Библиографическое описание:

Костомаров П. И. Модальность текстов представителя немецкой народно-разговорной речи Сибири // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 819-823.

Выявлены характерные черты использования текстового признака модальности, отражающей индивидуальное отношение говорящего к явлениям действительности. Рассмотрены важные компоненты модальности, иллюстрирующие временной план повествования и особенности внутреннего мира представителя народной культуры, связанные с понятиями долга, стремления и необходимости.

Ключевые слова: модальность, языковая личность, немецкая народно-разговорная речь.

 

Понимание модальности как универсальной семантической категории требует учета антропоцентрического фактора в языке, поведения человеческой личности в процессе коммуникации (коммуникативные установки и эмоциональное состояние участников речевого общения, условия речевого общения, способы воздействия на адресата речи и т. п.), так как в центре понимания содержания модальности находится говорящий с его осознанным отношением к объективной действительности.

В лингвистике широко известно определение модальности, принадлежащее академику В. В. Виноградову. Им классифицированы средства ее выражения, «намечена их функциональная иерархия» [3, c. 5]. В работе «О категории модальности и модальных словах в русском языке» академик пишет: «Так как предложение, отражая действительность в ее практическом общественном сознании, естественно отражает отнесенность (отношение) содержания речи к действительности, то с предложением, с разнообразием его типов тесно связана категория модальности» [4, c. 55].

В дальнейшем идеи В. В. Виноградова разрабатывались с учетом взаимодействия модальности и логики. Так, В. З. Панфилов считает, что «модальность в равной мере является предметом исследования и языкознания, и логики. И если в первом модальность включается в число наиболее существенных характеристик предложения как языковой единицы, то во второй она рассматривается в качестве существенного признака суждения как формы мышления» [6, c. 37].

Рассмотрение модальности через призму взаимодействия ее с логикой свойственно исследованию швейцарского ученого Ш. Балли. «Говорящий придает своим мыслям либо объективную, рассудочную форму, максимально соответствующую действительности, либо чаще всего вкладывает в выражение в самых различных дозах эмоциональные элементы; иногда эти последние отражают чисто личные побуждения говорящего, а иногда видоизменяются под влиянием социальных условий, то есть в зависимости от реального или воображаемого присутствия каких- то других лиц (одного или нескольких)» [1, c. 27].

В структуре модальности важное место занимает синтаксис, заключающийся в совокупности содержательных значений, выражаемых элементами, которые имеют синтаксические функции как элементы структуры предложения. Е. И. Беляева отмечает, что «конституенты функционально-семантической подсистемы модальности образуют систему языковых вариантов, “языковой репертуар” категории, из которого говорящий черпает формы выражения модальных отношений в процессе общения» [2, c. 3].

В отечественном языкознании среди множества существующих попыток описания структурно-содержательного объема модальности наиболее широкое распространение получила классификация модальных значений, разработанная Г. А. Золотовой, которая, опираясь на теорию модальности, предложенную В. В. Виноградовым, выделяет три аспекта модальных отношений: «1) отношение содержания высказывания к действительности в плане его реальности / ирреальности с точки зрения говорящего — объективная модальность, реализующаяся с помощью форм глагольного наклонения, изъявительного, с одной стороны, и сослагательного, повелительного, с другой; 2) отношение говорящего к содержанию высказывания в плане его достоверности/недостоверности — субъективная модальность, получающая реализацию с помощью вводных (модальных) слов (конечно, разумеется, может быть, вероятно, должно быть и т. п.) и модальных частиц (вряд ли, едва ли, чай, небось и т. п.); 3) отношения между субъектом действия (носителем признака) и действием (признаком действия) — внутрисинтаксическая модальность, главным средством выражения которой являются модальные слова, включенные в состав предиката (глаголы мочь, хотеть, желать и др., предикативных наречий можно, возможно, надо, нужно, необходимо и др., кратких прилагательных должен, намерен, обязан и др.)» [5, c. 72].

Изучение модальности предполагает анализ и исследование различных ее признаков. Особый интерес на сегодняшний день представляет описание различных особенностей модальности на примере немецкой рядовой языковой личности, которая ещё не подвергалась в отечественном языкознании специальному изучению, что объясняется в первую очередь трудоёмкостью сбора фактического материала. В этой связи перспективной целью настоящей статьи является рассмотрение различных компонентов модальности в структуре текстовой продукции языковой личности Якова Кондратьевича Дамма (далее Я. К.) — российского немца и представителя народно-разговорной формы немецкого языка, родившегося в Поволжье и прожившего большую часть жизни в Сибири. Следует отметить, что корпус текстов исследуемого говорящего индивида записывался автором данной статьи в течение 2005–2010 гг.

Анализируя палитру модальных средств, характерных для речи Я. К., необходимо отметить, что в рамках речевой продукции актуализируемой языковой личности реализуется, прежде всего, модальный глагол können, отражающийся:

1)       в высказываниях, выражающих его способность/неспособность совершить действия в прошлом и настоящем (выражая при этом свое личное отношение к отображаемому факту):

а)     Ich kann jettst nicht viel, das Alter ist tsiemlich grouz, aver vezuche was ts machen;

б)     Ich kann wirlich helfen Enkeln, Rente ist gut, daraus kann man vie nuttsen;

2)       в высказываниях, относящихся к возможности других лиц совершать поступки в прошлом и настоящем:

а)     der Kamerad mir konnte helfen, wir gehen in die Kommendatur und dort die Probleme lεzen;

б)     Die Frau mich jettst gut vertraken kann, gut leven kεnnen;

в)     Kapitan nicht ins Haus konnte ainladen, macht aver die Geschenke;

Модальный глагол wollen в дискурсе Я. К.реализуется:

1)      в высказываниях, относящихся к стремлению или его отсутствию у других лиц совершить действия, произошедшие в прошлом и настоящем:

а)     die Bauer wollen leven gut, haven Potenzial aver Macht zah das nicht;

б)     der Prεzident uns wollte lehren und enden schlechtes Leven, giv Kraft und Untestittsunk;

в)     Putin wollte mit Merkel sprechen politisch und wirtschaftlich gut;

В речи Я. К. модальный глагол müssen встречается

1)         в высказываниях, описывающих его состояние долженствования или необходимости выполнения определенных действий:

а)     Ich muss jettst sorken fir die Familie, maine grouze Familie;

б)     Ich muste in Pilorama viel arvaiten, schuften, wirklich viel;

2)         в высказываниях, выражающих необходимость выполнения определенных действий со стороны других лиц:

а)     Der Polkownik musste brinken uns in Wakonen laden und in andere Orte;

б)     Die Daitschen mussten mit Ruzen leven in Frieden, in grouzen Frieden;

Основными лексико-синтаксическими средствами выражения субъективной модальности служат вводные (модальные) слова, словосочетания и предложения. Модальные слова, модальные синтаксические группы и вводные модальные предложения дополняют общую модальную характеристику предложения. В немецком языке существует группа модальных слов, выражающих предположение, неуверенность, сомнение. Модальные слова выражают субъективное отношение говорящего к высказываемой в предложении мысли и имеют значение предположения, сомнения, вероятности, уверенности. К ним относятся такие модальные слова, как scheinbar, angeblich, hoffentlich, vermutlich, wahrscheinlich, mutmasslich, etwas, möklich, womöglich, möglicherweise, möglichenfalls, vielleicht, wohl, kaum, schwerlich. Поскольку их функцией является передача отношения говорящего к высказыванию, максимальная реализация семантики отношений модальных слов и словосочетаний возможна лишь в рамках предложения и контекста. Вводные (модальные) слова и словосочетания соотносятся со всем предложением или с одним из его членов, придавая определенное субъективное модальное значение соответственно всему предложению или его члену.

В высказываниях Я. К. данные модальные слова реализуют значение вероятности или возможности оценки ситуации:

1.      Ich hatte ainen Nachvaren... er war von Ukraine..., hat mir Speck tsugegriffen angevoten..., Speck war zo schmeckhaft, isch az gerne, nie have ich zo gekezen, viellaicht das war das beste Speck... ich hav in main Leven gekezen..., mir auch Retsept gezakt... wie er das machte... может, понадобится когда-нибудь..., das Speck war mit прослойками жира, мяса, различные специи он там добавлял, было очень вкусно, очень вкусно;

2.      In der Schule lernte ich gut, flaizik, gute Noten hatte, wahrschainlich var verbunden mit Streven, belehrt tsu zain... rechnen und lezen, richtik alles machen, waiter aver nicht lernen, inneres Streven war, enttauscht waren die Eltern... wenn schlechte Noten brachte.

В высказываниях Я. К. также преобладают модальные слова, выражающие собственное подтверждение. К ним относятся такие модальные слова, как bestimmt, durchhaus:

1.      Wenn wir, ich und maine Frau nach Ukraine floken, haven Urlauv... das Wetter war zehr schon... haven den Stadtbummel... Geschεfte gehen... maine Frau Klaid kaufen... Bestimmt haven Geld, nicht viel aver... wollte rot kaufen... aver im Geschεft war kaine Grεze, пошли в другой магазин, там было другое платье, синее, оно понравилось больше, и мы решили его купить.

2.      Mein Vaader hatte Buch... Relikionsbuch... в переплете такая, как сейчас помню, Kirchenbuch... Er gink mit in die Kirche in Schillink... wenn Dienst war... ginken auch fast alle Schillinker... Durchaus... mit Mutter ginken... zie viele Zorken mit uns, Kindrn... aver многое надо было по дому делать, но никогда не забывали посещать церковь, этот день, когда они туда ходили, был какой-то особенный для них.

Информант использует также модальные слова, выражающие подтверждение с одновременным выражением уступительности. К ним относятся такие модальные слова, как allerdings, freilich:

1.      Der Vorzittsende kommt und gratuliert Geburtstak den Menschen. Ab Fraitak, das war am Fraitak schlaken die Geburtstaksmenschen Schmaus auf. Frailich, kainer wollte nach Schmaus amizieren.

2.      Bis spetεstens Mittak wir fertik zain... allerdinks zoll alles blittsen und vor allem blinken. Dann zunken die Knaven mit Mεdeln, den Tsuschauern waren... gantse Rayon war da..., war war in mainem Gedεchtnis fiir lanke Tsait.

Для дискурся Я. К. также характерно употребление модальных слов, выражающих подтверждение со значительным оттенком, основанного на внешних, видимых данных. К таким модальным словам относятся offenbar, offenkundig:

1.      Der Garten plattste offenvar aus allen Nεhten: Viele Schillinker arvaiteten bai strahlendem Zonnenschain und hochen Temperaturen... dann faierten Ernte. Zakten ainike zolches Fest hat noch kainen anderen im Dorf. Recht hat er.

2.      Aver was man auch anderes erwarten kεnnen... nicht nur die besten Arvaiter in Zibirien zondern die besten... Offenvar war das verdient... bai vielen schainte es zo... они смотрели на нас и пытались так же хорошо работать, но было сомнение, ради чего мы так напрягаемся и кому это все нужно.

Реплики Я. К. содержат модальные слова, выражающие уверенность путем отрицания keinesfalls: Ich hav schon... в рамках нашей деревни und Zaratow Gebiet не было никаких проблем... alle verstanden wir zind Daitsche... aver wir levten in Zovietunion... Russland und Daitschland waren unzere Haimat... хотя туда и многие в начале 90-х годов и поуезжали, трудно им там было, но не было никакой вражды между деревнями... kainesfalls... wir konnten nicht denken, dass es Probleme und Konflikte tswischen unzeren Vεlkern konnte zain.

Многообразие модальных значений и их оттенков, выражаемых модальными словами и словосочетаниями, наряду с их синтаксической подвижностью и их способностью вносить разнообразие в ритмическую организацию текста и воздействовать на функциональную перспективу, является важным фактором, влияющим на широкое употребление элементов в речи для оптимальной реализации намерения высказывания.

Модальность может быть также представлена при помощи ряда языковых средств, реализующих данный признак, а именно модальных частиц. Они сообщают речи эмоциональную окраску, живость, гибкость и неповторимый колорит.

В речи Я. К. модальные частицы в зависимости от значения и роли в

предложении можно подразделить на следующие группы:

1.      Отрицательные частицы gar nicht, bei weitem nicht:

а)     Die Vortszaichen fir baide Generationen waren nicht mehr tsu zehen... gar nicht... die Menschen, Daitschen, die jettst in Daitschland leven..., leven natirlich bezer... als wir... die 80 oder 90 Jahre alt zind;

б)     Die Menschen hatten gute Tsahl guter Chancen nicht genutzt. Daitsche..., haitige Russlanddaitsche hatten gar nicht getsaikt, wie muss man leven... in Daitschland zoll... auf wenike Worte beschrεnkte der Mann..., der tsu uns in Ruzisch-Daitsch Haus kam. Zie zind nicht gezund zurickgekehrt und zammelten ihre perzεnliche Erlebnize, wie zie in Russland levten;

в)     Wir mizen brinken unzer Leven auf den Platts... wir fahren mit Ambitionen.... literarisch gezakt... in Zibirien... nicht hier sterven... arvaiten, bauen, Kindr ertsiehen... Aver das Leven bai waitem nicht viele Vortaile gebracht... viele waren nicht nicht gants so tsufrieden, haite givt es kainen Grund tsur Unruhe.

2.      Вопросительная частица denn:

a)      Probleme grεzer zain zollten als es den Anschain hatte, hatte Tsukunft... nach dem Kriek wieder nach Schillink fahren... Hochtsait gehavt... Denn kann man zolche Junks in der Front schicken... schlecht gedacht... aver Kriek ist Kriek.

3.      Указательная частица da:

a)      Ich bin froh, wir nach ainiker Tsait mit unzeren Repuvliken... Aignunk ertsielt haven... alle mizen verstehen... wir traken pozitiven Entwicklunk, da... Die Mihen gut gefallen und liez ivertsaigenden Aindruck... Putin, Medwedjew действительно хотят постараться, чтобы отношения между нашими странами лучше были, а не как в прошлом году с Грузией.

4.      Уточняющая частица eben:

а)     Laite haven es laicht, zie mizen mit Hoffnunk durch das Leven zo fahren, um das Leven bezer machen... Even... dieze пытаюсь я иной раз на собрании у нас сказать, когда молодежь приходит... In Zukunft kann jeder Junke oder Mεdel in die свободное плавание treten... die Bewegunk muss konsequent zain и родители должны это объяснит детям.

5.      Ограничительно-выделительные частицы nur, ja:

а)     Nur die Kindr wollten aus Schillink nich fahren, ich kan zaken, wir hatten aine Familie in Nachbarschaft, zie haven ja drai Kindr...

б)     Ja, Nachbarn, видишь, ganz an der Wolka geleken unzer Dorа. Так, вот, тут, hier, hier, grouzes Dorf und hier daitsche, noch waiter auch daitsche.

в)     Ja... ainmal sie im Buch рецепт блинов увидела... tsu kochen... folgende Tsutaten gebraucht: Taik, Mehl, ain Ai, Milch, Zalts und Muskat genommmen.

6.      Восклицательная частица was für:

a)      Was firgoldene Dekade fir uns war die daitsche Wiederverainigunk! Tswischen 1989 und 1990 hatten wir ain aintsikes Gefihl... und das hat nicht verloren... schon kurts juvelte die Daitschen in tszwai Daitschland, die Arme in die Hεhe rizen, zie wussten, der Lauf in Tsukunft nicht mehr stoppen war.

7.      Со значением сомнения частица verwunderlich:

a)      Medwedjew und Merkel pazen gut tsuainander... zie pazen tsainander. Das ist tsu zehen in gesichten Gesten, Reden, Gesprεchen... zie verstahen ainander zehr gut, hoffen Kompromize tsu Problemen tsu finden... Am wichtiksten empfinden die Menschen in Daitschland und Russland... Nutzen Partnerschaft... Die gute Kommunikation ist nicht verwunderlich, zait vielen Tsaiten verstehen daitsche die Ruzen.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что важным текстовым признаком в речевой продукции Я. К. является модальность. В качестве основных компонентов модальности информанта выступают модальные глаголы (können, wollen, müssen), вводные модальные слова, отражающие субъективное отношение говорящего к высказыванию (вероятность оценки ситуации, подтверждение, уверенность путем отрицания и др.), а также совокупность модальных слов, носящих оттенок вопроса, указания, уточнения, восклицания, усиления и сомнения. Модальные слова и частицы относятся не к отдельному слову или словосочетанию, а ко всему предложению в целом.

В предложении они играют большую коммуникативную роль, сообщая высказыванию различные оттенки субъективной модальности: говорящий не только информирует своего собеседника о чём-то, но и одновременно выражает своё отношение к сказанному и к собеседнику. Модальные слова и частицы помогают понять цели и намерения говорящего, его эмоциональную оценку содержания высказывания.

 

Литература:

 

1. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка [Текст] / Ш. Балли. — М.: Едиториал УРСС, 2001. — 416 с.

2. Беляева, Е. И. Функционально-семантические поля модальности в английском и русском языках [Текст] / Е. И. Беляева. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. — 180 с.

3. Ваулина, С. С. Языковая модальность как функционально-семантическая категория (диахронический аспект) [Текст] / С. С. Ваулина. — Калининград: Изд-во Калинингр. ун-та, 1993. — 70 с.

4. Виноградов, В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке [Текст] / В. В. Виноградов // Избр. тр. Исследования по русской грамматике. — М.: Наука, 1975. — С. 53–87.

5. Золотова, Г. А. О модальности предложения в русском языке [Текст] / Г. А. Золотова. — Филол. науки, 1962. — № 4. — С. 65–79.

6.    Панфилов, В. З. Категория модальности и ее роль в конституировании структуры предложения и суждения [Текст] / В. З. Панфилов. — Вопр. языкознания, 1977. — № 4 — C. 36–48.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle