Библиографическое описание:

Вьюнов В. Н., Нур Ф. И., Сидельникова А. А., Бочкова Т. В., Смутина В. В., Шарова М. В. Анализ экономических показателей промышленности Республики Казахстан как страны-участника Таможенного союза ЕАЭС // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 250-253.

Целью статьи является рассмотрение роли Казахстана в формировании и развитии Таможенного союза (ТС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В настоящее время, в рамках научной работы кафедры Современные торговые операции Север-Юг Московского государственного университета пищевых производств исследования по вопросам развития деятельности таможенного союза ЕАЭС и Всемирной торговой организации являются одними приоритетных [1–11]. Особое значение для научно-преподавательского состава МГУПП становится с 2014 года и проведение совместных исследований с коллегами из Казахстана [12–13].

В начале статьи, авторам показалось указать на показатель общего потенциала Казахстана, как значительного субъекта постсоветского мира. К 1991 г. по объему ВВП Казахстан занимал 3-е место в СССР, 2-е по территории и 4-е по численности населения. Ввиду узкой специализации (добывающая и перерабатывающая промышленности, сельское хозяйство) и разделения труда в рамках экономики СССР в республике душевой НД составлял только 73 % от среднесоюзного.

К 1940 г. на обширных пространствах Казахстана были построены десятки крупнейших заводов, фабрик, шахт, рудников, новые железнодорожные магистрали, крупные сельскохозяйственные предприятия, получило интенсивное развитие животноводство. Всё это позволило Казахстану в больших масштабах снабжать фронт и тыл Советского Союза сырьём, техникой, вооружением и продовольствием в годы ВОВ.

Буквально за 30 лет (с 1955 по 1985 г.) на территории советского Казахстана было построено 43 города, которые являлись промышленными центрами. По статистике 1965 г. Казахстан выпускал 10,6 % высоковольтной аппаратуры, 6,5 % прокатного, 10 % обогатительного оборудования к их общему производству в стране. В советские времена в республике производились химикаты, машины и оборудование, бакалейные товары, синтетический каучук, текстильные и многие другие изделия обрабатывающей промышленности.

За годы Советской власти Казахстан превратился в крупный индустриально-аграрный регион, где были созданы мощные центры энергетики, металлургической, топливной, химической и машиностроительной промышленности, игравшие значительную роль в единой экономике СССР. Ныне Республика Казахстан (РК) является крупным производителем цветных и чёрных металлов, урана, угля, нефти, зерна, продуктов животноводства. Казахстан для СССР был важнейшей природной «копилкой» ценнейшего сырья, т. к. в республике находилось 20˗50 % разведанных запасов каменного угля, железной руды, цветных металлов (меди, свинца, цинка, вольфрама, кобальта).

Доминирование добывающей, обрабатывающей и военной отраслей начала 1990-х годов в Казахстане определило то, что за счёт собственного производства удовлетворялось лишь 42 % потребления товаров бытового назначения. Казахстан сформировался и во многом оставался сырьевым придатком экономики СССР. Вот почему Казахстан до сих пор остаётся во многом страной с первичной экономикой — добывающей промышленность и сельским хозяйством, но с богатейшими запасами полезных ископаемых. Сырьевые товары в стоимости экспорта Казахстана начала 2000-х гг. составляли 90 %.

В начале 1990-х гг. социально-экономическое положение Казахстана после развала СССР и разрыва экономических связей республик, резкого спада производства, гиперинфляции и роста цен в десятки раз, расстройства финансово-кредитной системы, снижения доходов и уровня жизни большинства граждан требовало радикальных реформ. Так, НД в 1991 г. упал на 10 %, в 1992 г. — на 15 %, промышленное производство в 1992 г. сократилось на 15 %. В 1994 г. ВВП упал на 25 %. По многим показателям производство и потребление снизилось до уровня 1970 г., объём продаж основных продуктов упал в 2 раза [14].

С аналогичными проблемами социально-экономического развития столкнулись все бывшие республики Советского Союза. Поэтому в рамках СНГ предпринимались различные попытки интеграции [15].

В январе 1995 г. Россия и Беларусь приняли соглашение о ТС двух государств с целью создания единого рынка товаров, услуг, капитала, труда, восстановления экономических связей, укрепления таможенного режима. Позднее к ним присоединилась Республика Казахстан. Между тремя странами был заключен договор о ТС, основными целями провозглашались:

-          обеспечение устойчивого экономического развития, свободного товарооборота и добросовестной конкуренции;

-          укрепление координации экономической политики стран;

-          создание условий для формирования общего экономического пространства;

-          облегчение выхода стран ТС на мировые рынки.

Договор об учреждении ЕврАзЭС был подписан 10 октября 2000 г., перед которым ставилась цель — эффективное продвижение процессов формирования стран участниц — ТС на основе свободного перемещения ресурсов, помощи при структурной перестройке экономик, проведения согласованной социально-экономической политики участников ЕврАзЭС.

6 октября 2007 г. лидеры трёх государств ЕврАзЭС подписали следующие документы: Договор о комиссии ТС; Договор о создании единой таможенной территории и формировании ТС; Протокол о порядке вступления в силу международных договоров, формирующих договорно-правовую базу ТС, определяющих порядок выхода из них и присоединения к ним.

В июле 2010 г. на территории стран — участниц ТС начал действовать Таможенный кодекс ТС, и фактически было создано единое таможенное пространство.

Однако не все уверены, что Таможенный союз нужен Казахстану. По мнению некоторых казахстанских экспертов, страна только проигрывает от участия в этом объединении.

К примеру, директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов уверен: данные о деятельности Таможенного союза за первые восемь месяцев 2011 г. показывают, что ТС не приносит стране экономической выгоды.

«В качестве основной выгоды для Казахстана назывался большой рынок сбыта, однако цифры говорят о том, что Казахстан сам стал рынком для стран ТС, точнее для России. Так, например, если доля стран ТС в казахстанском экспорте выросла на 18,9 %, то рост доли в импорте составил 34,6 %, то есть почти в два раза больше. И это несмотря на двукратный рост абсолютных показателей», — отмечает эксперт [16].

Тем не менее, несмотря на пессимистический настрой экспертов, показатели экспорта товаров во внешней торговле с третьими странами выросли: в 2008 г. — 64,8 млрд. долл. США, в 2013 г. — 78,8 млрд. долл. США. Импорт товаров во внешней торговле с третьими странами увеличился с 23,7 до 30,1 млрд. долл. США (за тот же период); взаимная торговля с РФ выросла до 23,9 млрд. долл. США. Промышленное производство в 2010 г. выросло до 109,6 % к 2009 году, но в 2013 г. упало до 102,5 % по отношению к 2012 г., а продукция сельского хозяйства выросла на 111,6 % по отношению к 2012 г. [17].

Исходя из этих показателей можно сделать вывод, что не так всё плохо, как ожидали эксперты-пессимисты.

В 2013 г. объем взаимной торговли членов ТС вырос (в млрд. долл. США):

-        РБ с РФ с 28 млрд. долл. в 2010 г. до 40 млрд. долл.;

-        РБ с РК с 800 млн. до 900 млн. долл.;

-        РК с РФ с 18 млрд. до 24 млрд. долл. [4].

Доля РК и РБ во взаимной торговле крайне незначительна за все последние годы и находится в пределах 1–2 % экспорта и импорта каждой страны. Вклад членов ТС в совокупный экспорт в 2013 г. составил: РФ — 63 % (против 65 % в 2010 г.), РБ — 28 % (22 %), РК — 9 % (13 %) [18].

Для того чтобы Казахстан добился положительных результатов от участия в Таможенном союзе, ему необходимо работать вместе со своими партнеёрами над сокращением затрат, по содействию развитию торговли и на преодоление барьеров при пересечении границы, а также над устранением нетарифных барьеров, включая санитарные и фитосанитарные требования.

В октябре 2014 г. Россия, Белоруссия и Казахстан подписали национальные законы о ратификации Договора о создании ЕАЭС, который вступил в силу 1 января 2015 г. Цель создания ЕАЭС — обеспечить интенсификацию интеграционных процессов участников, переход к открытой модели сотрудничества.

Эксперты не торопятся делать какие-либо смелые прогнозы о работе ЕАЭС и роли Казахстана. «Крайне желательно, чтобы Россия не стала единственным локомотивом интеграции. «Евразия — не синоним России». Необходимы и другие активные игроки. В этом плане критично сохранение важной роли Казахстана» [19]. Перспективы развития ЕАЭС во многом будут зависеть не только от экономических факторов. На постсоветском пространстве практически отсутствуют демократические политические режимы и институты. Практически повсеместно утвердились режимы личной власти, что крайне сдерживает процесс демократизации выработки совместных позиций и решений в рамках ЕАЭС. Эти режимы тесно связаны с ресурсным сектором экономики, что противоречит стратегии диверсификации и в итоге и интеграции экономик. Доминирование ресурсной экономики внутри стран ТС ограничивает эффект от интеграционного взаимодействия, т. к. ведущие нефтегазовые отрасли России и Казахстана всё равно ориентированы на экспорт [20–23].

 

Литература:

 

1.         Скляренко, С. А. Роль таможенных органов в системе государственного надзора и контроля в области обеспечения качества и безопасности ввозимой продукции/ C. А. Скляренко, Б. П. Нечаев, А. В. Тимошина, Е. В. Перегудова, Т. Д. Моргунова// Молодой ученый. 2014. № 10 (69). С. 332–333.

2.         Нечаев, Б. П. На XIV Международной таможенной выставке «Таможенная служба — 2013»/ Б. П. Нечаев, Т. А. Герасимова, С. А. Скляренко// Молодой ученый. 2014. № 3(62). С.662–663.

3.         Мастихин, А. А. Последствия вступления в ВТО для отечественной фармацевтической промышленности/ А. А. Мастихин, Е. А. Савина, К. А. Попов, М. О. Стригина, М. Г. Филиппова// Молодой ученый. 2014. № 6 (65). С. 453–455.

4.         Еделев, Д. А. Система стандартов Комиссии Codex Alimentarius/ Д. А. Еделев, В. А. Матисон, Е. А. Будагова, М. К. Майоров// Пищевая промышленность. 2014. № 11.

5.         Еделев, Д. А. Регулирование торговых отношений в странах-членах ВТО на основе многосторонних соглашений/ Д. А. Еделев, В. М. Кантере, В. А. Матисон// Пищевая промышленность. 2013. № 9. С.54–58.

6.         Еделев, Д. А. Международный опыт обеспечения безопасности продуктов питания/ Д. А. Еделев, В. М. Кантере, В. А. Матисон// Пищевая промышленность. 2010. № 11. С.5–6.

7.         Еделев, Д. А. Обеспечение безопасности продуктов питания на территории Таможенного Союза при введении в действии технического регламента ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции»/ Д. А. Еделев, В. М. Кантере, В. А. Матисон// Пищевая промышленность. 2013. № 5. С. 8–14.

8.         Еделев, Д. А. Принципы гармонизации и эквивалентности в многостороннем соглашении ВТО по санитарным и фитосанитарным мерам (SPS)/ Д. А. Еделев, В. А. Матисон, Н. В. Майорова, М. А. Прокопова// Пищевая промышленность. 2013. № 12. С.34–37.

9.         Еделев, Д. А. Особенности требований Всемирной торговой организации в отношении продовольственных товаров/ Д. А. Еделев, В. А. Матисон, Н. В. Майорова, М. А. Прокопова// Пищевая промышленность. 2013. № 11. С.22–25.

10.     Соболев, А. Б. Торговая политика России в условиях членства в ВТО/ А. Б. Соболев, В. А. Матисон, Д. А. Еделев, Майорова, М. А. Прокопова/ Москва. 2013.

11.     Матисон, В. А. Обеучение по программе «Вступление России в ВТО. Проблемы и перспективы» на основе применения компетентностного подхода и системы кредитов/ В. А. Матисон, Д. А. Еделев, Майорова, Ст. Игнар, М. А. Прокопова/ Москва. 2013.

12.     Татуев, А. А. Диверсификация в промышленности: понятие, сущность, этапы развития и проблемы применения/ А. А. Татуев, С. Т. Зиядин, А. К. Ибраева// Вестник Алтайского государственного аграрного университета. 2015. № 1 (123). С.175–182.

13.     Тужилкин, В. И. Информационно-моделирующие системы в технологии сахара/ В. И. Тужилкин, В. А. Ковалёнок, К. А. Урузбаева// Сахар. 2014. № 3. С. 53–55.

14.     Казахстан: реалии и перспективы развития / Под общ. ред. Е. М. Кожокина. — М.: РИСИ, 1995. С. 20–24.

15.     Вьюнов, В. Н. Евразийская интеграция: сложный и длинный путь/ В. Н. Вьюнов, Ф. И. Нур, А. Е. Пискарев, Т. А. Иванова, М. А. Самсонова, А. А. Сидельникова// Молодой ученый. 2015. № 2. С.258–260.

16.     Бизнес.LIFE. 22 февраля 2012 года.

17.     Государства — члены ТС и ЕЭП в цифрах. Статистический ежегодник. 2014 год. — М.: Евразийская экономическая миссия, 2014.

18.     Белорусский экономический журнал. 2013. № 3. С. 66.

19.     Государства — члены ТС и ЕЭП в цифрах. Статистический ежегодник. 2014. — М.: ЕЭК, 2014. С. 233.

20.     Винокуров, Е. Ю. Прагматическое евразийство/ Е. Ю. Винокуров // Россия в глобальной политике. 2013. № 2.

21.     Биганова, М. А. Межрегиональная интеграция как фактор конкурентного развития мезоэкономического пространства/ М. А. Биганова// Terra Economicus. 2012. T.10. № 4–3. С.199–201.

22.     Биганова, М. А. Социально-ориентированная экономика как реализация тенденции глобализации национальной экономики/ М. А. Биганова// Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова. 2011. № 4. С.291–295.

23.     Биганова, М. А. Глобализация национально-государственной экономики как предпосылка реализации ее производственного потенциала/ М. А. Биганова// Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова. 2012. № 1. С.351–358.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle