Библиографическое описание:

Бельский В. В. Нивелирование эффекта «старения» трудовых ресурсов Калининградской области за счет развития инновационной специализации региона // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 385-390.

В статье обосновывается необходимость смещения специализации производств Калининградской области в сторону инновационного сектора в перспективе ближайших лет. Необходимость обусловлена, во-первых сокращением количества трудоспособного населения области в перспективе до 2020 года, во-вторых расширяющимися возможностями реализации новых инновационных проектов и видов перспективной промышленной деятельности на базе исследований и разработок научных центров и лабораторий БФУ им. И. Канта. Обоснование обоих утверждений нашло свое отражение в данной статье в результате проведенных: оценки состояния социально-экономического развития области и сопоставления инновационной направленности развития стран Балтийского региона и Калининградской области. Предлагаемые меры способны помочь преодолеть проблему «старения» трудовых ресурсов и сократить влияние «двойной периферийности» на развитие Калининградской области.         

Ключевые слова:инновационная специализация, Калининградская область, «старение» трудовых ресурсов, трудовые ресурсы региона.

Известно, что основной проблемой, с которой столкнется рынок труда Калининградской области еще до 2020 года — это «старение» населения области [1, 2]. Эта проблема является следствием низкой рождаемости в начале девяностых годов двадцатого века, как в области, так и в России в целом. Известно, что с 1988 г. уровень рождаемости в области постоянно уменьшался. С тех пор, стало характерным сокращение числа детей в семьях [8, с. 132] вследствие чего, сейчас, подходит период, когда поколения конца восьмидесятых и начала девяностых неспособно в полной мере заменить старшие поколения на рынке труда. В случае если власти Калининградской области не смогут решить данную проблему в ближайшие годы, трудовая нагрузка на лиц старшего и пенсионного возраста будет планомерно увеличиваться из года в год и, предположительно, достигнет своего пика к середине двадцатых годов двадцать первого века. Далее, весьма условно можно предположить, что трудовая нагрузка на пожилых людей пойдет на убыль, так как рынок труда начнет пополняться рабочими и специалистами, из поколений, рожденных в конце девяностых и начале нулевых годов.

В рамках указанной проблемы необходимо проанализировать динамику изменения численности возрастных групп в структуре населения Калининградской области и дать прогнозные значения на два последующих периода (2014 и 2015 годы). Для этого, численность населения Калининградской области была разбита на шесть возрастных групп: от 0 до 19 лет, от 20 до 29 лет, от 30 до 39 лет, от 40 до 49 лет, от 50 до 69 лет и от 70 до 100 лет (в том числе люди старше 100 лет) [6]. С точки зрения текущих тенденций развития рынка труда — основными возрастными группами можно считать четыре группы с общим возрастным диапазоном от 20 до 69 лет — продолжительность жизни, которая принимается в данном исследовании, как основной трудоспособный возраст рабочего или специалиста (независимо от половой принадлежности). Группы от 0 до 19 и от 70 до 100 (и старше) условно отнесены к неосновным. На основании данных за 15 предшествующих лет был сделан долгосрочный маркетинговый прогноз на два последующих периода — 2014 и 2015 годы (таблица 1).

Таблица 1

Динамика и прогноз численности населения Калининградской области по возрастным группам

Возрастная группа

Изменение с 1999 по 2013 г.

(за 15 лет)

Прогноз на 2014–2015 гг.

0–19 лет

планомерное сокращение численности с 254,4 до 193,7 тыс. человек

сохранение отрицательной динамики в пользу сокращения до 187,7 тыс. человек в 2014 году и 186,4 тыс. в 2015 году

20–29 лет

планомерное увеличение численности населения с 144,2 до 159,7 тыс. человек

сохранение положительной динамики в пользу увеличения до 163,9 тыс. человек в 2014 году и 164,9 тыс. в 2015 году

30–39 лет

сокращение численности вплоть до 2007 года с 147,7 тыс. в 1999 году до 134,6 тыс. в 2007 году, после чего наблюдается рост до 145,4 тыс. в 2013 году

сохранение положительной динамики в пользу увеличения до 150,8 тыс. человек в 2014 году и 155,1 тыс. человек в 2015 году

40–49 лет

планомерное сокращение численности населения с 161,3 тыс. до 130,4 тыс.

сокращение до 126,8 тыс. человек в 2014 году и 124,1 тыс. человек в 2015 году.

50–69 лет

планомерное увеличение численности с 188,1 тыс. человек до 237,2 тыс.

сохранение положительной динамики в пользу увеличения до 237,8 тыс. в 2014 году и 241,6 тыс. в 2015 году

70–100 лет

планомерное увеличение численности с 65,5 тыс. человек до 88,4 тыс.

сохранение положительной динамики в пользу увеличения до 92,5 тыс. человек в 2014 году и 94,5 тыс. человек в 2015 году

Таким образом, за пятнадцать минувших лет население области стало «старее» (рисунок 1). Так, если в 1999 году самой многочисленной возрастной группой было население от 0 до 19 лет (26 % от численности населения области), то в 2013 году самой многочисленной группой населения стала возрастная категория от 50 до 69 лет (25 % от численности населения области), причем количество людей в возрасте от 70 до 100 лет (и старше) так же увеличилось. Следует заметить, что в рассматриваемом периоде численность населения Калининградской области изменилась незначительно: в 1999 году она составила 961 тыс. человек, а в 2013 году 955 тыс. человек.

Доказательством планомерного «старения» населения области так же служит динамика роста численности пенсионеров в области. Так, если в начале 2011 года количество пенсионеров составляло 241,7 тыс. человек (25,75 % от общей численности населения области), то к началу 2012 и 2013 годов их количество уже составляло 246,6 тыс. человек (26,18 %) и 250,1 тыс. человек (26,42 %) соответственно [5]. Говоря о прогнозе на будущее, следует обратиться к рисунку 2, где представлена возможная возрастная структура населения 2015 года.

Рис. 1. Изменение возрастной структуры населения за 15 лет

Как видно из рисунка 2, неосновная группа в возрасте от 0 до 19 лет продолжит уменьшение и сократиться еще на 1 %, в то время как количество пожилых людей увеличится на 1 %, что оправдывает опасения властей относительно увеличения трудовой нагрузки на людей старшего возраста в период до 2020 годов.

Рис. 2. Прогноз возрастной структуры населения на 2015 год

Если придерживаться тех тенденций, которые представлены в данном инерционном прогнозе, а так же обратиться к программно-целевой документации развития области, то уже к 2020 году можно ожидать, что количество трудоспособного населения может сократиться на 55 тыс. человек. Численность лиц трудоспособного возраста может уменьшиться на 7 %, количество лиц в возрасте выше трудоспособного увеличится на 12 %, объем лиц младшего возраста увеличится на 15,6 %, что, в конечном счете, приведет к увеличению демографической нагрузки на 1000 трудоспособных граждан с 537 до 684 человек (рост порядка 27 %) [2].

Исходя из полученных результатов исследований, очевидно, что необходим новый путь развития социально-экономической сферы Калининградской области, промышленности и, соответственно, регионального рынка труда. Одним из возможных вариантов является переход к инновационной специализации области, требующей привлечение значительных интеллектуальных ресурсов. Привлечение интеллектуальных ресурсов, в свою очередь, не подразумевает экстенсивное расширение количества занятых в экономике региона, что вполне соответствует перспективным тенденциям развития рынка труда региона. Кроме того, развитие инновационной специализации будет способствовать более тесной интеграции научно-исследовательских структур области с аналогичными структурами других регионов России и ближайших зарубежных регионов стран Балтийского региона. Данный фактор может способствовать преодолению Калининградской области известного эффекта «двойной периферийности» [11], подразумевающего, что эксклавный Калининградский регион воспринимается как некая зона отчуждения, как со стороны РФ, так и со стороны ЕС.

Известно, что экономический рост в современном мире на макро и микро уровнях характеризуется увеличением значения научно-технической сферы и интеллектуализацией основных факторов производства [7]. В России, на повышение значимости инновационных процессов указывает характер и направленность программно-целевой документации в области науки и техники. В данной документации провозглашается курс на развитие умной и высокотехнологичной экономики, что, по-видимому, приведет к появлению нового поколения специалистов, опирающихся в своей деятельности, в том числе и на методики управления инновационными процессами. В Государственной программе РФ «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы отмечается, что одной из тенденций мирового научно-технологического развития является усиление воздействия новых технологий на управление и организационные формы бизнеса, стимулирующие развитие гибких сетевых структур [4]. В другом стратегическом документе «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» указывается, что целью государственной политики РФ в области науки и технологий является выход к 2020 году на мировой уровень исследований и разработок [3]. Очевидно, что данная стратегическая цель активизирует не только научную деятельность, но, так же приведет и к необходимости создания особой прослойки специалистов высокой квалификации, компетентных как в вопросах управления, так и в узкоспециализированных вопросах перспективных направлений развития науки и техники. К перспективным направлениям развития науки и техники РФ относят:

¾                    направления развития фундаментальных научных исследований в РФ;

¾                    приоритетные направления развития науки, технологий и техники в РФ и перечень критических технологий РФ;

¾                    приоритетные направления регионального развития науки, технологий и техники.

К перечню критических технологий относят 27 технологических направлений. Целесообразно перечислить некоторые из них: технологии биоинженерии; технологии информационных, управляющих, навигационных систем; технологии поиска, разведки, разработки месторождений полезных ископаемых и их добыча; технологии создания электронной компонентной базы и энергоэффективных сетевых устройств и др. Приоритетные направления регионального развития науки и техники Калининградской области представлены на примере приоритетных направлений развития БФУ им. Канта.

Пример четырех (всего девять) приоритетных направлений научно-технологического развития БФУ им. И. Канта (а, соответственно, и Калининградской области) в соотнесении с соседними зарубежными областями приведен на рисунке 3. Очевидно, что интеллектуальная специализация Калининградской области схожа с ближайшими приграничными регионами, что, впоследствии, может послужить поводом для миграции высококвалифицированного персонала включающего, в том числе и особые управленческие кадры. По этой причине целесообразно активизировать процессы подготовки особых кадров в сфере инноваций в рамках выделенных приоритетных направлений (рисунок 3). Привлечение студентов и слушателей возможно как из числа жителей Калининградской области, так и из-за рубежа.

Рис. 3. Интеллектуальная специализация Калининградской области на примере части приоритетных направлений развития БФУ им. И. Канта

Кроме того, в ходе анализа государственной научно-технической политики стран Балтийского региона удалось выяснить, что на данный момент на территории рассматриваемого региона выделяется 14 основных направлений развития науки и техники. Данные направления представлены в сводной таблице 2.

Как видно из данной таблицы, выделенные на рисунке 3 приоритетные направления Калининградской области, так же соотносятся и с основными приоритетами развития науки и техники стран Балтии. Предположительно, в случае развития кооперации и программ мобильности в перспективе можно ожидать рост количества иностранных студентов, желающих пройти обучение и подготовку на образовательной, инновационной и научно-технической базе Калининградской области (в рамках обучения в БФУ им. И. Канта). Кроме того, уже сейчас, на фоне развивающихся новых технологий, ожидаем очередной всплеск так называемой «инновационной волны региона», что подразумевает обновление жизненного цикл промышленности области [9].

Таблица 2

Направления научно-технической политики стран Балтийского региона

Приоритетные направления развития науки и техники

Балтийский регион

Швеция

Финляндия

Эстония

Латвия

Литва

Польша

Германия

Дания

Норвегия

Окружающая среда, климатические изменения

Биотехнологии и медицина

Информационные и телекоммуникационные технологии

Энергетика

Материаловедение и нанотехнологии

Национальная безопасность

Природные ресурсы

Социально-экономические и гуманитарные исследования

Физические, инженерные, промышленные исследования

Транспорт, мобильность

Услуги

Сельское хозяйство и рыболовство

Морские исследования

Национальная идентичность

На сегодняшний день, базу формирующихся инновационных сегментов (в том числе) составляют научные центры, лаборатории и малые инновационные предприятия БФУ им. Канта. Примечательно, что базой для инновационного процесса служит деятельность научных центров и лабораторий в то время как малые инновационные предприятия вовлечены в процессы коммерциализации НИОКР. И нужно подчеркнуть, что речь идет о высокотехнологичных инновациях, т. к. известно, что в многополярной среде определений понятия «инновация», не все инновации можно отнести к высоким технологиям [12].

На сегодняшний день, деятельность инновационных структур в составе БФУ им. И. Канта находится на стадии первых этапов развития и имеет поддержку исключительно со стороны бюджетных средств Программы развития БФУ им. И. Канта на период 2011–2020 годов. Ожидается, что эффект от развития данных структур опосредованно будет влиять на социально-экономическую ситуацию в регионе. Однако, в конечном счете, цель существования данных структур заключается в обеспечении финансовой жизнеспособности вуза в долгосрочной перспективе. Хотя, современные западные модели признают университет, как институциональный ресурс локального развития [10], очевидно, что для нужд всей области подобных масштабов будет недостаточно. В случае если данные структуры и соответствующие инновационные направления получат поддержку со стороны (в первую очередь) бизнеса и начнут активно развиваться за рамками вуза, можно ожидать, что проблема «старения» трудовых ресурсов Калининградской области будет отчасти нивелирована за счет интеллектуализации производств (а не экстенсивного расширения рабочих мест в рамках традиционной специализации области). Побочным эффектом может стать преодоление «двойной периферийности». Из этого следует ряд выводов, которыми можно завершить данную статью:

-        на сегодняшний день в Калининградской области существует реальная проблема, связанная со «старением» трудовых ресурсов;

-        дальнейшее развитие традиционной специализации области и экстенсивное расширение рабочих мест в рамках традиционной специализации неминуемое приведет к трудовой напряженности и дефициту трудовых ресурсов;

-        помимо ряда других возможных решений, существенным шагом для разрешения проблемы «старения» населения Калининградской области может стать переход экономики области к инновационной специализации (с учетом развития науки и техники Российской Федерации и стран Балтийского региона);

-        одним из источников роста и переориентации экономики области в сторону инновационной направленности может стать ряд исследовательских, научно-технических и коммерческих структур существующих на базе БФУ им. И. Канта.

Литература:

1.         Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Калининградской области до 2020 года» от 27 марта 2013 г.

2.         Стратегия социально-экономического развития Калининградской области на долгосрочную перспективу, от 2 августа 2012 года.

3.         Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу.

4.         Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы.

5.         Калининградская область в цифрах. Статистический буклет. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области. Калининград 2013.

6.         Отчет о выполненных работах по сбору статистической информации от 25.02.2014 № 26–04/444. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области.

7.         Ажинов Д. Г. Состояние и проблемы развития научно-технологической сферы Российской Федерации в сравнении со странами Балтийского региона. Электронный журнал «Вестник МГОУ» / www.evestnik-mgou.ru. — 2013 — № 3.

8.         Бильчак В. С., Дупленко Н. Г. Предпринимательство региона / Под ред. В. С. Бильчака. — Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2008. — 368 с.

9.         Ивченко В. В. Инновационная экономика приморских регионов: системный аспект развития. Вестник РГУ им. И. Канта. 2006. Вып. 3. Сер. Экономические и юридические науки. С. 35–42

10.     Клемешев А. П., Гареев Т. Р. Стратегические перспективы развития университета в эксклавном регионе. Балтийский регион. 2010. № 3.

11.     Федоров Г. М. Калининградская дилемма: «Коридор развития» или «двойная периферия»? Геополитический фактор развития российского эксклава на Балтике // Балтийский регион. 2010. № 2. С. 5–15.

12.     Шеховцева Л. С. Системный подход к модернизации и инновационному развитию региона: стратегические цели. Балтийский регион. 2011. № 3. С. 98–107.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle