Библиографическое описание:

Котлярова В. В. Философские основания разработки и развития парадигмального подхода Т. Куна // Молодой ученый. — 2014. — №12. — С. 452-455.

В статье парадигмальный подход рассмотрен как междисциплинарный и соответствующий тенденциям методологического плюрализма в постнеклассической науке. Анализируются основания формирования и развития парадигмального подхода в трудах Т. Куна, в качестве которых выступают работы историков науки и доктрина постпозитивизма. В рамках исследования дается краткий обзор только двух концепций: А. Койре и Л. Флека, оказавших, по словам самого Т. Куна, наибольшее влияние на разработку парадигмального подхода.

Ключевые слова: динамика науки, парадигма, парадигмальный подход, научная революция.

В начале XXI в. наиболее отчетливой тенденцией развития постнеклассической науки выступает стремление к воссозданию целостной системы научного знания о человеке, обществе и природе на основе междисциплинарных исследований и интеграции естественных, социальных и гуманитарных наук. Процессы интеграции с одной стороны способствуют появлению наук междисциплинарного характера, с другой — происходит постоянная реинтерпретация и заимствование методологических подходов, не просто в форме редукции ведущих методологических установок, а на основе объединения аксиологических и когнитивных параметров. К таким методологическим подходам, несомненно, относится парадигмальный подход, определивший наш исследовательский интерес и позволивший сформулировать задачу данной статьи: проанализировать предпосылки его формирования.

Динамика научного знания является одной из самых важнейших характеристик науки. В современной философии науки существует два основных подхода к развитию научного знания: эссенциалистский и экзистенциальный. Основанием эссенциалистского способа изучения науки в логическом позитивизме стала мысль о единстве научного знания, из которой следовало представление о наличии некой вседисциплинарной и внеисторической методологии, представляющей теоретическую основу любых наук. Наука представляется логически стройной и эмпирически обоснованной системой высказываний, лишенной любой историчности. Знаком незавершенности и неполноты научного знания является его изменчивость в истории, полностью подчиненная требованиям прогресса и необходимости усовершенствования теории. Это усовершенствование трактовалось чаще всего как степень максимального соответствия и приближения теории к известным эмпирическим фактам, приводившее к рациональности и непрерывности в истории науки. Изменчивость научного знания в рамках такого подхода понималась как видоизменение изначального инварианта.

С середины двадцатого века начинает активно развиваться экзистенциальный подход в философии науки, в русле которого отвергается тезис об универсальности научной методологии и актуализируется идея множественности исторических типов науки. Постпозитивизм отказывается от кумулятивного понимания развития знания, признавая существование в истории науки коренных и неизбежных преобразований, происходящего кардинального пересмотра значительной доли ранее обоснованного знания (теорий, фактов, методов и фундаментальных мировоззренческих представлений). В философии постпозитивизма выделяется два дивергентных направления: первое рассматривает динамику науки помощью нормативных принципов логического характера, регулирующих это развитие (И. Лакатос, К. Поппер и др.), второе направление переносит акцент на социально-психологические детерминанты развития научного знания (Т. Кун, С. Тулмин и др.). Т. Кун, доказывая отсутствие в реальном развитии науки рациональности и непрерывности, зависимость динамики науки от вненаучных факторов и идей, приближает философию науки к социологии, психологии и истории, и, тем самым, начинает совершенно новый этап философской рефлексии развития научного знания.

Речь идет о публикации в 1962 г. знаменитой работы Т. Куна «Структура научных революций», вызвавшей всплеск интереса к понятиям «научная революция», «парадигма» и разработанному Т. Куном парадигмальному подходу [1]. Своей популярностью концепция Т. Куна обязана, прежде всего, использованию понятия «парадигма», социологических методов, применению категорий социального знания и модели социальной (политической) революции, активной интерпретацией понятия «научная революция», созвучного настроениям западной интеллигенции в шестидесятых годах ХХ века.

Популярность парадигмальной методологии закономерно актуализирует вопрос — что же может выступать в качестве основной предпосылки разработки парадигмального подхода? Для ответа обратимся к предисловию к «Структуре…». Т. Кун ссылается на работы А. В. Койре, Ж. Пиаже, Е. Мецгера, Л. Флека и др. как на ведущие теоретические источники собственных идей о природе научного познания и роли вненаучных факторов в формировании эпистемологический моделей науки. В рамках исследования считаем целесообразным представить краткий обзор только двух концепций: А. Койре и Л. Флека, оказавших, по словам самого Т. Куна, наибольшее влияние на разработку парадигмального подхода.

Французский философ и историк русского происхождения Александр Владимирович Койре создает общую философско-историографическую концепцию Научной революции XVII века. Мыслитель с самых первых своих работ, пытается показать суть и важность зафиксированных в науке XVII в. изменений, становясь одним из первых создателей канонического образа научной революции, определившим ее границы и содержание. Главным философским достижением А. В. Койре становится исследование идейных предпосылок и развития научной революции XVI–XVII вв. вплоть до научных открытий Ньютона включительно [2, с.8]. Достаточно очевидно, что выбор тех идей и событий, определяющих структуру Научной революции в концепции А. Койре, определяется социально значимым результатом этой революции — созданием и распространением нового знания о материальном мире. А. Койре утверждает, что научная революция была обусловлена не более точными наблюдениями, а концептуальными изменениями, появлением нового, а именно математического, типа мышления. По мнению американского исследователя Л. Брендена, в этом смысле А. В. Койре выступает, интеллектуальным наследником Р. Декарта, в то время как англоязычные коллеги Т. Куна в области философии больше тяготеют к взглядам Ф. Бэкона. И та борьба, которая впоследствии разворачивается вокруг «Структуры …», становится современным вариантом давнего спора между рационализмом и эмпиризмом [3]. Изложенное позволяет сделать вывод, что Т. Кун включает в свою модель динамики научного знания принцип историзма, заимствованный у А. В. Койре.

Другой идейный вдохновитель Т. Куна — Л. Флек как философ, при жизни не был известен. Его высокий статус ученого определялся открытиями в далекой от философии науке — в микробиологии. Эпистемологические работы Л. Флека, опубликованные в 30–40 годы в польских изданиях, и его монография, напечатанная в Швейцарии, остались практически незамеченными в философской литературе, но именно его идеи легли в разработанное Т. Куном понятие «парадигмы». Главная задача его философских исканий — определить гносеологический смысл социально-культурного контекста существования научное знание, выступающего результатом деятельности ученых. Для этого Л. Флек вводит в научный оборот понятия «стиль мышления» и «мыслительный коллектив, утверждая, что научное открытие никогда не становится результатом индивидуальной деятельности одного человека. Научное открытие представляет собой итог деятельности мыслительного коллектива, «которое, осуществляя интеллектуальное взаимодействие на основе общего интеллектуального прошлого, создает возможность данного открытия и затем продолжает развитие в данном направлении» [4, с.65]. Философ подчеркивает неизбежность пересмотра мыслей и первоначальных идей, которые пройдя путь многочисленных интерпретаций и вернувшись к своему автору, могут быть им не признаны собственными из-за несоответствия этих идей первоначальным замыслам. По сути, успехи и неудачи в концепции Л. Флека рассматриваются как отправные моменты эпистемологической программы, выходящей на тот уровень анализа науки, позволяющему разорвать кольцо традиционных противоречий между догматизмом и релятивизмом, нормативизмом и дескриптивизмом, феноменологией познания и рецидивами эссенциализма. Поскольку «стиль мышления», в понимании Л. Флека является ведущей категорией эпистемологии, то для философии науки важнейшее значение имеет история формирования данных стилей совместно с определением механизма их функционирования. Таким образом, Т. Кун во многом продолжает и развивает идеи, ранее обоснованные А. В. Койре и Л. Флеком.

Необходимо отметить, что в гуманитарной сфере понятие парадигмы существовало и до Т. Куна. Например, в языкознании под лингвистической парадигмой понимали совокупность форм одного слова. Первоначально понятие «парадигма» вводится в античной грамматике для обозначения модели образования грамматических форм, как образца словоизменения, показывающего изменение форм слова. Данное толкование парадигмы как образца станет впоследствии наиболее распространенным для всех ее многочисленных интерпретаций. В современной философской справочной литературе фиксируется двойственность данного понятия: «Парадигма (от древнегр. παραδειγμα — пример, образец) — во-первых, это понятие античной и средневековой философии, характеризующее сферу вечных идей как первообраз, образец, в соответствии с которым бог-демиург создает мир сущего; во-вторых, в современной философии науки — система теоретических, методологических и аксиологических установок, принятых в качестве образца решения научных задач и разделяемых всеми членами научного сообщества» [5, с.731].

Такое двойственное определение парадигмы связано с историческим контекстом применения понятия. В философию понятие «парадигма» вводит Платон в качестве ведущей характеристики, определяющей взаимоотношения духовного и материального мира. В «Тимее» Платон рассуждает о парадигме с двух позиций: парадигма — это «основополагающий первообраз, обладающий мыслимым и тождественным бытием», парадигма, во-вторых, — это подражание этому первообразу [6, с.426]. Великий античный философ считает, что в парадигме (παραδειγματοσειδоσ), как в подлинном первообразе вещей присутствует определенная причина идей: «однако все возникающее должно иметь какую-то причину для своего возникновения, ибо возникнуть без причины совершенно невозможно. Далее, если демиург любой вещи взирает на неизменно сущее и берет его в качестве первообраза при создании идеи и свойств данной вещи, все необходимо выйдет прекрасным <…> космос был создан по тождественному и неизменному [образцу], постижимому с помощью рассудка и разума» [6, с.410]. Парадигма в интерпретации Платона трактуется как порождающая модель, благодаря которой возможны фиксация смысла вещи и ее идеи, объединяющихся затем о в одно целое в процессе материального воплощения.

Новый смысл термина «парадигма» определяет представитель позитивизма Г. Бергман с целью характеристики нормативности методологии, т. е. несколько в ином значении, чем у Платона. Т. Кун, стремясь построить теорию научных революций, используя фактически только перевод понятия парадигмы как образца, придает термину «парадигма» общесциентистский характер. Данное применение оказалось настолько удачным, что термин «парадигма» получает широкое применение с середины 70-х годов ХХ в. не только в научной сфере, но и далеко за ее пределами: в учебной, публицистической и даже художественной литературе.

Центральное понятие концепции Т. Куна парадигма — это «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений» [1, с.11]. Ведущими элементами концепции Т. Куна выступают четыре понятия, составляющих основу интерпретации функционирования и развития науки: «научная парадигма», «научное сообщество», «нормальная наука» и «научная революция». С этой основой связываются такие характеристики парадигмального подхода как «несоизмеримость» теорий, относящихся к разным парадигмам, «некумулятивный» характер изменений, соответствующих «научным революциям» в противовес «кумулятивному» характеру роста «нормальной науки», присутствие в парадигме других, явно не выражаемых элементов.

Необходимо отметить, что отношение к работе Т. Куна было далеко не однозначным и включало ряд противоречивых оценок — от полнейшей поддержки до полного неприятия его идей. В предыдущих публикациях автора подробно проанализирована полемика вокруг парадигмального подхода [7]. В данном контексте весьма интересной выступает самооценка автора парадигмального подхода: Т. Кун «скромно» считал, что ему удалось осчастливить человечество и науку двумя значительными открытиями: во-первых, определение общего механизма генезиса любой науки как единства «нормальной науки и некумулятивных скачков», во-вторых, большим вкладом считал введение в научный оборот понятия «парадигма»: «Если я был в чем-то оригинальным при рассмотрении подобных понятий, то это следует отнести главным образом к применению их к наукам, то есть к областям, которые во многом развивались иначе. По-видимому, понятие парадигмы как конкретного достижения, как образца является вторым моим вкладом в разработку проблем развития науки» [1, с.272].

В принципе в первом «открытии» он не изобрел ничего нового, поскольку и из диалектики Г. Гегеля, и из диалектико-материалистического учения, сформулированного классиками марксизма, был известен закон перехода количества в качество. Согласно ему все в мире, включая науку, развивается через разрыв в постепенности, благодаря переходу от незаметных, скрытых количественных накоплений (в данном случае в «нормальной науке») к изменениям открытым, коренным, качественным, что Т. Кун и называет «научными революциями». На наш взгляд, его рассуждения о роли научных парадигм и уточнении этапов (стадий) их развития следует считать действительно новшеством — Т. Кун впервые обратил внимание на глубокие преобразования и их социокультурный контекст, которыми характеризуются некоторые исторические периоды развития научных идей. Никакие другие концепции известных исследователей («личностное знание» и «спонтанный порядок» М. Полани, «фальсифицируемость» К. Поппера, «исследовательская программа» и «рациональная реконструкция» И. Лакатоса, «эпистемологический анархизм» П. Фейерабенда) не пользовались такой популярностью.

Основываясь на изложенном, постараемся подвести некоторые итоги. В настоящее время в философии наблюдается рост интереса к парадигмальному подходу. Основанием формирования и развития парадигмального подхода в трудах Т. Куна выступают работы историков науки и доктрина постпозитивизма, исследующая научное знание в его динамике, выявляющая формы развития знания и тем самым отличающаяся от неопозитивизма, акцентирующего внимание на анализе структуры науки. Т. Кун во многом продолжает и развивает идеи, ранее обоснованные А. В. Койре и Л. Флеком. Интерпретация Т. Куном понятия «парадигма», несмотря на неопределенность, довольно четко очерчивает круг убеждений и ценностей, норм, средств и методов, принятых научным сообществом.

Литература

1.                 Кун Т. Структура научных революций. С вводной статьей и дополнениями 1969 г. — М.: Прогресс, 1977.– 300с.

2.                 Койре A. Очерки истории философской мысли / под ред. А. П. Юшкевича. М., 1985;

3.                 Brendan L. Why did Kuhn’s Structure of scientific revolutions cause a fuss? // Studies in history a philosophy of science. — L., 2003. — Vol. 34, № 3. — P. 369–390. — (www.elsevier.com/locate/shpsa).

4.                 Флек Л. Возникновение и развитие научного факта: Введение в теорию стиля мышления и мыслительного коллектива. Составл., предисл., перевод с англ., нем., польского яз., общая ред. Поруса В. Н. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 1999. — С.65.

5.                 Новейший философский словарь / Сост. А. А. Грицанов. 2-е изд., переработ. и дополн. Мн.: Интерпрессервис; Книжный дом, 2001. — 1280 с.

6.                 Платон. Тимей // Платон. Избранные диалоги / Платон; Сост. и коммент. В. В. Шкоды. М.: АСТ, 2004.

7.                 Котлярова В. В., Якунин А. А. Гуманитарный потенциал парадигмальной методологии // Экономические и гуманитарные исследования регионов. — 2013. — № 2. — С. 84–90

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle