Библиографическое описание:

Лухманова Т. В. Необходимо ли тьюторство российской высшей школе? // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 493-495.

Глубокие структурные изменения, которые в настоящий момент происходят практически повсеместно в учреждениях высшего профессионального образования России, вызваны требованиями времени. Присоединение к Болонским соглашениям, новые образовательные стандарты, концепция непрерывного образовательного процесса требуют изменения подходов к различным факторам работы в вузе, в том числе и к взаимоотношениям «преподаватель-студент».

Студенту теперь предоставляются права и возможности для наиболее полного удовлетворения индивидуальных образовательных запросов. В Общих требованиях к условиям реализации основных образовательных программ ФГОС ВПО заявлено, что вуз обязан обеспечить студентам реальную возможность участвовать в формировании своей программы обучения, а также имеет право получить консультацию в вузе по выбору дисциплин и их влиянию на будущий профиль подготовки при формировании своей индивидуальной образовательной траектории [1, п.4.1.5, п.4.2.2]

Основные цели Болонского процесса: расширение доступа к высшему образованию, дальнейшее повышение качества и привлекательности европейской высшей школы, расширение мобильности студентов и преподавателей, а также обеспечение успешного трудоустройства выпускников вузов за счёт того, что все академические степени и другие квалификации должны быть ориентированы на рынок труда. Присоединение России к Болонскому процессу даёт новый импульс модернизации высшего профессионального образования.

В связи с этим совершенно естественным представляется желание перенять опыт европейской системы образования и лучшее из него использовать в отечественной высшей школе. Одним из таких элементов может стать институт тьюторства.

Нельзя сказать, что в настоящий момент тьюторство — это нечто новое для российского образовательного процесса. Такая особая педагогическая позиция существует в нашей стране уже более двадцати лет. В 2007 году была создана «Межрегиональная Тьюторская Ассоциация», в которой в настоящий момент насчитывается более двадцати российских и несколько украинских регионов. Но наиболее активно явление тьюторства развивается в сфере среднего образования.

Любой из существующих информационных ресурсов даст множество определений слова «тьютор» и понятия «функции тьютора». Если объединить их смысловые оттенки и вычленить главное для высшей школы, мы получим, что тьютор — это особый педагог, который сопровождает построение студентом индивидуальной образовательной программы. Исследователи этой проблемы отмечают, что современное понимание тьюторства можно разложить на три составляющие. «Во-первых, тьюторство как поддержка (особый вид педагогической деятельности, направленный на развитие автономности и самостоятельности субъекта в решении проблем). Во-вторых, тьюторство выступает как сопровождение (в реализации индивидуальных образовательных программ, учебно-исследовательских и проектных работ). В-третьих, тьюторство рассматривается как фасилитация (путь культурного, профессионального и личностного самоопределения)». [2]

Опыт зарубежных университетов показывает, что тьюторство — важнейший элемент образовательного процесса и процесса становления личности.

Понятие «тьютора» как участника университетского процесса образования сложилось ещё в четырнадцатом веке. Единые требования университетов не регламентировали посещение студентами занятий или прослушивание определенных курсов, а предъявлялись только на экзаменах. Посему студент должен был сам определить и выбрать путь, которым он достигнет знаний, необходимых для получения степени. Именно в достижении этого результата студенту и помогал тьютор. [3]

И по прошествии веков функции тьютора не утратили своих позиций. В современном европейском процессе образования тьютор является и личным учителем, и психологом, и конфликтологом, на работу с которым отводится до 60 процентов общего учебного времени студента, а лишь 40 процентов на лекции и семинары.

Но при использовании этого опыта в отечественном образовании, важно избежать столь частого для российской практики бездумного переноса понятия и подмены реальной работы введением новой терминологии.

Нередким является полное отождествление понятия «куратор» (так хорошо знакомого всем участникам отечественного учебного процесса в вузе) и понятия «тьютор», которое пока является непривычным и новым для российской высшей школы. Так, в [4], эти термины не разделяются по своему смысловому значению и даются в тесной связке, отделяемые лишь скобками — «куратор (тьютор)». При этом функции куратора реализуются по направлениям — информативное, организационное, коммуникационное, контролирующее и творческое. В Казанском Государственном университете культуры и искусства, как указывает Муртазина Г. Р., куратор (тьютор) подбирается на кафедрах из числа наиболее опытных преподавателей и назначается по согласованию с деканатами на весь период обучения студенческой группы.

В таком подходе и видится основное отличие функций тьютора и куратора. Куратор является представителем и «выразителем интересов» деканата. При этом отношения куратора со студентом строятся «по вертикали», основные задачи, стоящие перед куратором, носят административный управленческий характер. Будучи преподавателем одной из кафедр и узким специалистом, куратор вряд ли сможет помочь студенту полноценно выстроить индивидуальную образовательную траекторию, помочь определиться с выбором тематики курсовых работ, научного исследования, конкретной базы практики для развития профессиональной компетентности. К тому же кураторская работа является дополнительной нагрузкой преподавателя к его основной деятельности, что тоже не позволяет полностью реализовывать поставленные цели.

В Нижегородском государственном техническом университете им. Р. Е. Алексеева, например, куратор назначается только для студентов первых двух лет обучения. Зачастую кураторами являются преподаватели общеобразовательных кафедр, у которых наибольшее число академических часов на младших курсах.

Тьютор же, в первую очередь, является выразителем интересов студента, и его отношения со студентом должны выстраиваться «по горизонтали», на основе позиционного равенства. Поэтому тьютор должен являться отдельной штатной единицей, вся работа которого сосредоточена на помощи, консультации, организации учебной деятельности и той среды, в которой обучающийся сможет выстраивать индивидуальную траекторию обучения. Такой специалист должен обладать обязательной психолого-педагогической подготовкой или пройти специальную тьюторскую подготовку.

При реальном внедрении института тьюторства в учебный процесс российских вузов могут возникнуть проблемы организационного и материального характера. Немногие вузы смогут позволить себе отдельный штат тьюторов, не имеющих аудиторной нагрузки и ведущих лишь индивидуальную работу со студентами. Процесс подготовки таких специалистов, как тьютор высшей школы, тоже пока не находится на должном уровне.

Некоторые исследователи вопроса предлагают классифицировать тьюторские позиции, разделяющие функции тьютора в зависимости от потребностей вуза, факультета и даже от курса обучения студента. А именно, рассматривать следующие направления — тьютор-стажер, академический тьютор, тьютор-наставник и тьютор-супервизор. [5, с.17]

В качестве тьютора-стажера предлагается рассматривать студента старших курсов или бакалавра, помогающего первокурснику в освоении университетского пространства.

В некоторых вузах, например, в НГТУ им. Р.Е Алексеева с этими функциями успешно справляются так называемые координаторы — студенты 2–3 курсов, активисты студенческого самоуправления и представители Студенческого совета соответствующего института или университета в целом. Они помогают студентам младших курсов адаптироваться к учебному процессу, вовлекают первокурсников во внеучебную общественную работу, оказывают поддержку в общежитиях. Конечно, они не имеют специального психологического образования, но могут в любой момент, при необходимости, воспользоваться службой психологической поддержки НГТУ. Работают координаторы под контролем замдиректоров институтов по внеучебной работе и старших кураторов. В период первоначальной адаптации первокурсников особенно ценным является то, что эта работа ведется не на авторитарных началах, с людьми, близкими по возрасту.

Поддержку образовательного процесса в это же время в НГТУ осуществляют кураторы академических группы. Те самые кураторы, в классическом понимании этого слова, работающие с группой только на протяжении первого и второго курсов. Это преподаватели, ведущие в группе одну из дисциплин. Они как раз и могут частично сыграть роль «академического тьютора» и при взаимодействии со специалистами выпускающих кафедр оказать студенту помощь в построении и реализации индивидуального учебного плана в первые годы обучения. [6, c.64]

Два других направления — «тьютор-наставник» и «тьютор — супервизор» ассоциируются с научными руководителями курсовых и дипломных проектов, доцентами и профессорами выпускающих кафедр. Их функции осуществляются уже на старших курсах и в магистратуре.

Таким образом, если тьютор в европейском понимании этого слова и отсутствует в российском образовательном процессе, происходящем в высшей школе, но частично его функции выполняются другими участниками этого процесса — представителями студенческого самоуправления, кураторами академических групп и научными руководителями различных проектов.

Так нужен ли тьютор в российском вузе? Пока сложно найти однозначный ответ на этот вопрос с учетом специфики отечественной системы образования. Студенты пока не готовы взять на себя ответственность за свои образовательные потребности. Ведь такую ответственность и самостоятельность необходимо формировать еще в процессе получения среднего образования. Но и преподаватели, со своей стороны, не готовы вручить ответственность за результат образовательного процесса в руки самого обучающегося. Это обусловлено, в первую очередь, привычной авторитарно-знаниевой системой получения знаний, доминирующей в отечественном образовании.

Тем не менее потребности сегодняшнего дня требуют, чтобы вузы выпускали креативных, самостоятельных, инициативных специалистов, обладающих необходимым набором профессиональных компетенций. И, возможно, именно институт тьюторства призван помочь в решении этой задачи.

Представляется возможным первоначально ввести работу с тьютором лишь для ограниченного контингента студентов. Речь идет об иностранных студентах, приехавших для обучения в российских вузах из-за рубежа. Для таких студентов особенно нужна индивидуальная поддержка, как в стенах вуза, так и за их пределами. Помимо адаптации к процессу обучения им нужна помощь в знакомстве с традициями и жизненным укладом страны и города, содействие в решении разнообразных бытовых вопросов.

Таким образом, в соответствие с требованиями времени, институт тьюторства будет находить своё место в современном образовательном процессе российских вузов. Насколько быстро и повсеместно это произойдет, судить пока сложно, но, надо полагать, российский тьютор высшей школы будет иметь своё собственное лицо, а не будет являться слепой копией зарубежных образцов.

Литература:

1.         Министерство Образования и науки Российской Федерации. Федеральный образовательный стандарт высшего профессионального образования. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.edu./db/portal/spe/3v/220207m.html

2.         Кокамбо Ю. Д. Тьюторство как новая форма взаимодействия участников образовательного процесса/Ю. Д. Кокамбо, О. В. Скоробогатова // Вестник Амурского государственного университета, 2013,N Вып. 60:Сер. Гуманитар. науки.-С.110–115

3.         Ковалева, Т. М. Открытые образовательные технологии как ресурс тьюторской деятельности в современном образовании //Тьюторское сопровождение и открытые образовательные технологии: Сб. статей. — М.: МИОО, 2008. — С.8–16

4.         Муртазина, Г. Р. Тьюторство как новая практика воспитательной работы в вузе // 643spb.edusite.ru

5.         Серебровская, Т. С. Тьюторство в контексте модернизации высшей школы // Вестник ОГУ. — 2011. — № 5. –С.14

6.         Лухманова, Т. В. Роль куратора в решении вопросов адаптации студентов младших курсов к учебному процессу //Инновационные технологии в образовательной деятельности: материалы Всероссийской научно-методической конференции, г. Н.Новгород, 5 февраля 2014 г. / Нижегород. гос. техн. ун-т им. Р. Е. Алексеева. — Н.Новгород, 2014. — С.64–65.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle