Библиографическое описание:

Нечаев А. А. Источники и виды энантиосемии // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 638-641.

В языках существует такое явление, где сочетаются омонимия и антонимия, т. е. в одном и том же слове выражаются противоположные по своей семантике значения. Такая «внутрисловная антонимия» получила название энантиосемии. В толком словаре данному явлению даётся следующее определение:

Энантиосемия, и, мн. нет, ж. [нем. Enantiosemie < греч. еn в, при + antios противоположный + sēma знак]. лингв. Разновидность антонимии: совмещение противоположных значений в одном слове (напр.: «бесценный»— 1) не имеющий никакой цены; 2) имеющий очень высокую цену). Ещё с древних времен известно остроумное высказывание Цицерона «tollendum esse Octavium» т. е. «следует возвысить Октавия» или же «следует устранить Октавия».

Сам термин «энантиосемия» был впервые введен в научный обиход в конце ХIX в. российским языковедом В. И. Шерцлем. Под энантиосемией он понимал «то явление, где одно и то же слово вмещает в себя два прямо противоположных друг другу значения». Примерно в это же время выходит труд немецкого лингвиста К. Абеля, в котором он изучает «противосмысл» (Gegensinn) [Шерцль 1883: 1].

Под так называемыми источниками энантиосемии понимаются причины и явления, при которых становится возможным возникновение у лексических единиц дополнительного значения, которое является противоположным главному. На современном этапе изучения явления энантиосемии различными учеными выделяются семь основным причин его возникновения.

Изменение значения до противоположного рассматривается как источник диахронической внутриязыковой энантиосемии. Оно подразумевает:

Возникновение другого, противоположного значения и дальнейшее его употребление в качестве основного. Это происходит, как правило, под влиянием эмоциональной окраски и экстралингвистических факторов. К примеру, англ. «fastidious» — «привередливый, разборчивый» и «пренебрежительный».

Возникновение противоположного значения и возвращение к первоначальному. Тем не менее, очень часто слово представляет собой нейтральное значение. Например, англ. «dust» имеет значение «запылить», и «вытирать пыль».

Заимствования (как правило, из неродственных языков). Для иллюстрации данного источника энантиосемии можно привести такой пример: фр. «hére» — «ничтожный человек, бедняк» и нем. «Herr» — «господин».

Многозначность словообразующих морфем (например, префиксов) рассматривается как источник синхронной внутриязыковой энантиосемии. Как утверждает Л. А. Булаховский «Одна и та же приставка, присоединенная к одному и тому же глаголу, нередко приводит к образованию разных слов, значения которых могут быть прямо противоположны, так как некоторые префиксы не отличаются достаточной определенностью своего значения» [Булаховский 1954: 79]. Например, русск. просмотреть — «пересмотреть до конца, быстро проглядеть» и «не разглядеть» (для сравнения: нем. übersehen, англ. to overlook, to oversee).

Смещение субъектно-объектных отношений. На данный источник энантиосемии указывает В. Н. Прохорова. Здесь в качестве примера можно взять русское слово «выучить» со значениями «изучить» и «научить» [Прохорова 1976: 165].

Асимметрия языкового знака. При синонимии одно означаемое соответствует нескольким означающим, при полисемии, омонимии и энантиосемии одно означающее соответствует нескольким означаемым.

Образование сложных слов. Следует отметить, что лишь некоторые языковеды причисляют образование сложных слов к причинам возникновения энантиосемии. Сюда относятся такие слова как англ. «bittersweet» (bitter — «горький» + sweet — «сладкий»), русск. «купля-продажа», «живой труп», «богочеловек» и так далее. Однако, данные примеры не представляют явления энантиосемии, так как еще М. М. Маковский утверждал, что при интеграции двух значений либо формируется новое, третье значение или слово, либо свое значение сохраняет лишь одно из составляющих. По мнению М. Ю. Бродского, слова типа англ. «without» — «без» (with — «без» + out — «вне»), нем. диал. «mitohne» — «без» (mit — «да» + ohne — «без»), нем. диал. «janein» — «нет» (ja — «да» + nein — «нет») не могут быть причислены к лексической энантиосемии согласно критериям противоположности, из которых следует, что данные сложные слова не имеют энантиосемического значения, так как используются только в одном значении. [Маковский 1989, Бродский 1998].

За всё время исследования явления энантиосемии было предложено несколько её классификаций. Одной из самых известных является детальная классификация, которую предложила Г. В. Яцковская [1976], и которую позже переработал и дополнил М. Ю. Бродский [1998]. Эти учёные выделили различные виды энантиосемии, то есть отдельные случаи энантиосемии, обладающими определёнными свойствами и функциями в зависимости от таких факторов, как часть речи, расположение в предложении, интонация, этимология и другие.

I. Речевая энантиосемия.

II. Языковая энантиосемия.

1.      Грамматическая энантиосемия.

2.      Фразеологическая энантиосемия.

3.      Лексическая энантиосемия.

3.1. Синхронная внутриязыковая энантиосемия.

3.2. Синхронная межъязыковая энантиосемия.

3.3. Диахроническая внутриязыковая энантиосемия.

3.4. Диахроническая межъязыковая энантиосемия.

Согласно данной классификации, в явлении энантиосемии можно выделить две большие группы. Первая из них — это речевая или эмоционально-оценочная энантиосемия, которая связана с фонетическими особенностями того или иного языка и возникает, как правило, при определенном интонационном оформлении фразы. Многие лингвисты утверждают, что при использовании определённой интонации значение слова изменяется в прямо противоположном направлении. Так, например, Л. А. Булаховский подчеркивает, что «значения в языке могут изменяться к прямой своей противоположности [Булаховский 1988: 68]. В стилистическом аспекте — это явление иронии, т. е. насмешливого употребления слов или выражений положительного значения — в противоположном понимании». Иными словами, эмоционально оценочная энантиосемия базируется на интонации говорящего и в большинстве случаев несёт в себе иронический характер высказываний. Таким образом, можно смело заявить, что данный вид энантиосемии является наиболее продуктивным, чем все остальные, так как очень часто встречается в повседневной жизни. Примеров данного вида энантиосемии можно привести бесконечное множество, а подвержены ему могут быть слова, которые первоначально не несут в себе энантиосемического значения.

В качестве примера можно привести такое высказывание: «Nice job you did there!» — «Ты отлично справился со своей работой, выполнил дело на достойном уровне», либо же «Ты всё сделал неправильно, всё испортил, сделал плохое дело».

Вторая группа носит название языковой энантиосемией, которая состоит из грамматической, фразеологической и лексической энантиосемии. Её источники кроются либо в грамматике языка, либо в его словарном запасе.

По мнению В. И. Шерцля, грамматическая энантиосемия заключается в возможном смешении в языках транзитивных и нетранзитивных, активных и пассивных значений: например, нем. heilen — «лечить, исцелять» и «вылечиваться, исцеляться». И. Пете в своей работе приводит примеры словосочетаний со значением nomina actionis, которые можно рассматривать как словосочетания со значением субъекта или со значением объекта. К примеру, «чтение Пушкина» можно понять как «читают Пушкина» и «Пушкин читает». Е. К. Жаркова отнесла к грамматической энантиосемии случаи совмещения в одной лексеме в различных контекстах совершенного и несовершенного видов, переходности и непереходности у глаголов, единственного и множественного числа, одушевленности и неодушевленности у имен существительных, совмещение в одной форме мужского и женского рода [Шерцль 1883, Пете 1964, Жаркова 1988].

Фразеологическая энантиосемия проявляется во многих фразеологизмах, внешняя форма которых противоречит его смыслу, т. е. является противоположной. К такому роду фразеологизмов можно отнести англ. «he can’t half swim» — «он здорово плавает» и «он совершенно не умеет плавать». Также существует ряд фразеологизмов, которые несут в себе два противоположных смысла. Например, русск. «вертеться в голове» — «никак не вспомниться» и «постоянно, неотступно возникать в сознании».

Лексическая энантиосемия в свою очередь делится на четыре подвида:

К синхронной внутриязыковой энантиосемии относятся те случаи, когда противоположные значения присутствуют в словах одного и того же языка. К примеру, ит. «famoso» — «знаменитый» и «пресловутый», англ. «сrammer» — амер. «студент-зубрила» и брит. «репетитор».

Синхронная межъязыковая энантиосемия заключается в наличии противоположных значений у этимологических тождественных слов в двух родственных языках: русск. «черствый» — «несвежий» и чешск. «cerstvý» — «свежий».

Диахроническая внутриязыковая энантиосемия:

изменение в ходе исторического развития значения слова до противоположного: русск. «честить» — устар. «восхвалять, славить» и совр. «бранить, обзывать обидными словами»;

появление в ходе исторического развития двух слов этимологически родственных и сходных по звучанию, которые на одном этапе исторического развития имеют в языке противоположные значения.

Диахроническая межъязыковая энантиосемия возникает как результат заимствования двумя разными языками нейтрального значения слова, которое развивается и оформляется в них в виде двух противоположных значений. Например, лат. «hostis» — «враг» и герм. «Gast, guest» — «гость».

В заключение можно привести следующие выводы:

1)        явление энантиосемии заключается в том, что одна языковая единица способна выражать два прямо противоположных значения в зависимости от контекста;

2)        под источниками энантиосемии понимаются причины и явления, при которых становится возможным возникновение у лексических единиц дополнительного значения, которое является противоположным главному;

3)        основные источники явления энантиосемии можно разделить на две большие группы: источники диахронической внутриязыковой энантиосемии (возникновение противоположного значения и дальнейшее его употребление в качестве основного, возникновение противоположного значения и возвращение к первоначальному, заимствования их других языков), источники синхронной внутриязыковой энантиосемии (многозначность словообразующих морфем, смещение субъектно-объектных отношений, асимметрия языкового знака, образование сложных слов);

4)        под видами энантиосемии понимаются отдельные случаи энантиосемии, обладающими определёнными свойствами и функциями в зависимости от таких факторов, как часть речи, расположение в предложении, интонация, этимология и другие;

5)        можно выделить следующие виды энантиосемии: речевая или эмоционально-оценочная и языковая, которая в свою очередь подразделяется на грамматическую, фразеологическую и лексическую. Лексическую энантиосемию можно в дальнейшем подразделить на внутриязыковую и межъязыковую, каждую из которых можно рассматривать либо в диахроническом, либо в синхронном аспекте;

6)        виды и источники энантиосемии тесно связаны между собой, поэтому их всегда стоит рассматривать вместе.

Литература:

1.         Бродский М. Ю. Лексическая энантиосемия в сопоставительном аспекте (на материале современного английского и французского языков): Дис….канд.филол.наук. [Текст]/ Екатеринбург,1998. — 196 с.

2.         Булаховский Л. А. Введение в языкознание. [Текст]/ М.: Учпедгиз, 1954. — 175 с.

3.         Булаховский Л. А. Энантиосемия. Развитие противоположных значений. [Текст]/ Русская речь, 1988. № 2. C.68–70.

4.         Маковский М. М. Английская диалектология. Современные английские территориальные диалекты Великобритании. [Текст]/ М.: Высшая школа, 1980. — 191 с.

5.         Маковский М. М. Английская этимология. [Текст]/ М.: Высшая школа, 1986. — 151 с.

6.         Маковский М. М. Удивительный мир слов и значений: Иллюзии и парадоксы в лексике и семантике. [Текст]/ М.: Высшая школа, 1989. — 200 с.

7.         Новиков Л. А. Антонимия в русском языке. (Семантический анализ противоположности в лексике). [Текст]/ М.: Изд-во Моск. ун-та, 1973. — 290 с.

8.         Прохорова В. Н. О словах с противоположными значениями в русских говорах. [Текст]/ Филологические науки. 1961. № 1. C. 122–127.

9.         Прохорова В. Н. Блаженный: счастливый или глупый? О явлении энантиосемии. [Текст]/ Русская речь. 1978. № 5. C. 51–55.

10.     Прохорова В. Н. Энантиосемия в современном русском языке(о причинах и условиях возникновения и функционирования слов с противоположными значениями). [Текст]/ Вопросы русского языкознания. Вып. 1. М.: МГУ, 1976. С. 157–165.

11.     Шерцль В. И. О словахъ съ противоположными значенiями (или о такъ называемой энантiосемiи) [Текст]/ Филол. записки. Вып. V-VI. Воронеж, 1883. С. 1–39.

12.     Яцковская Г. В. Энантиосемия в современном немецком языке: Дис.... канд. филол. наук. [Текст]/ М., 1976. — 185 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle