Синкретизм в языке. Энантиосемия как частный случай проявления синкретизма в языке | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

V международная научная конференция «Филологические науки в России и за рубежом» (Санкт-Петербург, декабрь 2017)

Дата публикации: 04.12.2017

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Романчук Ю. В. Синкретизм в языке. Энантиосемия как частный случай проявления синкретизма в языке [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 51-53. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/258/13433/ (дата обращения: 24.06.2018).



Одной из отличительных особенностей состояния языка на современном этапе его развития принято считать стремление к языковой экономии. По мнению М. А. Павлюковец, «одним из частных случаев реализации языковой экономии, наблюдаемой на различных уровнях системы языка», выступает феномен синкретизма [8, с. 3].

Осмысление сущности синкретизма в лингвистическом аспекте впервые было предложено Л. Ельмслевым, который рассматривал данное явление как общее свойство языка и определял как «категорию, установленную совпадением» [4, с. 344].

Понятие «синкретизм», которое включает в себя значения соединения, слитности, совпадения, нерасчлененности встречается во всех областях знаний. В рамках лингвистической науки довольно емкое определение данного понятия предложено В. В. Бабайцевой, которая рассматривает синкретизм как «совпадение в процессе развития языка функционально различных грамматических категорий и форм в одной форме; совмещение (синтез) дифференциальных структурных и семантических признаков единиц (некоторых разрядов слов, значений, предложений, членов предложения и др.), противопоставленных друг другу в системе языка и связанных явлениями переходности» [2, с.446].

Согласно М. А. Павлюковец, синкретизм — это, с одной стороны, слияние, совпадение двух или более значений, которое находит свое выражение в доминировании одного из них, а с другой стороны — это ситуация, когда конкретное категориальное значение находит свою реализацию только в определенной синтаксической среде. Синкретизм служит естественным регулятором отношения плана выражения и плана содержания, когда между ними наблюдаются сдвиги динамического характера. Проблема синкретизма связана с проблемой асимметрии языкового знака, которую можно рассматривать как «фундаментальный фактор языка» [8, с. 9].

Синкретизм как лингвистическое явление совмещает в себе свойства полисемии и переходности, омонимии и нейтрализации и реализуется как самостоятельное явление на всех уровнях языка [11, с. 95].

Ш. Балли вместо термина «синкретизм» использует термин «совмещение означаемых», которое имеет место в тех случаях, когда одно неразложимое означающее имеет несколько значений [3].

По мнению А. Мартине, синкретизм нельзя считать случайным явлением в языке, так он затрагивает структуру языка. Лингвист также отмечает, что синкретизм ведет к усложнению функционирования языка, но явиться причиной путаницы, учитывая естественную избыточность человеческой речи, он может только в единичных случаях [7].

В работе Т. В. Колесниковой синкретизм трактуется как «обусловленное единством чувственного и рационального мышления универсальное свойство языка, проявляющееся в способности языковой единицы выражать комплекс противопоставленных лексических и / или грамматических значений» [5, с. 47].

Универсальность синкретизма заключается в его проявления в различные периоды развития языка, на различных уровнях системы языках и в различных типах речи [5].

На наш взгляд, определение понятия синкретизма в языке, предложенное Т. В. Колесниковой, является наиболее оптимальным для восприятия в русле его рассмотрения в качестве одного из источников возникновения энантиосемии как явления, при котором внутри одного и того же слова совмещены два прямо противоположных друг другу значения.

С. Л. Чареков настаивает, что синкретичные формы в языке являются следствием недискретности человеческого мышления на архаическом этапе его развития и отражают начальный этап становления языка. По мнению исследователя, такого рода нерасчлененность лексического значения позволяет прийти к заключению, что именно наличие в слове предпосылок к поляризации значений можно рассматривать как источник его дальнейшего развития [12].

Важно отметить, что в работах родоначальников исследований по энантиосемии [1, 14], равно как и в работах современных исследователей данного феномена [6, 9, 12] отмечается тот факт, что синкретичный характер древних корней, отражавших обобщенные представления древних людей о мире, стоит рассматривать как фактор развития внутри одного слова полярных значений, что и находит свое отражение в явлении энантиосемии.

В частности, по мнению М. В. Пименовой, в диахроническом аспекте энантиосемия является следствием семантического синкретизма двоичных противопоставлении в слове. Исследователь подчеркивает, что такая противопоставленность значений внутри одного и того же слова отражает наиболее ранний, примитивный этап развития мышления, для которого типичен комплекс единства противоположностей [9].

Е. В. Шелестюк также говорит о том, что диахронически энантиосемия выражается в изначальном — реальном или потенциальном — сосуществовании двух противоположных значений в семантической структуре слова (лексемы), то есть в их синкретизме. По мнению автора, именно ранний синкретизм противоположных основ привел к развитию энантиосемичных значений [13].

Исходя из вышеизложенного, на примере английского языка можно предположить, что синкретичный характер древней основы проявляется в значении глаголов, обозначающих разнонаправленные действия, а также в словах, обозначающих противоположные признаки.

Рассмотрим некоторые примеры подобного рода энантиосемичных слов:

draw

1) to open the blinds, curtains, etc. (поднимать жалюзи, шторы и т.п);

2) to close the blinds, curtains, etc. (опускать жалюзи, шторы и т.п);

dust

1) to clean furniture, a room, etc. by removing dust from surfaces with a cloth (чистить мебель, комнату и т.п, удаляя пыль тряпкой);

2) to cover something with fine powder, flour, etc. (обсыпать что–либо пудрой, мукой, и т.п);

rent

1) to regularly pay money to somebody so that you can use something that they own (регулярно платить кому–то деньги, чтобы пользоваться их собственностью — брать в аренду);

2) to allow somebody to use something that you own in exchange for regular payments (разрешить кому–то пользоваться своей собственностью за регулярную плату — сдавать в аренду);

seed

1) to plant seeds in an area of ground (засевать семенами участок земли);

2) remove the seeds from vegetables, etc. (вычищать семена из овощей и т. п.);

awesome

1) rather frightening (внушающий страх);

2) very good, enjoyable, etc. (приятный, доставляющий удовольствие и т.п);

some

1) a large number or amount of something (значительное количество чего–либо);

2) a small number or amount of something (маленькое количество чего–либо).

Таким образом, синкретизм древней основы является одной из причин полярных расхождений внутри одного и того же слова, которые ведут к явлению энантиосемии.

Литература:

  1. Abel, K. Über den Gegensinn der Urworte / K. Abel. — Leipzig, 1884. — 82 p.
  2. Бабайцева, В. В. Большой энциклопедический словарь / В. В. Бабайцева. — 2000. — С. 446.
  3. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Ш. Балли. — М., 1995. — С. 164–168.
  4. Ельмслев, Л. Пролегомены к теории языка / Л. Ельмслев // Новое в лингвистике. — Вып. 1. — М., 1960. — С.264–389.
  5. Колесникова, Т. В. К вопросу о выделении видов синкретизма / Т. В. Колесникова // Гуманитарные исследования. — 2009. — № 3 (31). — С. 47–51.
  6. Макарова, Е. М. О причинах и проявлениях энантиосеми в русском языке в межславянском аспекте / Е. М. Макарова // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2010. — № 4 (2). — С. 631–635.
  7. Мартине, А. Нейтрализация и синкретизм / А. Мартине // Филологические науки. — 1969. — № 2. — С. 96–109.
  8. Павлюковец, М. А. Синкретизм на морфологическом и синтаксическом уровнях английского языка как проявление языковой экономии: функциональный аспект: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / М. А. Павлюковец. — Ростов-на-Дону, 2009. — 22 с.
  9. Пименова, М. В. Семантический синкретизм в диахронии / М. В. Пименова // Русский язык в контексте национальной культуры. — Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2007. С. 161–166.
  10. Просянникова, О. И. Синкретические формы типа существительное / глагол в английском языке: автореф. дис.... д–ра фил. наук:10.02.04 / О. И. Просянникова. — Санкт-Петербург, 2012. — 40 с.
  11. Просяннникова, О. И. Семантические изменения в синкретических формах «существительное / глагол» в английском языке / О. И. Просянникова. — Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. — 2011. — С. 94–104.
  12. Чареков, С. Л. Семантическая структура словообразования в русском и алтайских языках: моногр. — 2-е изд. испр. и доп. — СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2009. — 116 с.
  13. Шелестюк, Е. В. Диахронический аспект энантиосемии / Е. В. Шелестюк // Слово в пространстве языка: материалы междунар. научно–практич. заочной конференции. — Ульяновск: ГОУ УлГПУ им. И. Н. Ульянова, 2011. — С. 196–216.
  14. Шерцль, В. О словахъ съ противоположными значеніями (или о такъ называемой энантіосеміи) / В. Шерцль // Филологические записки. — Воронеж: Типо-литография Губернского правления, 1883. — Вып. 5/6. — C. 1–39.
Основные термины (генерируются автоматически): синкретизм, древняя основа, слово, язык, языковая экономия.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос