Библиографическое описание:

Исаев И. И. К вопросу об особенностях состава преступления, предусмотренного ст. 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 647-650.

В данной статье анализируются особенности конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

С момента введения нормы ст.228.2 в текст Уголовного Кодекса прошло уже более десяти лет, но с каждым годом текст статьи кардинально претерпевал изменения.

Данные изменения происходили, главным образом, в отношении объективной стороны данного преступления с момента принятия Уголовного кодекса РФ и были связаны с переходом от формального к материальному виду состава и наоборот.

В.А.Аникин высказывал по этому поводу следующие предположения: он с уверенностью утверждал, что состав данного преступлению является только формальным [3, с.20]. Но, ряд авторов, такие как Л.Д.Гаухман, С.В.Максимов ещё практически с момента введения в действие Уголовного кодекса РФ тяготели к формально-материальному обоснованию объективной стороны данного преступления [4, с.292].

С принятием Федерального закона от 6 мая 2010 г. № 81-ФЗ [7] появились изменения, касающиеся не только состава ст. 228.2 УК РФ, а в целом построения конструкции данной нормы. Поэтому, чтобы объективно оценить нововведения и современное состояние практики применения данной статьи, стоит рассмотреть его основную сущность в сравнительном ключе.

Рассматривая особенности конструкции состава преступления можно увидеть, что первый и второй составы сформулированы по типу формальных, а преступление признается оконченным независимо от наступления последствий совершенных действий. Третий состав сформулирован как материальный, и в нем предусмотрено последствие в виде утраты наркотикосодержащих растений и их частей, при этом заметим, что фактически утрата имеет место в каждом из составов.

Например, гражданкой Огородникова «нарушила правила учета психотропных веществ, не организовав надлежащим образом учет данных препаратов и не осуществив надлежащим образом контроль за учетом психотропных веществ, незаконно уничтожила его путем выливания в раковину» [11], тем самым данный медицинский препарат (являющийся в целом наркотических средством) был уничтожен.

Стоит обратить внимание на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ на этот счет, который придерживается следующей позиции: «состав данного преступления является материальным, а последствия — обязательным признаком объективной стороны» [5]. С принятием Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ [6] позиция осталась неизменной, но общественно опасные последствия были исключены из объективной стороны состава нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Что касается практики применения данной нормы, то в сознании правоприменителей возникают разные подходы относительно данного вопроса, а именно значимости места общественно опасных последствий во всей совокупности признаков состава преступления и их влияния при квалификации преступлений и назначения наказания. Учитывая буквальное толкование данной нормы в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, большинство правоохранительных органов сам факт нарушения данных правил признают достаточным основанием, влекущим за собой факт привлечения лица к уголовной ответственности за содеянное.

Характеризуя же объективную сторону преступления, предусматривающего нарушение правил оборота наркотикосодержащих растений и их частей можно проследить более узкую трактовку деяния по сравнению с деянием в составе о нарушении правил оборота наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, инструментов и оборудования, предназначенных для их изготовления.

Возвращаясь к мнению Пленума Верховного Суда РФ, который необходимым условием привлечения к уголовной ответственности по ст. 228.2 УК РФ признает наступление общественно опасных последствий в виде утраты указанных в ней предметов, в результате при отсутствии доказательств фактического выбытия из законного владения наркотических средств и психотропных веществ в возбуждении уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ, в большинстве случаев, отказывается [8].

В целях изменения такого двойственного подхода к решению обсуждаемого вопроса и формирования единообразной практики привлечения к уголовной ответственности в связи с законодательным исключением из конструкции состава рассматриваемого преступления общественно опасных последствий было бы логичным предположить, что Пленум Верховного Суда РФ должен в дальнейшем изменить свою позицию по вопросу об общественно опасных последствиях как условия привлечения к уголовной ответственности за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ. Однако корректируя свои разъяснения в декабре 2010 г., т. е. уже после вступления в силу Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ [6], Пленум Верховного Суда РФ не изменил свои рекомендации.

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ являются логичными и структурированными, нежели чем сама конструкция данной статьи, данная законодателем. Во многом это проявляется в том, что она так или иначе касается важной составляющей общественных отношений, поскольку последствия определяются степень вреда от нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, т.е обуславливает общественную опасность данного преступления.

Законодатель, не однозначно определяя состав нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, после принятия Федерального закона от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ [9] всё-таки отказался от формальной конструкции состава рассматриваемого преступления, тем самым вновь включил в нее общественно опасные последствия в виде утраты наркотических средств, психотропных веществ, инструментов и оборудования для их изготовления или наркотикосодержащих растений.

В настоящее время данная норма действует с учетом всех социальных, экономических и политических процессов, происходящих в обществе и с учетом мнения сложившейся судебной практики по вопросам квалификации нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также, безусловно, с учетом рекомендаций Пленума Верховного Суда РФ.

Решение вопроса о конструкции состава в пользу материального породило и ряд вопросов, связанных с местом общественно опасных последствий в содержании статьи 228.2 УК РФ. «Краеугольным» камнем стоит вопрос сущности утраты предметов, соотношения утраты и уничтожения наркотических средств и психотропных веществ, а также материальная составляющая размера наркотических средств и психотропных веществ для привлечения к уголовной ответственности.

Утрата возможна в форме потери наркотических средств или других предметов, указанных в ст. 228.2 УК РФ, субъектом рассматриваемого преступления. Также формой потери выступает и хищение наркотических средств, психотропных веществ, инструментов или оборудования для их изготовления или наркотикосодержащих растений другими лицами. Тем не менее, обе этих формы, как и возможные другие порождают факт фактического выбытия наркотических и психотропных веществ из фактического владения и распоряжения соответствующего субъекта.

Зачастую, нарушения, приведшие к утрате психотропных веществ или наркотических средств, должны создавать общественно опасные условия для неправомерного завладения соответствующими объектами и их использования. Соответственно, применительно к ст. 228.2 УК РФ не является утратой наркотического средства или психотропного вещества его уничтожение, поскольку в этом случае указанное средство или вещество изымается из оборота и вред здоровью населения не может быть причинен. В таком случае речь может идти об ответственности за уничтожение имущества по неосторожности или халатности (ст. ст. 168, 293 УК РФ).

На вопрос, касающийся роли последствий обращал внимание и Конституционный Суд РФ, отмечая в Определении по жалобе Мозолевой, что состав преступления, предусмотренный ст. 228.2 УК РФ [10], имеет место независимо от того, каковы размеры этой утраты. Но, естественно нарушение может исключаться и в силу своей малозначительности. Поэтому количество утраченного наркотического средства или психотропного вещества обязательно должно учитываться при решении вопроса об уголовной ответственности за рассматриваемое преступление.

 

Литература:

 

1.      Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Российская газета, № 252, 16.12.2003.

2.      Федеральный закон от 19.05.2010 № 87-ФЗ (ред. от 07.12.2011) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры» // Собрание законодательства РФ, 24.05.2010, № 21, ст. 2525.

3.      Аникин В.А. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ: анализ изменений ст. 228.2 УК РФ и некоторые перспективы законодательного описания состава // Российский следователь. 2011. № 13. С. 19 — 21.

4.      Уголовное право. Особенная часть / Под общ.ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. М., 2005. С. 401.

5.      Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // СПС «КонсультантПлюс».

6.      Карпов Я.С., Юхман М.А. Актуальные вопросы совершенствования мер ответственности в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров // Наркоконтроль. 2011. № 4. С. 33 — 37.

7.      Федеральный закон от 06.05.2010 № 81-ФЗ (ред. от 07.12.2011) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части назначения наказания в виде обязательных работ» // Российская газета, № 99, 11.05.2010.

8.      Токманцев Д. Общественно опасные последствия как признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ // Уголовное право. 2013. № 3. С. 43 — 47.

9.      Федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета, № 48, 06.03.2012.

10.  Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 г. № 806-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мозолевой Ларисы Николаевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 228 и 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»

11.  Приговор суда г.о. Химки Московской области от 23.09.2011 Электронный ресурс/ Режим доступа: http://www.gcourts.ru/case/7202689

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle