Библиографическое описание:

Ярманова Ю. Б. Закономерности смыслообразования в процессе понимания // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 726-729.

К вопросу моделирования процесса смыслообразования обращались представители разных наук: культурологии, философии, психологии и др.

В современной психологии смыслообразование трактуется как подключение новых объектов (явлений) к уже существующей системе смысловых связей, в результате чего появляется новый смысл, а смысловая система охватывает новые объекты (явления), которые встраиваются в систему жизненных отношений человека, приобретая новые регулирующие функции. При этом осуществляется осознание смысловых структур через рефлексию, специальные приемы психологического воздействия в результате чего человек осознает свои внутренние возможности которые могут помочь сознательной перестройке и трансформации, далее происходит осознание смысловых связей, т.е сознательное осмысление реальности, что переводит ее на новый уровень функционирования. Как утверждает Д. А. Леонтьев, и мы разделяем его точку зрения, смысл получает объяснение, приобретает определенный объем, стабильность, расширяет контекст его осмысления с помощью подключения новых смысловых контекстов.

Созвучна нашим представлениям о смыслообразовании и концептуальная интегрированная модель, разработанная И. В. Абакумовой, согласно которой в структуре смысловой динамики выделяются два взаимосвязанных процесса — смыслообразование и смысловая регуляция [1]. Смыслы, согласно этой концепции, как ситуативные, так и устойчивые являются механизмами смысловой регуляции жизнедеятельности человека. При этом считает И. В. Абакумова, смыслу присуща диадность — от минимального к максимальному насыщению, от неопределенного смысла — к определенному, выражающемуся в форме ценностного отношения, от постигаемого смысла — к постигнутому т. е. происходит смысловое развитие личности.

Источником смыслообразования является жизненный мир человека, то есть реальная действительность, и субъективный опыта жизненные отношения человека, поэтому оно имеет внутреннюю детерминацию, выражает жизненную необходимость личности, а это значит, что потенциальным источником смыслообразования может стать любой факт действительности, как самоосмысления.

Согласно И. В. Абакумовой ведущей технологией смыслообразования выступает «диалог культур», характеризующийся проблемностью и личностной значимостью и выполняющий функцию либо сближения, либо обострения смыслов, т. е. создания ситуации выбора в момент предельной смысловой насыщенности. В то же время Абакумова не исключает инсайтный характер образования смысла в определенных ситуациях, а также внедиалоговую форму поглощения менее значимого для индивидуума смысла более значимым. При создании собственной модели мира человек опирается на опыт, уже имеющийся в культуре, в частности, в текстах. Актуализация личностного опыта и его обогащение во взаимодействии с текстом требуют специальной активности, а именно понимания, которое преобразует содержания текста в осмысленное знание.

Текст — результат семиотической деятельности, организующее начало культуры, и в определенной степени ее моделью, выполняющая как коммуникативную, так и смыслообразующую функцию. Понимание мира происходит благодаря сопряжению текстов разных модальностей и культурного происхождения, что и получает целостному восприятию мира. Ю. М. Лотман [5, с. 38].

Процесс понимания сводит к сложению отдельных смысловых актов: от предметной референции смысла к его осмыслению включению в содержательный контекст, а от него — к коммуникативному выражению, диалогическому пониманию и оценочному моменту, что и обеспечивает понимание. Основными механизмами понимания считают взаимосвязанные процессы осмысления значений и смыслопорождения, на стыке которых рождаются новые образы, новые вербально значащие формы, объективирующие смысл предметной деятельности и предметной действительности [2, с.53]. В философской герменевтике в роли механизма целостного понимания, соединяющего культурную традицию и индивидуальное мировосприятие, признается принцип герменевтического круга по Х.-Г. Гадамер прямо говорит, что понимание — это «род круга», где всякая новая интерпретация ссылается на предпонимания и возвращается к нему, т. е. является эволюционным. Соответственно множественность интерпретаций является достоинством понимания» [6, с. 8]. П. Рикер, поддерживая Х.-Г. Гадамера предлагает рассматривать процесс интерпретации как движение по герменевтической дуге (Х.-Г. Гадамера — это круг) как части спирали, берущей начало в жизни, проходящей через произведение и читателя, а затем возвращающейся в жизнь. Части спирали — это этапы герменевтического понимания, воссоздающего непрерывность духовного опыта человечества, приобщение нового поколения к культуре прошлого и передачу ее будущим поколениям, т. е. по сути П. Рикер подчеркивает связь времени целостность развития культуры.

В психологии термин «понимание» рассматривается как активный внутриличностный процесс (Л. П. Доблаев, В. В. Знаков, А. Н. Славская, В. П. Зинченко, А. Л. Никифоров, А. А. Брудный, Ф. Е. Василюк и др.) и трактуется в нескольких значениях: как человеческая способность, постигать содержание чего-либо, как самостоятельный когнитивный процесс постижения смысла и как его особый результат — выявленный смысл.

В. В. Знаков [4] рассматривает понимание в разных аспектах: как процедуру осмысления логической структуры текста, как конструирование способов категоризации опыта (инвариантных и индивидуальных), как трансформацию поверхностной структуры предложения в глубинную репрезентацию, имеющую смысловой характер. По его мнению, понимание — это процесс, позволяющий субъекту понять мир и кто он в этом мире. Отсюда на первый план выходит феноменология переживаний, ценностно-смысловая позиция субъекта, когнитивные и личностные механизмы понимания, связанные с познавательной деятельностью человека.

Итак, какую бы точку зрения исследователей на понимание мы ни выбрали, главное сходится в одном: понимание — это способ осмысление мира и себя в мире. Исследуя закономерности процесса смыслообразования М. М. Бахтин использует понятие «ценностно-смысловой контекст», подразумевая под ним сочетание мира с человеком как его кругозор (изнутри) и как его окружение (извне). «Изнутри меня … мир есть предмет поступка, мысли, чувства, слова, дела; центр тяжести его лежит в будущем, должном, а не в данности предмета, наличности его в настоящем» [3, с. 121]. Ценностно-смысловой контекст несет в себе проекции личности автора, выражает его жизненную позицию и является смыслообразующим диалогом (понимание себя, переживание, осмысление, установление связи знания с собственными, понятиями, жизненными ценностями и т. д. Понятие «контекст» используют и другие исследователи, например, Н. Г. Салмин, понимания текст как семеотически организованную последовательность знаков. Понимание текста — это «дифференцировка, анализ вещей, явлений в соответствующих контексту качествах и реализация связей (синтез), образующих этот контекст» С. Л. Рубинштейн [7, с. 236]. Понимание осуществляется путем анализа внутреннего контекста (определение ситуации) я в ситуации, а также внешнего контекста (общекультурный, национальный, социальный и др.). И здесь согласимся с мнением В. В. Знакова что «проблема заключается в поиске целостного контекста, в который субъект включает все, что должно приобрести для него смысл».

Таким образом, смыслообразование означает новое понимание жизненной ситуации, переосмысление ценностей, изменение поведенческих установок, выбор адекватного способа решения проблем.

Резюмируя анализа исследования закономерностей смыслообразования в процессе понимания сформулируем несколько выводов. Прежде всего отметим, что в разных научных традициях понимание выступает как гносеологическая или онтологическая категория. Понимание в гносеологическом аспекте может рассматриваться как компонент познавательной деятельности, способ воспроизведения в сознании характеристик объективной реальности, либо ее текстового выражения. Когнитивная теория склонна утверждать, что понимание осуществляется на основе мыслительной деятельности, своеобразия жизненного мира личности, ее индивидуальной системы ценностей, поэтому уникально, а смыслообразование — это способ осмысления человеком своего места в мире и осознанный выбор жизненной позиции. Согласимся и с положениями А. Н. Леонтьева и Д. А. Леонтьева, основанными на идеях герменевтико-феноменологической философии, из которых следует, что смыслообразование — это раскристаллизация культурного опыта, в процессе которого происходит трансформация объективных знаний в личностные смыслы. Смыслообразование — это результат освоения культурного опыта, на основе различных механизмов понимания. Смыслообразование в процессе понимания выражается в построении образа мира и себя в мире, на основе ценностных предпочтений личности, жизненных интересов и мотивов.

Подчеркнем настоятельно, что для построения личностных смыслов человек использует не только культурное знание, но и собственный опыт жизнедеятельности, выполняющий роль смыслообразующего контекста, поскольку в процессе понимания обязательно помещает факт в контекстуальные рамки для актуализации заложенного в нем смысла, а уже осмысленный опыт включает в личностную сферу, т. е. знание становится «личностным», по образному выражению С.Франка, «живым знанием», входящим в индивидуальное сознание в систему отношений и творческой деятельности субъектов смыслообразования. При этом следует влияние таких факторов, как индивидуальная потребность в переосмыслении полученных знаний, а также развитость рефлексии, мышления, социальные контакты, и личностные проблемы.

 

Литература:

 

1.         Абакумова И. В. Базовые понятия классической дидактики в контексте теории смысла // Вестник ОГУ. 2002. № 8. С. 14–18.

2.         Агафонов А. Ю. Человек как смысловая модель мира. Пролегомены к психологической теории смысла / А. Ю. Агафонов. Самара: Издательский дом «Бахрах-М», 2000. 336 с.

3.         Бахтин М. М. Автор и герой в эстетической деятельности // Бахтин М. М. Автор и герой: К философским основам гуманитарных наук. СПб., 2000. С. 9–226.

4.         Знаков В. В. Основные направления исследования понимания в зарубежной психологии // Вопросы психологии. 1986. № 3. С. 163–170.

5.         Лотман Ю. М. Семиосфера. Спб.: Искусство, 2001. 704 с.

6.         Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., Медиум, 1995. 416 с.

7.         Рубинштейн С. Л. О понимании // Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973. С.236–237.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle