Библиографическое описание:

Петрович Ю. С., Федоров А. Ф. Мотивы поведения осужденных // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 814-816.

С появлением и становлением государства, обществом были созданы и узаконены нормы и правила, которым должны подчиняться все члены общества. Таким образом, являясь активным членом общества, человек совершает поступки, действия, которые подчиняются определенным правилам. Правила, обязательные для какого-то конкретного множества (массы) людей, называются нормами поведения, которые устанавливаются самими людьми в интересах либо всего общества, либо отдельных групп и классов.

Осужденные — это особая группа людей, те, кто признаны виновными и приговорены к какому либо наказанию.

Осужденных можно разделить на несколько групп:

Первые — те, кто совершают преступление сознательно, что бы опять оказаться в атмосфере, которая им знакома. Многие проводят большую часть своей жизни в местах заключения. (Как правило, это люди, которые имеют не первую судимость).

Вторые-те, кто преступил черту закона, зная, что совершают противоправные действие, но действуют на «авось-вдруг пронесет».

Третьи-те, кто совершил преступление по неосторожности (например, хулиганская драка на улице, ДТП на дороге, которые привели к летальному исходу потерпевших).

Все эти три типа объединяет одно — в результате человек оказывается вне своего дома, вне семьи, вне друзей, в ограничение пространства и действий. Все эти факторы отрицательно влияют на психику человека.

Адекватное и объективное исследование основных мотивов поведения осужденных, лишенных свободы, предполагает максимальный учет внутренних и внешних факторов, которые влияют на мотивы и мотивацию таких лиц. В частности, важно отметить, что осужденные, лишенные свободы, находятся в состоянии фрустрации, за исключением тех, кто сознательно или неосознанно стремился к такому наказанию. Для одних следственный изолятор и исправительное учреждение — место, где они испытывают психологический комфорт, находясь среди людей, которые их понимают и ценят, где они избавлены от каждодневных изматывающих забот о крыше над головой, питании, времяпрепровождении и т. д. Это по большей части характерно для дезадаптированных преступников старших возрастов, совершивших преступление при рецидиве.

Остальные осужденные обычно испытывают фрустрацию — тщетное ожидание, особое эмоциональное состояние, возникающее в случае внутреннего противоречия между потребностью, часто становящейся мотивом, и невозможностью ее удовлетворения это столкновение с непреодолимым препятствием, проблемой, которую необходимо, но неизвестно как или невозможно решить, это расстройство от нереализованных планов и жизненных ожиданий. Фрустрация всегда связана с внутренними конфликтами, мотивацией и внешними условиями. Фрустрация — это всегда неудача, провал, поражение, вызванные субъективно и объективно непреодолимыми препятствиями, когда какая-то потребность не может быть удовлетворена.

Для осужденных, прежде всего тех, кто лишен свободы впервые, фрустрация особенно характерна, что не может не оказывать влияния, как на сами мотивы, так и на мотивационный процесс. Фрустрация вызывает у них агрессию (в разных формах), двигательное бесцельное возбуждение, выработку психологических защит, фиксированность на препятствиях, инфантилизацию и примитивизацию поведения. Фрустрация порождает также, безразличие к своему положению и состоянию. Естественно, что подобные последствия фрустрации у каждого осужденного проявляются по-своему, в соответствии с особенностями его личности. Эти последствия могут быть вызваны и другими причинами: например, агрессия часто является реакцией на угрозы со стороны других осужденных.

Лишение человека (да даже и не только человека, но и любого живого существа) его привычной среды обитания приводит к нарушению в психике.

Первое, что проявляется это бесконечная нервозность, которая иногда не позволяет здраво мыслить, и поступать правильно для своей защиты. У людей, которые не смогли справиться с этой проблемой, процесс преодоления трудностей носит импульсивный характер. В волевом действии у них иногда отсутствует этап планирования, а для завершения действий им не хватает выдержки и настойчивости, в итоге трудности не преодолеваются, а положительные цели либо не достигаются, либо достигаются частично, либо получается отрицательный результат. Как итог у осужденных появляется неуверенность в своих силах. Они перестают пытаться преодолевать встречающиеся трудности, и их поведение начинает зависеть от случайных обстоятельств.

Следующий фактор, который сильно влияет на психику человека это само пребывание в местах заключения, в ограниченном пространстве, со своими правилами и нормами поведения.

Эмоциональная регуляция деятельности осужденных. Мощным эмоциональным фактором является процесс следствия, пребывание в местах лишения свободы. У осужденных могут возникать переходные состояния, которые находятся на границе нормы и патологии, а также болезненные проявления чувств. Среди осужденных нередко встречаются люди, для которых характерна так называемая эмоциональная тупость, проявляющаяся в слабых эмоциональных реакциях на окружающее. Они вялы, пассивны, у них трудно вызвать какие- либо эмоции, их часто называют бессердечными. Встречаются также осужденные с повышенной эмоциональной возбудимостью и неуравновешенностью. На любое воздействие они отвечают излишне сильной и глубокой крайне неадекватной эмоциональной реакцией. Это раздражительные, неуживчивые люди, не находящие себе места в среде осужденных.

Некоторые осужденные, особенно из числа молодых, демонстрируют искусственную возбудимость и неуравновешенность, пытаясь показать свою удаль. Пребывание в местах заключения приводит не только к изменениям в психике, но и меняет характер осужденного. Специфика отбывания наказания и организация процесса исправления мало способствуют формированию мотивационной готовности и развитию нравственных, интеллектуальных, эмоциональных и волевых качеств осужденных. Среда осужденных стимулирует психологическую защиту, связанную с установкой на несправедливость наказания, обусловливает взаимное психическое заражение, выдвигает эмоциональные и смысловые барьеры на пути выполнения требований администрации.

Все эти факторы вызывают определенное поведение у осужденных. Основное это мотивы защиты. Защиты здоровья, жизни, защиты от насилия со стороны других осужденных.

Но проблема эмоционального состояния заключенных состоит не только в поведение осужденных, находящихся в местах заключения, но в отношение персонала к ним, который находится на службе в этих местах. Ярким примером таких отношений являются ситуации, которые происходили в ГУЛАГе и описанные А. Солжениценынем и В Шаламовым. В частности, они отмечали, что администрация советских концлагерей активно использовала уголовников («блатных») для глумления и расправ над всеми безвинными жертвами политических репрессий. Тоталитарная система предоставляла «блатным» и другим «воровским авторитетам» необозримые возможности не только безнаказанно издеваться над другими заключенными, но и самым наглым образом грабить их. Насилие уголовников было дополнительным наказанием, и лагерное начальство прямо толкало их на это. Не надо забывать о том, что это же начальство в широких масштабах практиковало насилие, вплоть до убийств заключенных.

Одной из самых важных причин распространения насилия в местах лишения свободы является то, что там происходит значительное ослабление формальных и неформальных норм, регулирующих распределение и потребление материальных и духовных благ. Принципы справедливости и, по возможности, распределения этих благ в соответствии с количеством и качеством затраченного труда в этих учреждениях частично вытесняются тем, что они могут доставаться лицам, которые в неформальной иерархии среды осужденных занимают ключевые позиции.

Часть актов насилия в местах лишения свободы носит ярко выраженный протестный, демонстративный характер, представляет собой реакцию, нередко весьма болезненную, на лишения и ограничения, связанные с изоляцией от общества; для многих тюремных бунтарей это желание высказаться, точнее, выкричаться, показать себя, обратить на себя внимание. Следовательно, среди осужденных немало истероидных, демонстративных личностей, но и условия жизни вне свободы детерминируют потребность «выплеснуть» себя. В целом в местах лишения свободы 20–25 % осужденных имеют психические аномалии.

Наблюдение за отдельными лицами, которые вечно находятся в оппозиции к режиму отбывания наказания, показывает, что многим из них такой образ жизни нравится, более того, они не хотели бы его менять. У них есть некоторое сходство с политическими крикунами-фанатиками, для которых тоже не важен конечный результат, о котором, кстати, они могут иметь самое смутное представление или совсем не задумываться. Подконвойным оппозиционерам это не только дарует ореол мученика за справедливость, но и дает возможность эмоционально разряжаться, никак не сдерживая свои желания и инстинкты. Подобная раскованность характерна для первобытной орды, в которой каждый мог делать то, что хотел, не будучи связан нравственными путами.

Насилие для конкретного осужденного может быть субъективно целесообразным, если с его помощью он пытается компенсировать все то, что потерял в связи со взятием под стражу. Как бы преступник ни был готов согласиться с тем, что поступки, какие он совершил, должны наказываться по уголовному закону, его живая природа неизбежно будет требовать выхода за рамки неволи и обретения того, что лежит за ними, хотя бы психологически и за счет других. Человек, полностью и безоговорочно смирившийся с тюрьмой и принявший ее — со всеми ее ограничениями, символикой, нравами, обычаями, отношениями, едой, запахами и т. д., — уже не совсем человек, не обычный, не нормальный человек. Протест для лишенного свободы, даже если он бесплоден, может быть психологически целесообразен и иногда свидетельствует о том, что протестующий еще не полностью потерял человеческий облик и не забыл того, что означают слова «личное достоинство». Разумеется, это не означает одобрения неоправданных протестов, да еще в ущерб другим.

Это не праздные рассуждения. Всем, кто знаком с жизнью на тюремных нарах, известны опустившиеся, лишенные всякой инициативы, жалкие и безвольные существа. В силу старости, соматических и психических заболеваний, несоблюдения гигиенических правил, они всеми презираемы и находятся на социальном дне. Основным мотивом их поведения, его смыслом является стремление выжить в условиях, которые они, не раздумывая, полностью приняли, поэтому их защита состоит в абсолютном непротивлении.

Если бы во всех странах все осужденные (заключенные) соглашались со всеми порядками в местах лишения свободы, то есть не только с теми, которые установлены законами, то они стали бы бессловесными рабами, а те, которые надзирают над ними, превратились бы в рабовладельцев. При всем том, что многие требования осужденных бывают, нелепы и необоснованы, более того, невыполнимы, они, тем не менее, каждый раз заставляют нас вспомнить, что осужденные — люди.

Таким образом, казалось бы, внешне бессмысленные всплески агрессивности на самом деле являются выражением глубинных переживаний, часто весьма болезненных.

Тем не менее, наличие мотивов исправления и возмещения причиненного вреда у осужденных не следует отрицать. Немалое число преступников пытается разобраться в себе, понять свою истинную вину и покаяться, хотя бы самому себе. Жаль только, что им мало помогают в этом чрезвычайно трудном и сложном деле, которое имеет глобальное значение для любого общества, нашего в том числе.

Литература:

1.                  Ушатиков А. И., Казак Б. Б. Пенитенциарная психология. Рязань, 2003. С. 168–169, 190–191, 215–216, 234–235.

2.                  Абаджан А. В. Проблемы пенитенциарной преступности. М., 2001. С. 22–23.

3.                  Старков О. В. Криминологические основы исполнения уголовного наказания: Дис.... д-ра юрид. наук М., 1998. С. 141.

4.                  Абаджан А. В. Указ. соч. С. 39–40.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle