Библиографическое описание:

Ким Р. Г. Проблема эффективного досудебного следствия // Молодой ученый. — 2014. — №18. — С. 689-692.

Проблема эффективного досудебного следствия касается, прежде всего, проблемы эффективного проведения следственных действий как процессуального способа собирания, проверки, оценки и использования доказательств. Как удачно отмечал В. А. Образцов, качество использования информационного потенциала, надлежащее овладение и конструктивная реализация полезной информации находятся в прямой зависимости от того, насколько эффективно использован следователем тактический, методический, технический арсенал каждой из проведенных им действий [6]. Да, действительно, чем выше тактико-методический уровень, тем качественнее интеллектуальная и техническая оснащенность, и чем выше активность следователя, тем результативнее проведены следственные действия и расследования в целом.

Сегодня в криминалистике существует достаточное количество трудов ученых, посвященных детальному изложению следственных действий, в частности, их понятию, сущности решаемых задач и т. д. Следует упомянуть таких ученых — криминалистов как: Г. С. Белкин, В. К. Весельский, В. С. Кузьмичев, И. М. Лузгин, В. Т. Нор, В. А. Образцов, Ю. М. Черноус, С. А. Шейфер и многие другие. Поэтому целью статьи является формулировка концептуальных основ тактики следственных действий. Руководствуясь представлениями о различиях между тактикой и технологией следственных действий, в качестве объекта исследования мы выбрали три следственные действия, при проведении которых эти различия проявляются наиболее отчетливо, — это следственный осмотр, допрос, назначение и проведение судебных экспертиз.

Действия следователя при осмотре имеют выраженный технологический характер, при допросе — тактический. Что же касается третьей из названных действий, то назначение экспертизы имеет определенные тактические признаки, а ее проведение — технологический процесс: сочетание тактики с технологией.

1. Теоретическая концепция следственного осмотра включает положения, связанные с его гносеологичной природой, его значением и местом в системе средств доказывания, функциональными возможностями этого следственного действия, концепции его проведения и некоторыми другими особенностями.

Следственный осмотр, с гносеологической точки зрения, осуществляется путем применения комплекса познавательных методов, процедур, приемов. Доминирующим выступает такой общенаучный метод познания, как наблюдение. Этот метод сочетается с другими такими методами: измерением, сравнением, описанием, а при необходимости, с экспериментом, но результаты их использования реализуются в процессе осмотра по-разному. [12]

Результаты наблюдения и измерения прямо приобретают процессуальной формы протокола осмотра; описание служит методом фиксации этих результатов, применение метода сравнения требует наблюдения двух материальных объектов, если они оба находятся на месте происшествия, материального и идеального образа в памяти лица, проводящего осмотр. В первом случае сравнения служит целью сокращения описания второго объекта в протоколе, в другом, — целью опознания объекта с последующим его описанием.

Результаты применения указанных методов познания с логической точки зрения выступают в формах суждений и умозаключений. Суждения через описание всегда оказывается в процессуальной форме фрагмента протокола осмотра (например, “след пальца руки обнаруженный...”), умозаключение — не всегда. Как результат логических процедур анализа, сравнения, синтеза, умозаключения приобретает формы выводу, но, как известно, не всякий вывод отражается в протоколе осмотра. В том случае, если вывод заключается в распознании конкретного объекта и, как следствие этого, в установлении его названия или признаков, то в протоколе указывается название объекта и описываются его признаки. Если же умозаключение представляет собой выводное знание о ходе каких-то процессов или их причины, то такой вывод является лишь базой для следственной версии, когда его принадлежность к делу не вызывает сомнений.

Из сказанного следует, что весь процесс осуществляется на основе исходных и сформированных в ходе его представлений о механизме происшествия и его участников, то есть на основе следственных версий — сначала типичных, а затем конкретных, общих и отдельных.

При осмотре умственная деятельность следователя протекает на фоне тех психических процессов, которые определяют его состояние и способность выполнения профессиональных задач. Подтверждением этому является мысль Ф. В. Глазырина, который справедливо заметил: “Именно такая сложная мыслительная деятельность следователя, основанная на правовых, криминалистических, психологических знаниях, профессиональном и жизненном опыте, с использованием помощи специалистов, других участников этого процессуального действия, на проявлении профессионально необходимых психологических качеств, делает осмотр места происшествия рациональным и эффективным, позволяет определить связь обнаруженных объектов с расследуемым событием, выявить различные причинные зависимости между обнаруженными явлениями, негативные обстоятельства, распознать возможное инсценировка” [2]. Таким образом, психологические основы осмотра является важным компонентом его теории.

Остановимся на роли следственного осмотра в системе средств доказывания. Очевидно, она существенно зависит от вида следственного осмотра и его проведение.

Связь вида с другими средствами доказывания можно назвать информационным, причем возможны оба варианта — прямой и обратный. Прямым будет, например, связь обзора с допросом лица, признаки пребывания которого обнаружены при осмотре места происшествия или принадлежность предмета которой будет установлена во время ее осмотра. Пример обратного — связь вида с экспертизой. Возможности того или иного вида экспертизы определяют содержание обзора ее потенциальных объектов и даже круг этих объектов, что выглядит особенно убедительно в отношении микрообъектов.

Следственный осмотр является незаменимым следственным действием: осмотр места происшествия, трупа, живых лиц (освидетельствование). Повторное проведение этих следственных действий зачастую оказывается менее эффективным, а иногда и невозможным. Специфические особенности этого средства доказывания обусловливают, вместе с тем, невозможность его замены в полной мере другими следственными действиями, тактические приемы проведения которых рассчитаны на другие способы получения и фиксации доказательственной информации. Например, допрос, содержание которого составляет оперирования вербальной информацией, не может заменить непосредственного восприятия следователем материальных следов преступления. [2]

Функциональные возможности следственного осмотра как средства работы с доказательствами определяются субъективными возможностями личности, которая проводит осмотр, и разрешением технических средств осмотра. Следует четко знать, с какой целью и как следует осматривать.

Условиями смотра, обеспечивающие его эффективность и решения поставленных перед ним задач, являются: 1) своевременность осмотра, поскольку имеет целью обеспечение максимальной сохранности к моменту осмотра его объектов и, следовательно, достижение максимальной результативности этого следственного действия. Относительно осмотров места происшествия, трупа, живых лиц, то это условие может обрести характер требования; 2) полнота и объективность осмотра; 3) активность и целеустремленность следователя при осмотре (принимая все меры для обнаружения следов преступления, следователь творчески выполняет свой долг, проявляя настойчивость и упорство в достижении результата); 4) методичность и последовательность осмотра, заключается в правильной организации и планомерном проведении.

Названные организационно-технологические условия предусматривают учет специфики объектов осмотра и выбор наиболее эффективных для данных объектов и в данной обстановке методов и приемов его проведения, четко определенный, последовательный порядок действий. Эти технологические условия обзора тесно связаны между собой и взаимообусловлены. Их совокупность и есть та организационно-технологическая основа, на которой строится проведения осмотра и которой подчинены технологические приемы его осуществления [12].

Такие концептуальные основы теории следственного осмотра, в которых сочетаются организационные и технологические начала осмотра, реализуемых в конкретных рекомендациях и приемах, осуществляемых в строгих рамках законности.

2. Теоретическая концепция допроса как криминалистическая построение включает в себя научные положения, объединенные в три блока: 1) психологический; 2) правовой и моральный; 3) тактический; 4) организационно-технический.

Блок психологических положений — это или положения общей психологии, связанные с такими психологическими процессами, как восприятие, память, воспроизведение и т. п., или данные некоторых разделов юридической психологии, отражающие, главным образом, дефекты этих процессов, специфику процессов общения между участниками допроса, ситуаций, которые при этом возникают, и т. д. Поскольку объем материала, отведенного на статью, ограничен, мы не будем рассматривать их, а сделаем вывод о том, что тактика допроса в целом и все ее элементы должны иметь прочную психологическую основу как необходимый компонент их научного фундамента; общая тенденция психологизации криминалистической тактики находит здесь полное выражение, по сути, становится императивным требованием.

Блок правовых и моральных положений включает в себя, наряду с аксиоматическими положениями процессуального и морального порядка, такие, содержание которых проблематичен, а понятие достаточно аморфное, типа “духа закона”, и которые, одновременно, периодически играют решающую роль для тактики допроса. Положение этого блока тесно соприкасаются с положениями блока тактических положений, и поэтому целесообразно рассматривать их комплексно.

Допрос, как следственное действие, выполняет познавательную и фиксирующую функции. Процессуальная форма реализации этих функций не позволяет, считать сам допрос методом сбора доказательств или методом практической следственной деятельности, как считает В. Г. Лукашевич [3]. Осуществление деятельности в форме допроса предполагает применение различных методов, в том числе психологических и чисто познавательных.

Допрос с психологической точки зрения является общением между его участниками, но протекает в строгих процессуальных формах, с предусмотренными законом обязательными элементами. Основная особенность общения при допросе — это осуществление лицом, допрашивает, психологического воздействия на допрашиваемого. А. В. Дулов до таких методов отнес: передачу информации, убеждения, примеры, регулируемое общения, постановки и варьирования мыслительных задач [4]. Тактические приемы допроса базируются в определенной степени на использовании этих психологических методов.

С целью пресечения дезинформации со стороны лиц, противодействующих следствию, и получения правдивых показаний, следователь использует систему приемов правомерного психического воздействия. Под ними понимают приемы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на предоставление правдивых показаний [8].

Таким образом, центральным пунктом теоретической концепции допроса является проблема психологического воздействия на допрашиваемого, а ее ядром — проблема допустимости тех или иных его методов и приемов. Именно при ее решении на ней фокусируются положения правового и нравственного, с одной стороны, и тактического — с другой, блоков концепции допроса.

В криминалистике и судебной психологии сформулированы условия (критерии) допустимости психологического воздействия, которые необходимы для признания его правомерным. Это — законность, то есть соответствие средств, приемов воздействия букве и духу закона, избирательность воздействия лишь на определенных лиц и нейтральность относительно остальных; этичность средств психологического воздействия, должны отвечать принципам морали, быть моральными [5]. Хотя, по мнению К. Г. Сариджалинской и К. Н. Салимова, изложение общих условий правомерности средств воздействия в криминалистической литературе и научных исследованиях является еще недостаточным для правильного и одинакового применения таких сложных вопросов в судебно-следственной практике [7]. Этот вопрос приобретает особую остроту, когда речь идет о тактике допроса обвиняемого — следственного действия, при проведении которой применяются различные приемы психологического воздействия. Это приводит к произвольному толкованию следователями условий допустимости психического воздействия на обвиняемых при проведении тактических комбинаций, тактических приемов и, наконец, до существенных нарушений требований закона.

По нашему мнению, для концептуальных положений тактики допроса определяющими являются:

1)      процессуальная процедура допроса;

2)      учет ситуации, в которой проводится допрос;

3)      характеристика личности допрашиваемого, включая представление о занимаемую им позицию и возможную линию поведения на допросе.

Исходя из этого, именно на перечисленные критерии следует обращать внимание ученым, которые исследуют проблему тактики проведения следственных действий, и совершенствовать их.

3. Теоретическая концепция использования специальных знаний в судопроизводстве.

Важнейшей процессуальной формой применения специальных знаний является назначение и проведение судебной экспертизы. Научно — технический прогресс создает очень благоприятные условия для успешного применения новейших достижений науки и техники в борьбе с преступностью посредством реализации специальных знаний в процессе расследования в форме судебных экспертиз. [1]

Как известно, уголовно-процессуальный закон устанавливает единый процессуальный порядок назначения экспертизы, криминалистика также производит некоторые тактические правила ее назначения. Так, одним из важных факторов, от которого зависит успех расследования, является своевременность назначения экспертизы и умелое использование ее результатов.

Сам процесс расследования, как правило, дает следователю возможность предсказывать время назначения экспертизы, заблаговременно собрать и подготовить все необходимые материалы. При выборе экспертного учреждения или эксперта следует учитывать вид экспертизы, характер вопросов, которые ставятся перед экспертом, научные возможности экспертного учреждения, компетентность эксперта и другие факторы.

Важное значение имеет правильное, научно обоснованное определение экспертного задания, то есть постановка вопросов эксперту. Последние должны принадлежать к области специальных знаний эксперта и не выходить за ее пределы. Они должны вытекать из обстоятельств уголовного дела, быть конкретными, ясными, четкими, относиться в определенной логической последовательности и способствовать тому, чтобы вывод эксперта был исчерпывающим.

Анализ следственной практики свидетельствует, что при назначении экспертиз на практике в большинстве случаев нарушаются как требования уголовно — процессуального закона, так и рекомендации криминалистики. Часто, на рассмотрение экспертов ставятся вопросы правового характера, формулируются нечетко, некорректно, порой вообще безграмотно. Также, ставятся вопросы, для решения которых экспертиза не имеет соответствующих методик или вообще не нужно специальных знаний.

В целом по результатам изученных уголовных дел усматривается, что по 78 % уголовных дел представленные на исследование материалы удовлетворили эксперта, в 13,2 % представленные на исследование материалы пришлось дополнить, 8,8 % — материалы не позволили дать заключение по причинам, указанным выше. [10]

Следователь или суд могут поручить проведение экспертизы определенном специалисту — работнику государственного экспертного учреждения. Если конкретный эксперт в постановлении не назван, то руководитель экспертного учреждения поручает проведение экспертизы одному или нескольким сотрудникам данного учреждения. В качестве эксперта могут быть также приглашены высококвалифицированные специалисты, которые работают в научно-исследовательских институтах, высших учебных заведениях, учреждениях и предприятиях. По сути, определением задач экспертизы, выбором момента ее назначения и экспертного учреждения исчерпывается то, что весьма условно можно назвать тактикой назначения экспертиз. Сам же процесс экспертного исследования никакого тактического начала не содержит — это технология экспертной деятельности. Однако авторы практически всех учебников криминалистики для высших учебных заведений пишут именно о тактике назначения и проведения экспертиз [9], тогда как в литературе по вопросам судебной экспертизы используется термин “экспертная технология”, которым и обозначают процесс экспертного исследования.

Итак, мы рассмотрели организационно-тактические основы проведения следственных действий, в частности, следственного осмотра, допроса и назначении и проведении экспертизы. Такие следственные действия являются крайне важными при расследовании любого преступления и требуют соответствующих знаний об их организации и порядке проведения. От знаний тактических основ их проведения зависит эффективное получение доказательств по делу, а поэтому и установления истины в ней.

Одной из важных процессуальных действий, направленных на выявление и исследование следов и обстановки преступления, является осмотр. Осмотр места происшествия — это следственное действие, которое проводится с целью выявления следов преступления и других вещественных доказательств, обстановки преступления, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Выявления и изучения в ходе осмотра места происшествия изменений или следов преступления, а также обстановки, в которой совершено, способствует установлению истины, дает возможность полнее и глубже исследить обстоятельства преступления. Во время расследования следователь осуществляет осмотр места происшествия, помещений, участков местности, предметов и документов, трупа, тела человека для обнаружения следов преступления или наличия особо важных примет, а также других объектов, приобщаемых к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Наиболее распространенным и сложным является осмотр места происшествия. Поэтому тактические приемы рассматриваются в основном в отношении этого вида осмотра. Место происшествия — это территория или помещение, где возникло событие, которое расследуется, пришло ее результат. Предметы в их совокупности и взаимосвязи, что находились на месте происшествия, стекла дают обстановку места происшествия. Место происшествия и место преступления-понятия, которые не всегда совпадают: место преступления — это место непосредственного совершения преступного намерения, которое обусловить определенные материальные изменения; место происшествия — понятие более широкое, оно состоит из таких действий: место приготовление к преступление ну, место непосредственного преступления, место обнаружения следов и орудий преступления и место их сокрытия. Сущность осмотра заключается в непосредственном восприятии следователем обстановки места происшествия, изучения и исследования материальных источников доказательственной информации.

 

Литература:

 

1.      Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / [под ред. В. А. Образцова]. — М.: Юристь, 2009. — 501 с.

2.      Глазырин Ф. В. Психология следственных действий / Ф. В. Глазырин. — Волгоград, 2010. — 145 с.

3.      Лукашевич В. Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий / В. Г. Лукашевич. — Москва, 2009. — 76 с.

4.      Дулов А. В. Судебная психология / А. В. Дулов. — Минск, 2010. — 445 с.

5.      Антонян Ю. М. Психология преступника и расследования преступления / Ю. М. Антонян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов. — М., 2009. — 344 с.

6.      Белкин Г. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике / Г. С. Белкин. — М.: Юрид. лит., 2008. — 186 с.

7.      Сариджалинская К. Г. Законность и условия допустимости приемов и средств психологического воздействия на подследственных / К. Г. Сариджалинская, К. Н. Салимов // Вопросы совершенствования уголовного и уголовно — процессуального законодательства: сб. науч. трудов. — Баку, 2010. — С. 66–69.

8.      Гора И. В. Криминалистика: учеб. пособие. / И. В. Гора, В. А. Колесник. — К.: Алерта, 2005. — Ч. 1: Криминалистическая техника. — 2005. — 320 с.

9.      Криминалистика: учебник / Биленчук П. Д., Лисиченко В. К., Клименко Н. И. и др,; под ред. П. Д. Биленчука. — [2-е изд., испр. и доп.].- К.: Атика, 2001. — 544 с.

10.  Хижняк Д. С. Процессуальные и криминалистические проблемы развития тактики следственных действий. — М.: Юрлитинформ, 2005. — 128 с.

11.  Шамонова Т. Н. Следы человека на месте преступления, их роль в доказывании. Биологический аспект. М.: Щит-М, 2009. — 159 с.

12.  Яблоков Н. П. Криминалистика: природа, система, методологические основы / 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Норма, 2013. — 228 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle