Библиографическое описание:

Припутневич Д. Н. Анализ позитивного и негативного эффекта антидепрессантов в клинической практике врача-терапевта // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 292-296.

Отмечена хорошая курабельность депрессивных расстройств у пациентов с хроническими заболеваниями врачами-терапевтами при проведении им антидепрессивной терапии трициклическими антидепрессантами, в частности мелипрамином, обладающим высокой переносимостью и безопасностью.

Ключевые слова: побочное действие, трициклические антидепрессанты, врач-терапевт

 

Актуальность. Антидепрессанты трициклического ряда достаточно широко стали использоваться в лечении депрессий у больных общетерапевтической сети [7, с.4; 8, с.6; 21, с.156; 22, с. 318–320]. Изучение их безопасности и переносимости, в частности, мелипрамина в лечении аффективных расстройств у хронически больных пациентов является необходимым звеном в выяснении полноты клинического эффекта препарата [5, с. 462]. Ранее объектом исследования были стационарные больные преимущественно с эндогенными депрессиями [5, с. 462; 6, с.86; 16, с.68; 17, с.48; 18, с.26; 19, с.33; 20, с.47]. Круг показаний к применению препарата существенно расширятся от года к году [1, с. 153]. Мелипрамин — отечественный антидепрессант, классифицирующийся как трициклический [14, с. 382]. Действие препарата тимолептическое и активизирующее, а также противотревожное [23, с. 164]. Работает за счет ингибирования обратного захвата нейромедиаторов норэпинефрина и серотонина в головном мозге человека, что приводит к выраженному облегчению при депрессивных состояниях [24, с. 60]. К особенностям мелипрамина как трициклического антидепрессанта относится практически нулевая м-холиноблокирующая активность (то же самое можно сказать и о МАО). Кроме того, препарат не дает кардиотоксического (негативно влияющего на сердце) эффекта [22, с. 320].

Мелипрамин способствует снижению агрессивности, купирует чувство тревоги и напряжения, обладает хорошей переносимостью, нормализует сон (не вызывая при этом дневной сонливости) [2, с. 22; 3, с.33; 4, с. 4]. Особенно эффективен при депрессиях средней и легкой степени тяжести [9, с. 69].

Высокая эффективность мелипрамина доказана многочисленными исследованиями [10, с.1065; 11, с.310; 12, с.995,13, с.872]. Так, в клиническом испытании 2010 года была исследована эффективность препарата в лечении депрессивных состояний средней и легкой степени тяжести [6, с. 84]. В конце полуторамесячного курса лечения оказалось, что полной ремиссии достигли более половины пациентов (53,3 %), у остальных же оставались лишь незначительные признаки депрессии [8, с. 6]. Однако нет четких данных о переносимости мелипрамина, как представителя трициклических антидепрессантов [21, с. 170], у пациентов соматических стационаров с различными нозологиями до сегодняшнего дня отсутствуют [12, с. 995].

Материал и методы исследования. С 2010 по 2014 годы в России, в Центрально-Черноземном регионе (Воронежская, Белгородская, Тамбовская, Липецкая, Курская области) были проведены нами крупномасштабные эпидемиологические исследования при хронических заболеваниях.

Исследование проводилась с мая по август в 2010 по 2014 года. Программа охватила 10 городов Центрально-Черноземного региона Российской Федерации: Воронеж, Россошь, Семилуки, Тамбов, Мичуринск, Липецк, Елец, Белгород, Старый Оскол, Курск. В рамках клинико-эпидемиологического исследования врачу общемедицинской сети предлагалось последовательно включить в исследование 30 больных старше 18 лет, страдающих хроническим заболеванием. При этом заполнялась карта обследования, куда заносились: основные сведения о пациенте; его заболеваниях, оценка состояния по визуальной аналоговой шкале VAS (Visual Analog Scale).

Больные заполняли шкалу депрессий Центра эпидемиологических исследований США — Center for Epidemiologic Studies — Depression (CES-D).

С учетом этих обстоятельств для максимально точной оценки психического состояния врачами соматического профиля рекомендовано при суммарном балле 19 и выше считать, что пациент обнаруживает расстройство депрессивного спектра (РДС — включают как собственно депрессии, так и широкий круг истеро-депрессивных, тревожно-депрессивных, тревожно-ипохондрических и иных состояний, симптомы которых демонстрируют значительное перекрывание с проявлениями аффективной патологии). Сумма же баллов 25 и выше свидетельствует о наличии выраженного аффективного расстройства в рамках депрессивного состояния (ДС).

Собственно терапевтическая программа длилась 8 недель, включались первые 4 пациента, набравшие 19 и более баллов по шкале CES-D. При этом первым 2-м пациентам в дополнение к рекомендованным по поводу соматического заболевания препаратам назначался антидепрессант мелипрамин, второй пациент продолжал получать лишь соматотропную терапию. Мелипрамин применяли в суточной дозе 75мг (1 таб. 3 раза в сут), у больных старше 70 лет — 50 мг (1 таб. 2 раза в сут). Контроль осуществлялся каждые 10 дней. По окончании терапевтической фазы программы оценивалась динамика состояния пациентов (CES-D, VAS, Шкала общего клинического впечатления), фиксировались побочные эффекты лечения. В результате в исследуемую группу попали пациенты, имеющие следующие соматические заболевания: ХОБЛ (хроническая пневмония, бронхиальная астма), артериальная гипертензия, гипотиреоз, ВСД (НЦД-нейроциркуляторная дистония), дисциркуляторная энцефалопатия, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет 1 типа, сахарный диабет 2 типа, язвенная болезнь, остеохондроз, хроническая сердечная недостаточность-ХСН.

Полученные результаты и их обсуждение. Анализ безопасности и переносимости мелипрамин показал, что терапия данным препаратом очень редко вызывает нежелательные эффекты. Так, побочные явления на фоне приеме мелипрамина отмечались у 8,3 %, 8,3 %, 8,6 %, 8,1 %, 8,4 % пациентов соответственно в 2010, 2011, 2012, 2013, 2014 г. В табл. 1 представлены побочные эффектом мелипрамина, частота которых превысила 1,2 %. Чаще всего отмечалась головокружение (4,2 %), сухость во рту (3,2 %), потливость (2,9 %) и тошнота (2,4 %) (р<0,001).

Различия в частоте зарегистрированных побочных эффектов в основной и контрольной группах были статистически недостоверны. Все побочные эффекты носили невыраженный характер и послужили причиной изменения дозировки лишь в 2,2 % наблюдений, отмены — в 1,2 % случаев.

Таблица 1

Побочные эффекты мелипрамина в терапии депрессивных расстройств и их коррекция

Показатель

Годы

2010

2011

2012

2013

2014

Использование мелипрамина в схемах лечения (в % от численности группы)

да

нет

да

нет

да

нет

да

нет

да

нет

Головокружение

4,1

0,7

4,2

0,6

4,1

0,8

4,1

0,8

4,2

0,7

Сухость во рту

3,2

0,3

3,1

0,4

3,2

0,5

3,1

0,4

3,2

0,3

Потливость

2,9

1,1

2,8

1,1

2,9

1,0

2,8

1,2

2,9

1,1

Тошнота

2,4

0,8

2,2

0,7

2,4

0,7

2,3

0,9

2,4

0,8

Тахикардия

1,4

0,8

1,5

0,8

1,6

0,7

1,4

0,7

1,5

0,8

Аллергические реакции

1,2

0,5

1,2

0,5

1,2

0,6

1,4

0,7

1,2

0,4

Тремор

1,1

0,2

1,1

0,2

1,1

0

1,2

0,2

1,2

0,2

Отмена

1,1

2,8

1,2

2,7

1,3

2,8

2,7

1,4

1,1

2,9

Изменение дозировки

2,1

0,8

2,2

0,7

2,1

0,8

2,1

0,7

2,1

0,6

 

Обращает на себя внимание тот факт, что в контрольной группе врачи отменяли назначенное лечение, вследствие развившихся побочных эффектов, даже чаще (2,5 % случаев), чем у пациентов, принимавших мелипрамин.

Хотя оценки переносимости терапии, сделанные пациентами и врачами, существенно различалась в количественном плане, их модальность была однонаправленной (см. табл. 2).

Таблица 2

Доля пациентов с плохой или умеренной оценкой переносимости терапии.

Показатель

Годы

2010

2011

2012

2013

2014

Использование мелипрамина в схемах лечения (в % от численности группы)

да

нет

да

нет

да

нет

да

нет

да

нет

По оценке пациента

9,1

37,1

9,2

37,2

9,2

37,4

9,2

37,5

9,1

37,3

По оценке врача

2,9

8,3

2,8

8,4

2,9

8,3

2,9

8,9

3,1

9,2

 

Так, по мнению врачей, умеренная и плохая переносимость лечения, рекомендованного по поводу соматических заболеваний (контрольная группа), отмечалась в 8,1 % случаев, а по мнению больных — более чем в 4 раза чаще (37,1 %) (различия между группами: р<0,001). На фоне приема мелипрамина (основная группа) умеренная и плохая переносимость терапии по оценке врачей наблюдалась почти в 3 раза реже (2,7 %), а по оценке больных — почти в 4 раза реже (9,2 %). Таким образом, присоединение мелипрамина к стандартной терапии соматических заболеваний с высокой степенью достоверности способствовало лучшей оценке переносимости проводимого лечения как врачами, так и пациентами. Этот эффект, вероятнее всего, может быть связан с редукцией РДС и ДС в основной группе и их персистированием в контрольной.

Дополнительным подтверждением хорошего клинического эффекта и переносимости азафена могут служить данные о приверженности больных дальнейшему лечению. Из общего числа пациентов, принимавших мелипрамин, к концу курса лечения выразили желание продолжить его прием 87,8 %, 83,4 %, 82, 5 %, 86,4 %, 87,6 % соответственно в 2010, 2011, 2012, 2013, 2014 г. больных. В еще большей степени (90,5 %, 90,8 %, 91,4 %, 92,1 %, 91,9 % соответственно в 2010,2011,2012, 2013,2014 г. больных) склонны были продолжить лечение те больные, у которых произошла полная редукция депрессивных симптомов (балл по CES-D на момент окончания лечения был меньше 19)

Выводы. Результаты научного исследования, проведенного нами, показали высокую клиническую эффективность мелипрамина, а также его хорошую безопасность и переносимость в лечении аффективных расстройств у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями.

 

Литература:

 

1.                  Будневский А. В. Оптимизация терапии бронхиальной астмы: психосоматические аспекты // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. 2005. Т. 4. № 2. С. 152–154.

2.                  Будневский А. В. Системный подход к изучению психонейроиммунологических взаимодействий при бронхиальной астме // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. 2005. Т. 4. № 1. С. 20–23.

3.                  Грекова Т. И., Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В. Алекситимия в структуре личности больных ишемической болезнью сердца // Клиническая медицина. 1997. Т. 75. № 11. С. 32–34.

4.                  Куташов В. А. Аффективные расстройства в клинической картине язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и бронхиальной астмы: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук // Московский научно-исследовательский институт психиатрии. Москва, 2004.-24 с.

5.                  Куташов В. А. Влияние церебро-органических факторов на аффективные расстройства при некоторых психосоматических болезнях //Системный анализ и управление в биомедицинских системах.-2005.-Т4. № 4.-С.461–463

6.                  Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Саблина Л. А., Склярова А. В. Распространенность депрессивных расстройств среди больных гипотиреозом//Прикладные информационные аспекты медицины.-2014.-Т.17.№ 1.-С.85–86

7.                  Куташов В. А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапия аффективных расстройств при хронических заболеваниях: монография. Воронеж,2009. -200 с.

8.                  Куташов В. А. Анализ клинической картины и оптимизация терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук // Воронежский государственный технический университет. Воронеж, 2009.-30 с.

9.                  Куташов В. А. Современные антидепрессанты в терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта // Вестник новых медицинских технологий.- Воронеж, 2008.-Т.ХV. № 1.-С68–70

10.              Заложных П. Б., Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Будневский А. В. Безопасность новых антидепрессантов (на примере агомелатина) при терапии хронических соматических заболеваний//Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2013.-Т12.№ 4.-С.1064–1068

11.              Куташова Л. А., Куташов В. А. Переносимость стимулотона при терапии хронических соматических заболеваний // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2013.-Т12.№ 1.-С.308–311

12.              Куташов В. А., Самсонов А. С., Будневский А. В., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А.. Интеллектуализация анализа распространенности депрессивно-тревожных расстройств в клинике внутренних болезней// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2014.-Т134.№ 4.-С.993–996

13.              Куташов В. А., Самсонов А. С., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А., Заложных П. Б. Анализ депрессивных расстройств и психологические особенности пациентов с последствиями острого нарушения мозгового кровообращения// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2014.-Т13.№ 4.-С.870–874

14.              Мосолов С. Н. Клиническое применение современных антидепрессантов.- СПб.: Медицинское информационное агентство, 1995.- 566 с.

15.              Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. — М.:МГУ.-1987.,с.118–134.

16.              Провоторов В. М., Чернов Ю. Н., Лышова О. В., Будневский А. В. Алекситимия // Журнал неврологии и психиатрии им. C. C. Корсакова. 2000. Т. 100. № 6. С. 66–70.            30

17.              Провоторов В. М., Будневский А. В., Кравченко А. Я., Грекова Т. И. Психосоматические соотношения у больных ишемической болезнью сердца с алекситимией // Кардиология. 2001. Т. 41. № 2. С. 46–49.

18.              Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В., Алехина О. Д., Грекова Т. И. Качество жизни больных, перенесших инфаркт миокарда // Клиническая медицина. 1998. Т. 76. № 11. С. 25–27.

19.              Провоторов В. М., Крутько В. Н., Будневский А. В., Грекова Т. И., Золоедов В. И., Ряскин В. И., Харчевникова С. В. Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией // Пульмонология. 2000. № 3. С. 30–35.

20.              Провоторов В. М., Кравченко А. А., Будневский А. В., Грекова Т. И. традиционные факторы риска ИБС в контексте проблемы алекситимии // Российский медицинский журнал. 1998. № 6. С. 45–48.

21.              Провоторов В. М., Львович Я. Е., Будневский А. В. Системный анализ психосоматических соотношений в клинике внутренних болезней монография / Воронеж, 2001. — 176 с.

22.              Справочник врача общей практики. Под редакцией Н. Р. Палеева.-М.:ЭКСМО-Пресс,1999.с.318–340.

23.              Blumental M. D. Arch. gen. Psychiat, 1975, 32, 8, 971. -1. Бесерменьи З. Венгерская фармакотерапия, 1975, 4, 164.

24.              Huapaya L., Ananth J. Depression Associated with hypertension. Psychiat. J. of Univers of Ottawa, 1980, 5, 1. P. 58–62.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle