Библиографическое описание:

Имамов Н. Ф. Авеста — источник гражданского права // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 353-355.

С древних времен некоторые правила и нормы влияли на отношения между людьми такие как имущественные, раздел вещей, обмен некоторых товаров или отношения, связанные с нематериальными ценностями касающихся нравственных качеств человека.

В истории народов Узбекистана также для урегулирования обмена товаров, договоров о тех или иных ценностей, чести и достоинства человека, особенно, данных обещаний о выполнении обязательств долгое время использовались правила, сформированные на менталитете и религиозных взглядов, другими словами, для урегулирования конфликтов были использованы нормы появившиеся на основе религиозно-нравственных ценностей, а также на основе обычаев и жизненного опыта. Со временем такие ценности и обычаи превращались в нормы права и были приняты в виде книг и сборников законов.

Нужно отметить, что в истории нашей страны самым древним источником считается «Авеста», которая является в своем роде энциклопедией. Авеста, как священный источник зороастрийской религии отражает в себе религиозно-философские, имущественно-правовые отношения между людьми, составление сделок и договоров, а также выполнение их и ответственность за невыполнения договоров. Авеста, как религиозная книга укрепила в себе правила урегулирующие социальные, экономические и правовые отношения между людьми. По утверждению ученого Исхакова М. Авеста является сборником вопросов и ответов между Заратуштрой и Ахура-Маздой. До наших дней дошли четыри части этой книги: «Видевдат», «Ясна», «Виспарат», «Яшт».

В частях Авесты дошедших до наших дней мы можем увидеть правила, регулирующие собственность, договоры, обязательства, которые на сегодняшний день имеют значительное место в гражданском праве. Стоит заметить, что в Авесте отношения собственности являются видом собственничества, основанного на общественной жизни людей, в которой имуществом владели и управляли аксакалы племени или общество аксакалов. То есть, глава общества управлял имуществом общества, которое не только удовлетворяло ежедневные потребности членов общества, но и имела большое место в укреплении военной экономической мощи общества. Если сравнить это положение имущества с современными имущественными отношениями то можно заметить, что в Авесте некоторые функции общества выполняло общественное имущество, которые очень близки к сути государственного имущества. Помимо этого, во времена, когда централизованных государств не было, экономической основой общественного управления являлось имущество, поэтому для управление обществом людей нужно было имущество, которое являлось основой господства.

Как известно, современное гражданское право определяет имущественное положение государства, его целенаправленное гражданско-правовое положение, право владение, пользование и распоряжение имуществом должно быть направлено на одну цель — на обеспечения благополучия народа и правоведы проводившие исследования в этой сфере пришли к этому мнению. Можно прийти к выводу, что в Авесте участие общества в имущественных отношениях, по мнению гражданского права, является целенаправленной правовой способностью. Основными задачами главы общества считалось удовлетворение потребностей членов общества и обеспечение безопасности и могущества общества с укреплением военной мощи. Исходя из этого можно сказать, во времена Авесты экономические задачи государства и общества были определены, во первых, укрепление военной мощи общества, во вторых, остаться невредимыми в боях с другими племенами. Поэтому во времена, когда все решало «оружие и сила» деление имущества решало военная мощь. Основное богатство общества были в руках аксакалов, военачальников и высокопочтенных лиц. Основным богатством свободных членов общества, То есть скотоводов, солдатов, ремесленников являлись скот, орудия производства и оружия. В Авесте земля считается не только объектом имущественных отношений, но и духовным средством удовлетворения материальных нужд человека. Поэтому в Авесте утверждается, что посев саженцев считается духовным долгом каждого, а не посев приносит несчастье и грех.

Правила, укрепленные в Авесте не только определяют отношение к земле, но и утверждают основу появления имущества. Нужно подметить, что на сегодня гражданское право, различая виды происхождения имущественных прав формулирует несколько теоретических правил насчёт этого. Например, появление имущественных прав делится на первичное и производное, которые утверждают появления имущественных прав, как первоначальный способ. В Авесте сбор урожая и сам урожай считается имуществом земледельца или хозяина земли.

Исходя из этого, можно сказать, что во времена Авесты вопросы имущества и собственничества играли важную роль в жизни общества. Положение людей в обществе и народе определялись количеством имущества и экономической обеспеченностью. Конечно же, в определении «человека» в Авесте 2700 лет назад, как живого организма и необходимость пропитания для него, обеспечение этого пропитания с помощью имущества при развитом обществе достойна внимания.

Нужно отметить, что во времена Авесты социальные отношения хотя и устанавливались имуществом общества и интересами общества, люди имели право иметь собственность. Х.Бабаев, Т.Дустжанов, С.Хасановы проанализировав вопросы имущества и экономические отношения в Авесте, пришли к следующим выводам: по данным Виндидата, есть основание пологать, что люди являлись собственниками недвижимости, То есть жилые дома, посевные земли и сады, крупно и малорогатый скот принадлежали правом имущества людям. Право имущества в реалии не ограничивалось правом владения и пользования. Оно вбирает в себя право управления, то есть вручение имущества во владения другого человека, а также право владения по договору имуществом другого человека. В действительности, Авеста одновременно устанавливает имущественные отношения и свободное гражданское обращения с имуществом, а также основы введения в обращение имущества крупных собственников. Конечно же, неуместно говорить, что имущественные отношения в Авесте похожи на нынешние имущественные отношения. Но собственничество указанное в Авесте — очень схожы с «имуществом общества» и общей собственностью. То есть имущество не принадлежало индивиду, а принадлежало обществу. В то время социальные отношения, связи между людьми развивались не в кругу одного человека, а в кругу родственничества и племени, а это в свое время повлияло на появления общего имущества. Поэтому, во времена Авесты не интересы одного человека — индивида ставились на первое место, а интересы общества, за одного человека отвечало целое общество, и наоборот, действия одного человека пораждало правовые последствия для общины. На сегодня эти отношения идентичны представительским отношениям. Потому что, в гражданском законодательстве за действия представителя права и обязанности возникают у представляемого. Исходя из этого, можно сказать, что член племени входя в отношение с другим членом племени пораждал правовые последствия для племени, а это в свое время говорит о том, что каждый член племени выступает от имени своего племени, То есть является представителем племени. Поэтому, общинные отношения осуществлялись в строгом порядке и обычно главы племени были вынуждены держать под наблюдением действия своих соплеменников. Можно прийти к выводу, что на основе этих отношений сформировалась общественно-племенная собственность.

В Авесте термин «гайта» обозначает богатство и частную собственность, которая использовалась в выражении материального положения и благополучия собственника. В имущественных отношениях «гайта», То есть частная собственность пренадлежала «вис» (племени). «Вис» состоял из более 15 родственных семей, которые занимались земледелием и скотоводством. Основным богатством общины считался скот, а частной собственностью считались жилые дома, участки, крепости, усадьбы, пастбища, поля, каналы и другие богатства. Конечно же, основным богатством полукочевных племен являлся скот. Но, у племен, которые вели оседлый образ жизни пастбища, поля, каналы и другие богатства пренадлежали племени. Члены же племени имели право собственности на жилые дома, посевы, орудия труда. Земли, как объекты недвижимости племенам раздавал правитель и эти земли считались имуществом племени. Во времена Авесты споры касающиеся имущества и определения судьбы имущества решались постановлением аксакалов племени.

В Авесте право владения, пользования и распоряжения собственностью охранялись не так, как в нынешнем гражданском праве, но всё же покушения на частную собственность считалось преступлением. За кражу собственности во времена Авесты конфисковали не только частную собственность вора, но и собственность всего племени — «вис», а также проклинали: «Проклинаем, пусть сгинут воры и разбойники». Данное правило является доказательством вышесказанным мыслям. За действие одного члена племени отвечало все племя.

В Авесте нанесения ущерба в любом виде основанная на насилии и совершенное не в благих интересах считается грехом. Поэтому благие дела считались целенаправленными добрыми поступками. Конечно же, во времена Авесты правовые взгляды и ценности не были проанализированы с точки зрения нынешнего естественного права и в нём в первую очередь высшими целями считались желания и слова Ахурамазды, которые не были основаны на идеологии человечности и всемирной интеграции. Но вопросы собственничества, уважение прав других, благие намерения в каждом деле, наказание за преступление, высокая оценка богатств, заработанных честным трудом, отвержение существования без труда (работы) в Авесте считаются отрицательными качествами с религиозной и духовной стороны, а также являются проблемами и основой концепции нынешнего гражданского права. В частности, нынешнее гражданское право при возмещении ущерба не обращает особое внимание на цель и мотив правонарушения, а в место это на первое место ставит возмещения нанесённого ущерба и вреда. По нашему мнению, при возмещении ущерба нужно обращать внимание на цель и мотивы правонарушителя для определения и взыскания размера ущерба, а также для целенаправленности взыскания ущерба нужно учитывать критерии «Благая мысль, благое слово, благое дело».

В Авесте наряду с имущественными отношениями были и правила составления договоров и сделок, а также их подтверждение и выполнение и всё это выполнялось одним честным словом 3000 лет назад.

Такие договорные отношения как, выполнения договора в экономических отношениях между людьми, выполнения обещания, быть верным клятве, действовать строго по договорам и выполнять обязанности в купле-продаже, возвращение вклада, то есть долга во время играют важную роль в Авесте. Конечно же, выполнения данного общения или сдержания слова считалось не просто повседневным делом, а священным долгом и правилом.

По Авесте подростки имели право вступать в брак с 15 лет. Основным условием для вступления в брак считалось единая религия вступающих в брак сторон. Как написано в Вандидоте, «Человек, поменявший хороший род на плохой, на род демонов принесёт очень большое огорчение Ахурамазде. Такие люди опаснее змей, страшнее волков» (фаргард XVIII, 125–134-части).

В Авесте в части «Вандидот» для сбережения здорового рода особое внимание уделялось на наследственные качества и поэтому заключению брака с родственниками категорически запрещалось. Это ограничение считается очень важным, даже на сегодняшний день и поэтому включено в законодательство Республики Узбекистан и является препятствием к заключению брака. По статье 16 части 2 Семейного кодекса не допускается заключение брака между родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии, между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, а также между усыновителями и усыновленными (удочеренными).

В заключении хотелось бы отметить, что в Авесте отношения, вытекающие из договоров, а также имущественные и семейные отношения не потеряли свою значимость для современных идентичных отношений, а некоторые идеи в нем внедрены в нормативные акты.

Литература:

1.                 Гражданское право. Учебник. Ч. I. — Ташкент: ТГЮИ, 2010.

2.                 Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответстсвенности. — М.: Юридлит. 1970. — 125 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle