Библиографическое описание:

Сенцов А. Э., Онищенко А. К. К проблеме исследования концептуальной метафоры // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 802-804.

Ключевые слова: анализ дискурса, концептуальная метафора, теория метафоры, когнитивный подход, метафорическая модель.

 

В настоящее время крайне важным направлением анализа дискурса является концепт-анализ. Одним из важнейших понятий для анализа дискурса в целом и политического концепт-анализа в частности является когнитивная / концептуальная метафора.

Следует отметить, что «анализ встроенной в политический концепт метафорики есть путь к постижению социально-политического смысла концепта» [5, c. 151]. Метафору в современной когнитивной лингвистике принято определять как «ментальную операцию, как способ познания, категоризации, концептуализации, оценки и объяснения мира» [2, c. 18].

Когнитивный подход к метафоре переосмыслил ее роль не только в обыденной речи, но и в научном познании. Изучение метафор в языке научного описания стало возможным именно благодаря разработке проблематики концептуальной метафоры в когнитивной лингвистике. В современной когнитивистике одним из самых перспективных направлений является описание метафорических моделей, развивается теория концептуальной метафоры [6, c. 57]. В данном направлении исследования ведут такие ученые, как М. Джонсон, Дж. Лакофф, А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, А. П. Чудинов и др. (довольно часто исследования проводятся на материале политического дискурса).

Основное положение когнитивной теории метафоры, разработанной американскими учеными Дж. Лакоффом и М. Джонсоном в монографии «Метафоры, которыми мы живем», заключается в следующем: «… В основе процессов метафоризации лежат процедуры обработки структур знаний — фреймов и сценариев. Знания, реализующиеся во фреймах и сценариях, представляют собой обобщенный опыт взаимодействия человека с окружающим миром — как с миром объектов, так и социумом» [3, c. 157].

Отечественные исследователи подчеркивают, что «именно в монографии Дж. Лакоффа и М. Джонсона была разработана теория, которая привнесла системность в описание метафоры как когнитивного механизма» [2, c. 24]. В настоящее время когнитивному подходу к исследованию метафоры принадлежит центральное место в современной метафорологии, а предложенная Дж. Лакоффом и М. Джонсоном теория в наши дни широко признана в мировой науке. Она применяется в практических исследованиях самого широкого спектра.

Согласно американским исследователям, «наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы думаем и действуем, по сути своей метафорична. Метафоры заложены уже в самой понятийной системе мышления человека, тем не менее, понятийная система нами не осознается. Выполняя многие повседневные дела, мы думаем машинально и действуем по определенным схемам» [2, c. 25]. По мнению Дж. Лакоффа и М. Джонсона, «метафоры пронизывают всю нашу жизнь не только в языке, но и в мышлении, и в действии» [2, c. 56].

Благодаря такому подходу, метафора оказывается за рамками языковой системы. Она рассматривается как явление взаимодействия культуры, языка и мышления. В монографии «The contemporary theory of metaphor» Дж. Лакофф и М. Джонсон строго дифференцируют понятия «концептуальная метафора» и «метафорическое выражение», особо обращая внимание, что «локус метафоры — в мысли, а не в языке» [7].

Исследователи на материале английского языка выделяют системы метафор, которые базируются на точках зрения по отношению к определенным объектам обозначения, принятых в обществе. Подобные метафоры они называют концептуальными. По словам Дж. Лакоффа и М. Джонсона, «термин «концептуальная метафора» позволяет дифференцировать языковые средства выражения и лежащий в их основе когнитивный процесс, то есть понимание одного явления в терминах другого» [3, c. 262].

Таким образом, концептуальные метафоры представляют собой «устойчивые соответствия между областью источника и областью цели, зафиксированные в языковой и культурной традиции общества» [1, c. 37]. Дж. Лакофф говорит о том, что «согласно теории концептуальной метафоры в основе метафоризации лежит процесс взаимодействия двух структур знаний (фреймами и сценариями) двух концептуальных доменов — сферы-источника (source domain) и сферы-мишени (target domain).

В результате метафорической проекции (metaphorical mapping) из сферы-источника в сферу-мишень, сформировавшиеся в результате опыта взаимодействия человека с окружающим миром, элементы сферы-источника структурируют менее понятную концептуальную сферу-мишень, что составляет сущность когнитивного потенциала метафоры. Базовым источником знаний, составляющих концептуальные домены, является опыт непосредственного воздействия человека с окружающим миром. Метафорическая проекция осуществляется не только между отдельными элементами двух структур знаний, но и между целыми структурами концептуальных доменов. Предположение о том, что при метафорической проекции в сфере-мишени частично сохраняется структура сферы-источника, получило название гипотезы инвариантности (Invariance Hypothesis)» [8, p. 54–71].

Э. В. Будаев отмечает, что «когнитивная топология сферы-источника в некоторой степени определяет способ осмысления сферы-мишени и может служить основой для принятия решений и действия» [2, c. 21]. По мнению Дж. Лакоффа «концептуальные метафоры являются неотъемлемой частью культурной парадигмы носителей языка. Находясь в сознании людей, они настолько привычны, что зачастую не осознаются как метафоры» [7, p. 210].

Все вышеизложенное дает основания заключить, что термин «концептуальная метафора» в понимании Дж. Лакоффа и М. Джонсона дает возможность отделить когнитивный процесс, который лежит в основе языковых средств выражения, от самих этих средств.

В связи с этим, американские исследователи выделяют некоторое количество когнитивных метафор, действующих в сознании человека. С помощью когнитивной метафоры становится возможным осмысление одних концептов через другие, которые служат эталоном, являются базовыми.

Так, политический концепт будущего в программных текстах политических партий осмысливается с опорой на базовые концепты «Родина», «государство», «благо», «народ» и др. По словам М. Минского, «аналогии, основанные на когнитивной метафоре, дают нам возможность увидеть какой-либо предмет или идею как бы в свете другого предмета или идеи, что позволяет применить знание и опыт, приобретенный в одной области, для решения проблемы в другой области» [4, c. 52].

На основе примеров из повседневного языка Дж. Лакофф и М. Джонсон приходят к выводу о том, что метафора представляет собой важнейший концептуальный механизм, который помогает нам понять абстрактные понятия, рассуждать о них. Подобный механизм присущ сознанию любого человека, говорящего на том или ином языке. Метафоры существуют в концептуальной системе человека.

Именно поэтому становятся возможными метафоры как языковые выражения. Дж. Лакофф отмечает, что «когнитивные метафоры задают ассоциации между сложившимися концептуальными категориями, порождая более частые языковые метафоры. Вместе с тем, система общепринятых концептуальных метафор главным образом автоматична и воспринимается как самоочевидное описание мыслительных процессов» [3, c. 26].

Итак, вывод, сделанный американскими исследователями, сводится к тому, что «метафора принадлежит не только языку, т. е. не только словам. Мы утверждаем, что процессы человеческого мышления во многом метафоричны. Это то, что имеется в ввиду, когда мы говорим, что концептуальная система структурирована и определена с помощью метафоры» [3, c. 27].

К настоящему времени в отечественной когнитивистике также наметились несколько подходов к исследованию когнитивной метафоры. Исследователи А. Н. Баранов и Ю. Н. Караулов разработали совместно дескрипторную теорию метафоры. Категории данной теории опираются не на когнитивную теорию метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона.

В дескрипторной теории метафоры трактовка метафорической модели отлична от понимания в рамках когнитивной теории метафоры. В последней «метафорическая модель интерпретируется как пара сущностей — соответствие между элементами источника и элементами цели» [3, c. 12]. В рамках дескрипторной теории «метафорической моделью (М-моделью) называется совокупность семантических понятий, относящихся к одной и той же области человеческого знания. Метафорическая проекция представляет собой функцию отображения элементов области источника в элементы области цели. Тем самым, источник оказывается областью отправления функции отображения, а цель — областью прибытия, в результате чего формируется соответствие между источником и целью» [1, c. 33–34].

Таким образом, в теории А. Н. Баранова и Ю. Н. Караулова метафорическая модель понимается отлично от позиций когнитивной теории метафоры, поскольку «словоупотребление, принятое в дескрипторной теории метафоры, отражает именно языковой аспект функционирования метафоры» [3, c. 12].

Вместе с тем, метафорической моделью становятся области источника, характеризующиеся однородностью с позиции человеческого опыта. В этом смысле, по мнению отечественных исследователей, «М-модель в дескрипторной теории метафоры — это языковая метафорическая модель» [1, c. 37].

Таким образом, метафора крайне важна для анализа политического дискурса. Метафорические модели выражения политических концептов помогают описывать и анализировать соответствующие концепты.

 

Литература:

 

1.       Баранов А. Н. Метафорические модели как дискурсивные практики // Изв. Рос. АН. Сер. лит. и яз. — 2004. — Т. 63, № 1. — С. 33–43.

2.       Будаев Э. В. Становление когнитивной метафоры // Лингвокультурология. — Екатеринбург, 2007. — Вып. 1. — С. 16–32.

3.       Лакофф Дж. Метафоры, которыми мы живем: пер. с англ. / Дж. Лакофф, М. Джонсон; под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. — М.: УРСС, 2004. — 256 с.

4.       Минский М. Остроумие и логика когнитивного бессознательного // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1988. — Вып. 23: Когнитивные аспекты языка. — С. 41–67.

5.       Петров К. Е. Концепт «Европа» в современном политическом дискурсе // Полис. Политические исследования. — 2004. — № 2. — С. 140–153.

6.       Сенцов А. Э. Концепт будущего в программах политических партий (на материале программ партий «Единая Россия» и «Патриоты России») // Вестник ТГУ. Философия. Социология. Политология. — 2010. — № 3 (11). — С. 55–60.

7.       Lakoff G. The contemporary theory of metaphor // Metaphor and thought / ed. by A. Ortony. — Cambridge, 1993. — P. 202–251.

8.       Lakoff G. The Invariance Hypothesis: Is Abstract Reason Based on Image — Schemas? // Cognitive Linguistics. — Cambridge, 1990. — Vol. 1. — P. 54–71.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle