Библиографическое описание:

Будаев М. Ю. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 482-485.

Вопросы, касающиеся сущности форм и методов судебного контроля в уголовном судопроизводстве Российской Федерации в последние годы исследовались весьма активно и плодотворно. Прежде всего, это связано с законодательным повышением роли суда в уголовном судопроизводстве и, как следствие, существенным расширением сферы деятельности судебного контроля в уголовном процессе Российской Федерации.

Тенденцию повышения значимости суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации следует оценить положительно, поскольку только суд занимает в соответствии с Конституцией РФ исключительное положение в системе органов уголовной юстиции Российской Федерации. Именно исключительное и независимое положение суда в уголовном судопроизводстве Российской Федерации позволяет обеспечивать наиболее эффективный и качественный контроль за обеспечением уголовно-процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации.

В ходе судебной проверки законности и обоснованности процессуальных решений и действий работников правоохранительных органов Российской Федерации и нижестоящих судов судьи должны учитывать положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Важным направлением судебного контроля в уголовном судопроизводстве. [3]

Например, санкционирование заключения под стражу обвиняемого по делу, расследуемому органами уголовной юстиции иностранного государства, в компетенцию российского суда входить не должно. В компетенцию российского суда входит проверка обоснованности сроков нахождения под стражей лица на территории Российской Федерации. Тем более, по делам об экстрадиции недопустимо участие отечественных судов в квалификации преступлений, в совершении которых правоохранительными органами обвиняется запрашиваемое лицо [2] Суды запрашиваемой стороны должны ограничиваться проверкой соответствия решения о выдаче или отказе в выдаче УПК РФ и международным договорам Российской Федерации. Тем не менее в некоторых случаях в ходе судебного контроля вышестоящие суды выявляют нарушения подобного рода. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2009 г. указаны следующие положения. Вопросы, касающиеся виновности или невиновности К., юридическая оценка его действий могут быть проверены только правоохранительными органами и судом Украины. Поэтому, признав необходимость выдачи К. лишь по ч. 1 ст. 199 УК Украины, суд необоснованно ограничил рамки уголовного преследования, фактически изменил квалификацию совершенного обвиняемым преступления на территории другого государства, т. е. вышел за пределы своей компетенции [6].Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда, отменяя постановление заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче, в числе прочих оснований отмены данного постановления указала в своем определении от 28 декабря 2010 г. следующее.

Согласно заявлению запрашиваемого лица он полностью прекратил связи с организацией, участие в которой вменяется ему запрашивающим государством, и прибыл в Российскую Федерацию на заработки. Следовательно, даже в случае признания ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, предусматривающих ответственность за создание преступного сообщества и участие в нем, тождественными ч. 1 ст. 242 УК Республики Узбекистан, запрашиваемое лицо все равно подпадало бы под действие примечания к ст. 201УК РФ и не могло быть выдано запрашиваемой стороне за указанные действиях [5]

Превышение компетенции судом, осуществляющим судебный контроль, в данном случае заключается в том, что суд запрашиваемого государства необоснованно вторгается в доказывание, осуществляемое компетентными органами иностранного государства. [4] В данном случае суд неуполномочен, проверять заявления запрашиваемого лица о том, что он утратил связи с организацией, участие в которой ему вменяется иностранным государством. Правоохранительные органы Российской Федерации не участвуют в доказывании совершения преступных действий и не могут давать им юридическую оценку.

Отметим, что указанные случаи можно рассматривать как действия, приводящие к потенциальному нарушению уголовно-процессуальных прав исследуемой категории участников уголовного судопроизводства. Одним из недостатков судебного контроля, осуществляемого судами Российской Федерации, является необоснованный отказ в производстве процессуальных действий. Как обоснованно отмечается в литературе, до настоящего времени в России не утвердилась единая практика принятия судами по ходатайствам органов расследования решений о производстве процессуальных действий.

Судебный контроль в данном случае осуществляется на территории России в отношении законности и обоснованности решений, которые принимаются следственными органами Российской Федерации. Таким образом, для обеспечения уголовно-процессуальных прав и законных интересов рассматриваемых участников уголовного судопроизводства необходимо обязательное выполнение требования о приложении к запросу процессуально оформленных документов, в которых содержится такое разрешение (санкция). Необходимость соблюдения данного условия для реализации уголовно-процессуального статуса иностранных граждан и лиц без гражданства отмечается не только российскими, но и зарубежными авторами [1].

В настоящее время в науке весьма спорным является вопрос о том, реализуется ли принцип состязательности при осуществлении судебного контроля, за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, либо он действует только на стадии судебного разбирательства.

Основными стадиями уголовного процесса являются: возбуждение уголовного дела; предварительное расследование; назначение судебного заседания; производство в суде первой инстанции; производство в суде второй инстанции; исполнение приговора.

Действительно, стороны уголовного процесса имеются не во всех его стадиях. На стадии возбуждения уголовного дела и исполнения приговора стороны отсутствуют, в связи с чем состязаться некому и не с кем.

Однако мы считаем, что на всех оставшихся стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии предварительного расследования, принцип состязательности все-таки реализуется.

Наиболее интересным и спорным вопросом в области соблюдения принципа состязательности в уголовном процессе является его соблюдение при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания, т. е. на досудебной стадии уголовного процесса.

Способ реализации данного принципа закреплен в ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно части первой, которой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 УПК РФ, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело (ч. 1 в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 220-ФЗ).

Отдельным субъектом данных правоотношений будет являться прокурор, функция которого не является односторонней, в отличие от функции защиты.

При участии в рассмотрении жалоб, поданных в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, прокурор не является стороной, не осуществляет от имени государства уголовное преследование, а лишь участвует в судебном заседании в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ, тем самым осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Фактически прокурор высказывает свое мнение (заключение) о законности и обоснованности обжалуемого действия (бездействия) либо решения, способствуя принятию правильного решения по жалобе.

Суд на данной стадии уголовного процесса выступает арбитром, проверяющим законность и обоснованность обжалуемого действия (бездействия) либо решения, и в соответствии с частью пятой ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ выносит одно из следующих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения.

Аналогичная ситуация возникает и в ходе рассмотрения судом ходатайств органов предварительного следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу/домашнего ареста, о продлении срока содержания под стражей/домашнего ареста.

В данном случае подозреваемый/обвиняемый и его адвокат являются стороной защиты, следователь/дознаватель и потерпевший являются стороной обвинения.

Прокурор также не является стороной, не поддерживает государственное обвинение, а в соответствии с п. 8 части второй ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ участвует в судебном заседании, также высказывая свое мнение (заключение) о законности и обоснованности поданного ходатайства.

Таким образом, если рассматривать состязательность как способ исследования доказательств и отстаивания сторонами своих позиций, то можно с уверенностью сделать вывод о том, что принцип состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания реализуется.

Говоря о сущности и значении принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, следует согласиться с точкой зрения М. С. Жамборова, который указывает, что содержание принципа состязательности — это закрепленные в законе приемы и методы выявления истины в судопроизводстве, предоставляющие возможность каждой стороне изложить свою правовую позицию на основе имеющихся доказательств и оспорить доказательства противоположной стороны в присутствии беспристрастного суда.

 

Литература:

 

1.      Косарева А. Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве [Текст] /Косарева А. Е. автореф. дис.... канд.юрид. наук. СПб., 2005. С. 9

2.      Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2013 г [Электронная версия] /URL: http: www.vsrf.ru

3.      Литвишко П. А. Некоторые вопросы международного сотрудничества органов предварительного следствия [Текст] /Литвишко П. А. — Международное уголовное право и международная юстиция. 2011. № 4. С. 14.

4.      Панько К. К. Фикции в уголовном праве (в сфере законотворчества и правоприменения) [Текст] / Панько К. К. дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 1998. С. 147.

5.      Чорноус Ю. Н. Тактика проведения процессуальных действий на основании запроса об оказании международной правовой помощи по уголовным делам (по законодательству Украины) [Текст] /Чорноус Ю. Н — Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. № 2. С. 25–29

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle