Библиографическое описание:

Панькова Н. В. Вербальная агрессия подростков: самозащита или самоутверждение // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 457-459.

Анализ зарубежных исследований по данной проблематике позволил предположить, что наиболее близок к адекватной трактовки речевой агрессии это выражение негативных чувств как через форму (ссора, крик, визг), так и через содержание словесных ответов (угроза, проклятия, ругань). [1, с. 24]

Язык подростков активно развивается, с одной стороны, благодаря увеличению словарного запаса, а с другой стороны — за счет усвоения различных значений, которые закодированы в словаре родного языка. Интуитивно подросток приходит к тому, что язык способен отражать окружающую нас действительность и выражать определенный взгляд на все происходящее в мире.

Современные подростки большую часть свободного времени проводят перед телевизором или компьютером. Все реже встречаются дети, увлекающиеся чтением книг, походами в театр, занятиями в различных спортивных и творческих кружках. В большей степени их привлекает виртуальное общение. Неудивительно, что им зачастую трудно дается общение в «живую», как со сверстниками, так и с окружающими их людьми.

Согласно предложенной А. Н. Леонтьевым классификации, можно гипотетически предположить, что основными мотивами проявления вербальной агрессии в конкретных речевых ситуациях будут мотивы, связанные со следующими потребностями детей:

-        потребность в самореализации: возможная экспансия в чужое личностное пространство; стремление к достижению целей через ущемление интересов другого человека, нанесение вреда другим участникам ситуации общения и т. п.;

-        потребность в самоутверждении: протест против гиперопеки и ограничения свободы со стороны взрослых; потребность в самостоятельности, независимости; стремление к достижению авторитетного положения в детском коллективе и др.;

-        потребность в самозащите: стремление оградить себя от вербальной агрессии со стороны других участников речевой ситуации — осмеяния, унижения и т. п. [4, с. 93]

Жельвис В. И. выделяет «желание понизить социальный статус адресата»; «стремление понизить его уровень самооценки»; «попытку нанести моральный урон»; «повышение своей самооценки (или демонстрация силы)"; «желание добиться изменения поведения адресата». [3, с. 272]

Заинтересованность подростка в уважении и признании сверстников делает его чутким к их мнениям и оценкам. Замечания, недовольства и обида товарищей заставляют его задуматься о причинах этого, обращают его внимание на себя, помогают увидеть и осознать собственные недостатки, а потребность в хорошем отношении и уважаемом положении вызывает желание исправить недостатки и быть на высоте предъявляемых требований. В подростковом возрасте достаточно активно развивается очень важная для общения характеристика — умение ориентироваться показателям сверстников, брать их во внимание. Несформированность данного умения влечет за собой различные последствия: непринятие подростка его товарищами; нарушение развития общения по линии «подросток-подросток» и т. д.

Стремление подростка привлечь к себе внимание сверстников, заинтересовать их и вызвать симпатию может проявляться по-разному: это могут быть демонстрация собственных качеств, как прямым способом, так и путем нарушения требований взрослых, паясничанье, кривлянье. В качестве мотивов нарушения подростками норм общественного поведения наибольший процент составляют мотивы, связанные с неудовлетворенностью занимаемым среди сверстников положением.

Не менее насыщено проблемами и общение подростков со взрослыми. Один из источников этих проблем — непонимание взрослыми внутреннего мира подростка, их ложные представления о его переживаниях, мотивах тех или иных поступков, стремлениях, ценностях и т. п. Взрослое поколение явно недооценивают значение сферы общения со сверстниками для подростка. Анализ исследований показывает, что чем старше становится подросток, тем меньшее понимание он находит у окружающих его взрослых. Другими словами, родители перестают видеть своих детей, а учителя — своих учеников, а место этих конкретных и разных подростков начинает замещать некоторая абстрактная и искаженная его версия, почерпнутая из газет, из разговоров взрослых между собой, но только не из реального и живого видения ребенка.

В. С. Мухина отмечает: «Подросток легко улавливает неправильные или нестандартные формы и обороты речи у своих учителей, родителей, находит нарушение несомненных правил речи в книгах, газетах, в выступлениях дикторов радио и телевидения. В этом случае подросток испытывает чувство юмора, которое снижает его напряжение от постоянного внимания к реалиям языка. Это же обстоятельство содействует пониманию того, что речь в обыденной жизни людей часто грешит нарушениями правил». [5, с. 156] Важно знать, что данное открытие часто имеет далеко идущие последствия. Подросток может прийти не только к осознанию относительности речевых норм, но и к нормативному релятивизму во всех сферах жизнедеятельности.

Мы знаем, что ведущим мотивом деятельности в подростковом возрасте становится — стремление к независимости. Часто используются внешние, демонстративные формы отстаивания своей независимости, например, такие, как дерзость в общении. Сам факт дерзости становится символом его личной свободы, некой взрослости. Проявление дерзости может осуществляться не только в тоне и содержании речи, но и в использовании характерных для них речевых единиц, которыми нередко оказываются именно бранные слова.

Во-первых, очень распространена практика «двойного стандарта». Родители разговаривают с подростком грубо, постоянно кричат, используют обидные и унижающие реплики («ничего не понимаешь!»; «ты тупой?»). Но при этом строго наказывают ребенка за попытки отвечать в той же манере, заявляя: «Да, нам можно, а тебе нельзя!». Так взрослые иногда и не осознают собственной вербальной агрессии и удивляются: «Как он может? Мы ему слово, а он в нам десять!». Делая акцент на грубость ребенка, не замечают, что сами подают ему пример оскорбительного агрессивного поведения.

Во-вторых, родители иногда сознательно, но и иногда сами того не понимая дают ребенку понять, что словесная агрессия вполне допустима, в какой-то мере разрешая ее и в тот же момент запрещая: дома со взрослыми — нельзя, а с друзьями и одноклассниками, на улице — можно.

В-третьих, родители сами того не замечая, буквально подталкивают подростка на словесную атаку — допросами, подозрительно-обвинительными суждениями и постоянными замечаниями: Ты опять… ты вечно… у тебя всегда…чего от тебя ждать…». В результате бурная ответная реакция и вал дерзости: «Сами…! Отстаньте! Отвяжитесь!» [2, с. 48]

Всплеск негативных эмоций и переживаний — характерная, но далеко не единственная причина вербальной агрессии подростка. Список таких эмоций очень богат и разнообразен: обида, гнев, страх, скука, зависть, ревность, разочарование, усталость, раздражение. Ребенок, вынужденный жить в такой атмосфере переживаний, становится заложником вербальной агрессии. И данную проблему можно решить путем устранения тех причин, которые постоянно подпитывают соответствующее поведение подростка.

Не менее актуальна причина коммуникативной агрессии — это самозащита, агрессия «в ответ». Мы сталкиваемся с тем, что, подростковая речевая субкультура очень груба и для них характерна способность «огрызаться». Всякий ребенок, а в частности, подросток, рано или поздно сталкивается с враждебным настроем, оскорблениями в ходе коммуникативного акта и отвечает ему тем же. В этом и заключается сущность обороны, своеобразной защиты, исходящей от подростка.

На наш взгляд еще интересна причина речевой агрессии — самоутверждение. Часто встречаются подростки, которые не научены конструктивно решать проблемы общения, часто используют грубость, угрозы, насмешки, для того чтобы самоутвердиться за счет адресата. У таких «любителей» самоутвердиться всегда прослеживается проблема с самооценкой: она либо завышена, либо занижена.

Важным остается тот факт, что употребляемые подростком бранные, грубые, вульгарные выражения не всегда являются актами речевой агрессии. Например, педагогически запущенный ребенок не осознает, насколько вульгарны и обидны его высказывания, потому что он не знает другой манеры преподнесения информации. А ребенок, воспитывавшийся в сугубо высоконравственном понимании речевой культуры, хорошо осознает, что «уличные словечки» — это отрицательное явление. Но наряду с этим он может употребить их для того, чтобы продемонстрировать свою взрослость, некую самостоятельность и «раскрепощенность». И наконец, ребенок, который испытывает дефицит внимания со стороны взрослых, довольно-таки часто придерживается к использованию бранных и вульгарных реплик именно для того, чтобы вызвать негативную реакцию, руководствующиеся следующей формулировкой: «пусть ругают, лишь бы замечали».

Вербальная агрессия часто встречается и проявляется и в речи учителей. Это пренебрежительное, грубое и оскорбительное отношение к ученикам проявляется в повышении тона, резких восклицаниях, неоправданно частом употреблении повелительного наклонения глаголов, отсутствии необходимых формул речевого этикета, грубых замечаниях и язвительных насмешках: «Закрой рот!"; «Выйди вон из класса! Считаю до трех…" Однако именно вербальная агрессия педагога может иметь наиболее опасные последствия для ребенка.

Во-первых, это отрицательное воздействие на нервную систему учащихся, которое, влечет за собой ряд осложнений: у детей снижается самооценка, возрастает неуверенность в себе, ученики испытывают тревожность, страх перед конкретным педагогом, а затем и перед посещением школы в целом. Часто дети считают, что агрессия учителя направлены не на их поведение, а их самих, на их отдельную личность и зачастую дети становятся «заложниками» своих переживаний.

Во-вторых, каждый из нас должен понимать, что индивидуальное сознание ребенка перерастает в более сложное соединение центростремительных и центробежных тенденций. У подростка начинается формироваться особое, своеобразное сознание — «быть не как все» и корпоративное — «быть подобно своим». Именно поэтому создается специфическая лексика подростков, объединенных общими интересами, территорией, образом жизни, способствующая полноценной социализации их в обществе.

И важно не забывать, что мотив их «речевого поведения» может нести в себе два смысла: «самозащиту» или «самоутверждение»!

Литература:

1.                  Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — Спб: Питер, 1999. — 352 с.

2.                  Волков Б. С. Психология подростка. — М., 2002. — 160 с.

3.                  Жельвис В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема в языках и культурах мира. — М.: Ладомир, 1997. — 453 с.

4.                  Леонтьев А. Н. Основы теории речевой деятельности. — М., 1974. — 245 с.

5.                  Мухина В. С. Возрастная психология. — М., 1999. — 456 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle