрокомпонентов фразеологизма, адекватно и полно представляет семантическую структуру фразеологизма, следовательно, параметрический анализ семантики фразеологизмов наиболее приемлем для построения полной системы межъязыковых фразеологических эквивалентов.

В нашей статье предлагаются следующие виды межъязыковых фразеологических эквивалентов:

-          межъязыковые полные структурно-семантические эквиваленты (они совпадают по всем компонентам); межъязыковые частичные структурно-семантические эквиваленты (они при семантически соотносительном значении могут иметь лексические, грамматические и лексико-грамматические различия);

-          квазиэквиваленты (это полные или очень близкие по структуре эквиваленты, которые могут иметь заметные различия в сфере употреблении, национальной культуры, образа жизни, что обычно отражается во внутренней форме фразеологизма);

-          межъязыковые функционально-смысловые эквиваленты (они совпадают по семантике, реализуют в процессе функционирования один и тот же семантический инвариант, но полностью различаются по лексико-грамматическому составу и особенностям внутренней формы;

-          межъязыковые фразеологические семантические корреляты (они переводятся посредством фразеологизма совершенно иной структуры, но соотносительного семантически, при этом корреляты могут различаться оттенками значения, образностью, стилистической характеристикой);

-          безэквивалентные фразеологические единицы (они не имеют в другом языке семантически соотносительных фразеологизмов и поэтому переводятся посредством описательного толкования).

При выработке системы межъязыковых фразеологических эквивалентов необходимо самое пристальное внимание уделить их внутренней форме, которая является наиболее важным компонентом их семантической структуры. Образ внутренней формы лежит в основе мотивации значения фразеологизма и содержит элементы национальной культуры языка. Внутренняя форма провоцирует определенное эмотивно-оценочное отношение субъекта к содержанию фразеологизма, что определяет стилистическую характеристику и особенности их функционирования в речи.

Межъязыковая фразеологическая общность складывается под действием лингвистических и экстралингвистических универсалий как результат различных форм языковых контактов и особенностей языкового развития.

Изучение способов фразеологического сближения раскрывает многообразие как миграционного, так и независимого становления типов фразеологических единиц, показывает сложность конвергентного развития фразеологии.

Сопоставительный анализ фразеологических единиц различных языков необходим для решения практических вопросов идеографического описания фразеологического материала разных языков.

Специфика русских фразеологизмов хорошо видна при сопоставлении с их эквивалентами в других языках, соотнесённых с ними по смыслу. Например: по-русски — делать из мухи слона; по-узбекски — нинадек нарсани туядек қилиб кўрсатмоқ; по-польски — делать из иглы вилы; по-чешски — делать из комара верблюда; по-английски — делать из кротовины гору.

Это сопоставление свидетельствует об оригинальности фразеологии каждого языка, в том числе и русского. В языке находят своё отражение и одновременно формируются ценности, идеалы и установки людей, то, как они думают о мире и о своей жизни в этом мире, поэтому соответствующие языковые единицы представляют собой «бесценные ключи» к пониманию этих аспектов культуры.

Подводя итог, следует отметить, что различия в индивидуальном языковом воплощении различных областей картины мира связаны со многими историческими, социо- и геоэтническими факторами, а также с культурной традицией и особенностями национальной ментальности. Сопоставительное изучение семантики и структуры фразеологических единиц в разных языках и текстах позволит получить более четкое представление о языковых процессах, а также о сходстве и различии в картине мира носителей разных языков.

 

Литература:

 

1.                  Белинский В. Г. Собр. соч. в 9 томах. Т.3. Статьи, рецензии и заметки. — М.: Художественная литература, 1976.

2.                  Ларин Б. А. Очерки по фразеологии. — М., 1977.

3.                  Ройзензон Л. И., Авалиани Ю. Ю. Современные аспекты изучения фразеологии // Проблемы фразеологии и задачи её изучения в высшей и средней школе. — Вологда, 1967.

4.                  Шолохов М. А., Собрание сочинений в 8 томах. — М., 1985.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle