Библиографическое описание:

Переверзев В. В. Позиция Китая по поводу чехословацких событий 1968 г. в отражении советской пропаганды // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 407-410.

В статье рассматривается позиция Китая в отношении чехословацкого кризиса 1968 г. через призму оценок советской пропаганды. Приводятся сведения о публикации материалов по данному вопросу в периодической печати СССР, справочной литературе и исследованиях периода 1968–1969 гг. Автором делается вывод о довольно сдержанной критике советскими средствами пропаганды позиции руководства Китая по поводу чехословацких событий.

Ключевые слова: Чехословацкий кризис, Пражская весна, КНР, СССР, пропаганда.

This article is devoted to the Chinese position with respect to Czechoslovak crisis in the light of Soviet propaganda. Some information about published material on this subject in the Soviet press is presented in the given article. The author draws a conclusion from restrained Soviet criticism of the Chinese position on the Czechoslovak events in 1968.

Key words: Czechoslovak crisis, Prague Spring, China, USSR, propaganda, Soviet press.

«Пражская весна» 1968 г., закончившаяся вводом войск Организации Варшавского договора (кроме Румынии и Албании) в Чехословакию была одним из самых сложных испытаний для мирового социалистического движения. Эта акция вызвала критику действий СССР со стороны западных стран, ряда компартий, а также болезненную реакцию Бухареста, Тираны и Пекина. Ответ китайского руководства был едва ли не самым жестким. Так, премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай обвинил КПСС в «варварской агрессии» и «неприкрытой измене марксизму-ленинизму». Аналогичными по тональности были и материалы китайской прессы [7, с. 149]. Советская пропаганда не всегда могла жестко реагировать на критику действий СССР зарубежными коммунистами, чтобы не создавать впечатления о больших разногласиях в мировом коммунистическом движении. В этой связи представляет определенный интерес отражение в СССР позиции КНР по поводу чехословацких событий в 1968 г.

Рассмотрим материалы периодической печати на примере двух главных советских изданий — газет «Правда» и «Известия» за период от ввода войск в Прагу до конца 1968 г. Выбор хронологических рамок обусловлен тем, что именно в этот период в периодике СССР появлялись материалы с критикой китайской позиции в чехословацком вопросе. Первое упоминание о ней содержалось в «Правде» за 25 августа 1968 г. В этом номере на первой полосе было опубликовано два материала. Первое сообщение содержало перепечатку Заявления ТАСС, из которого следовало, что в оценке чехословацких событий китайские лидеры оказались в одном ряду с руководителями стран НАТО и Югославии. Все они, как указывалось далее, называли действия СССР в Праге «оккупацией». В то же время в публикации говорилось, что на самом деле «верные своему интернациональному долгу социалистические страны пришли на помощь братской Чехословакии…» [13, с. 1].

Второе сообщение газеты «Правда» за 25 августа — «Непрошенные наставники», было более резким по своему содержанию. Его автор — политический обозреватель издания Ю. Жуков в своей заметке указывал на то, что в Пекине появилась первая реакция на августовские события 1968 г. Из нее следовало, что китайские руководители «поливают грязью компартию ЧССР» и обвиняют союзные страны во главе с СССР в сговоре с американским империализмом. При этом в роли «непрошенного наставника», по мнению обозревателя, непосредственно выступал Чжоу Эньлай, произнесший речь 23 августа в румынском посольстве. Из заметки следовало, что премьер Госсовета КНР заявил о существовании прямой угрозы советской интервенции для Румынии. Он призвал румын к «длительной борьбе» и пообещал поддержку со стороны Китая. В конце сообщения указывалось на то, что эти заявления не имеют под собой никаких оснований, и что с ними выступил человек, причастный к насаждению в Китае военно-террористической диктатуры. Вместе с тем, напоминалось, что Пекин «упорно отказывался создать» единый антиимпериалистический фронт для поддержки Вьетнама в его борьбе с США [13, с. 1]. При этом в публикации отсутствовала критика позиции румынского руководства по чехословацкому вопросу. Более того, об «особой позиции» румынского лидера Н. Чаушеску советская печать в 1968 г. вообще не упоминала[1].

Другое центральное советское издание — газета «Известия» сообщило о реакции маоистского Китая на события в Чехословакии 30 августа 1968 г. В номере «Известий» была перепечатана редакционная статья из польской газеты «Трибуна Люду» под названием «Пекин без камуфляжа». Прежде всего, обращает внимание ее яркий аллегорический стиль. Китайское руководство в публикации называлось «поставщиком антисоветской и антикоммунистической амуниции», которая предназначена западным странам. При этом, по мнению авторов польской газеты, пекинские лидеры в такой критике СССР встали в один ряд с антисоветскими кругами в ФРГ, США, Великобритании, Японии и Индонезии. Далее в редакционной статье делался вывод о переходе антисоветской политики Пекина в новую стадию. Если ранее маоисты всячески препятствовали обеспечению единства мирового коммунистического движения, что, например, выражалось в отказе от оказания скоординированной помощи Вьетнаму, то после «Пражской весны» они «стали прислуживать всемирной реакции» [8, с. 2].

Через две недели 13 сентября 1968 г. «Известия» вновь вернулись к теме реакции китайского руководства на чехословацкие события, напечатав материал своей пресс-службы под говорящим заголовком «Истерия клеветников». Из этого сообщения советский читатель мог узнать, что китайские руководители не ограничились критикой ввода советских войск в Чехословакию, высказанной Чжоу Эньлаем в румынском посольстве. Газета информировала, что 9 сентября министр иностранных дел КНР Чэнь И выступил со специальным заявлением, находясь в Северной Корее. Из сообщения следовал вывод о тщетных попытках главы МИД Китая оправдаться по поводу совпадения взглядов Пекина и западных стран по чехословацкому вопросу. Далее указывалось, что Чэнь И отверг все сравнения с Венгерским кризисом 1956 г., когда в Будапешт после консультации ЦК КПСС с ЦК КПК были введены советские войска. Реакция СССР на «Пражскую весну» толковалась Чэнь И как агрессия со стороны СССР. В ответ на эти заявления китайского министра более 50 дипломатов из разных стран, присутствовавших на приеме, покинули посольство КНР. Отсюда пресс-служба «Известий» сделала весьма красноречивый вывод о том, что китайские руководители «взяли за правило, находясь в гостях, оскорблять друзей хозяев дома» [9, с. 2].

20 сентября 1968 г. «Правда» опубликовала теоретическую статью академика Ю.Францева «О руководящей роли коммунистической партии в строительстве социализма». В ней были обозначены главные, по мнению автора, противники социализма. Среди таковых назывались руководители Китая, контрреволюционные силы в Чехословакии и югославские руководители. Лидеры КНР, в частности, именовались «левыми пособниками империалистической буржуазии», которые фактически уничтожили свою коммунистическую партию, подменив ее военно-бюрократическим режимом [14, с. 3]. Схожей по содержанию была статья Ю. Францева, опубликованная в «Правде» через день, 22 сентября. В ней маоистское руководство КНР обвинялось в стремлении разрушить социалистическую идеологию в своей стране под прикрытием левых фраз [15, с. 4].

В дальнейшем публикации советской периодической печати продолжали информировать советских читателей о том, насколько важно в современных условиях единство мирового коммунистического движения. При этом среди противников и даже врагов этого единства неизменно называлась группа Мао Цзэдуна. К примеру, в номере «Правды» за 25 сентября говорилось о том, что руководство Коммунистической партии Китая противопоставляет «мировому городу» «мировую деревню», а «ревизионисты Чехословакии дошли до утверждения, будто бы рабочие стали резервом консерватизма» [16, с. 1].

После 25 сентября материалы, освещающие реакцию китайских лидеров на чехословацкие события 1968 г. исчезли с полос советской периодической печати. С этого момента она полностью переключилась на информирование читателей о внутренней и внешней политике КНР. Такая информация, как правило, публиковалась в традиционной для советских периодических изданий рубрике «События в Китае». Сообщения под таким названием регулярно печатались, например, в «Правде» и «Известиях». В «Литературной газете» похожая рубрика носила название «Культурная революция-1968».

В отличие от «Правды» и «Известий» советский еженедельный телевизионный журнал «Новости дня» вообще не содержал какой-либо информации о реакции Китая на чехословацкий кризис 1968 г. Хотя, следует отметить, что в сюжетах «Новостей» полностью отсутствовала тема «Пражской весны». Так, тележурнал № 36 постфактум информировал зрителей о прибытии 23 августа в Москву президента Чехословакии Л. Свободы для переговоров с Л. И. Брежневым и А. Н. Косыгиным.

Советская справочная литература, обычно довольно оперативно отражвшая внешнюю политику той или иной страны, уделила реакции Китая на чехословацкий кризис 1968 г. немногим больше внимания. Так, в Ежегоднике Большой советской энциклопедии за 1969 г[2]. в разделе о Китае содержалось лишь краткое упоминание о том, что руководство КНР фактически заняло позицию «поощрения антисоциалистических сил в ЧССР после 21 августа 1968 г».. Кроме того, говорилось, что печать «Поднебесной» публиковала призывы к свержению правительства СССР и подогревала националистическую пропаганду [6, с. 285]. В то же время другой справочник «Международный ежегодник. Политика и экономика» за 1969 г., совсем не содержал раздела о Китае [12].

Некоторую информацию о реакции КНР на события в ЧССР отразили исследования об истории и международном положении Китая 1968–1969 гг. Среди них, прежде всего, выделяются работы крупнейшего отечественного китаеведа и дипломата М. С. Капицы. В 1968 г. в книге «Левее здравого смысла (о внешней политике группы Мао)» был отдельно выделен раздел о событиях в Чехословакии. Его содержание было довольно острым. Так, М. С. Капица указывал на то, что Чжоу Эньлай на приеме в румынском посольстве 23 августа 1968 г. использовал самые «чудовищные ругательства в отношении СССР и других социалистических стран». После этого премьер Госсовета КНР «открыто демонстрировал свое раздражение тем, что в Чехословакии не полились реки крови». Автор обосновано пришел к выводу о том, что маоистское руководство Китая готово на все, лишь бы причинить вред СССР. Поэтому все антиимпериалистические лозунги Пекина были пустыми фразами [11, с. 174]. Точно также трактовалась позиция Пекина в другой работе М. С. Капицы — «КНР: два десятилетия-две политики», вышедшей в 1969 г. [10].

В специальном сборнике о политике маоистского руководства «Опасный курс» за 1969 г. была опубликована статья китаеведов О. Б. Борисова, Б. Т. Колоскова, которые не обошли вниманием чехословацкий кризис и реакцию на него Китая. Они называли позицию группы Мао Цзэдуна предательством, поскольку в этом вопросе маоисты фактически встали в один ряд с антисоциалистическими силами, «пытавшимися вырвать ЧССР из социалистического лагеря» [1, с. 256–258]. Об этом же писал и бывший член ЦК КПК, сбежавший в СССР — Ван Мин, в своей брошюре «О событиях в Китае». Он указал на то, что Мао Цзэдун выступает против «здоровых сил» в ЧССР и «льет воду на мельницу американских и западногерманских империалистов» [3, с. 52]. Аналогичными по тональности и содержанию были советские исследования более позднего периода [2; 4].

Исходя из вышеизложенного явствует, что советская пропаганда отразила реакцию китайского руководства на чехословацкие события 1968 г. При этом интенсивность информирования граждан СССР о ней была невысокой. Советской пропагандой довольно четко были обозначены контуры, рисовавшие негативное отношение лидеров КНР к действиям советского руководства в Чехословакии в августе 1968 г. Из различных материалов следовало, что Пекин выступил с резкой критикой позиции СССР и других социалистических стран, осуществивших, по мнению КНР, грубое вмешательство в дела другого государства. При этом советская пропаганда не нагнетала напряженность в отношении китайской позиции по чехословацкому кризису, о чем, в частности, может свидетельствовать, малочисленность критических материалов в периодической печати, отсутствие какой-либо информации по данному вопросу в тележурнале «Новости дня» и лишь краткие упоминания в исследованиях и справочной литературе 1968–1969 гг. Такая ситуация, вероятно, обусловлена двумя основными факторами. Во-первых, Москва придерживалась курса на возможность возобновления диалога с Пекином, дабы иметь возможность свернуть идеологическую полемику и нормализовать двусторонние отношения. Одним из главных сторонников такой линии в Кремле был Председатель Совета министров СССР А. Н. Косыгин. Во-вторых, советская пропаганда была вынуждена проявлять определенную осторожность, информируя граждан о реакции КНР на «Пражскую весну», так как не желала признавать нарастания проблем в международном коммунистическом движении и провоцировать возникновение опасений за судьбу социалистического лагеря.

Следует заметить, что позиция, занятая советской пропагандой по вопросу об освещении реакции официального Пекина представляется обоснованной. Ввод войск стран ОВД в Чехословакию может оцениваться по-разному, но то, что руководство СССР преследовало цель сохранить социалистический строй в этой стране — очевидный факт. В этой связи обвинения маоистского руководства КНР в сговоре Москвы и Вашингтона выглядели явно надуманными[3]. Вероятно, такая риторика была необходима Мао Цзэдуну для поддержания образа врага в китайском обществе.

Литература:

1.                  Борисов О. Б., Колосков Б. Т. Антисоветский курс группы Мао Цзэдуна // Опасный курс. Выпуск первый. — М.: Политиздат, 1969. — 288 с.

2.                  Борисов О. Б., Колосков Б. Т. Советско-китайские отношения 1945–1977. — М.: Мысль, 1977. — 582 с.

3.                  Ван Мин. О событиях в Китае. — М.: Политиздат, 1969. — 64 с.

4.                  Владимиров О. Советско-китайские отношения в сороковых-восьмидесятых года. — М.: международные отношения, 1984. — 384 с.

5.                  Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. — М.: Международные отношения. — 728 с.

6.                  Ежегодник БСЭ. М.: Советская энциклопедия, 1969. — 608 с.

7.                  Зиновьев Г. В. Китай и Сверхдержавы. История внешней политики КНР (1949–1991). — СПб: СПбГУ, 2010. — 330 с.

8.                  Известия. 1968. 30 августа.

9.                  Известия. 1968. 13 сентября.

10.              Капица М. С. Два десятилетия-две политики. — М.: Политиздат, 1969. — 352 с.

11.              Капица М. С. Левее здравого смысла (о внешней политике группы Мао). — М.: Политиздат, 1968. — 192 с.

12.              Международный ежегодник. Политика и экономика. М.: Политиздат, 1969. — 320 с.

13.              Правда. 1968. 25 августа.

14.              Правда. 1968. 20 сентября.

15.              Правда. 1968. 22 сентября.

16.              Правда. 1968. 25 сентября.

17.              Прозуменщиков М. Ю. Пекин — Москва — Прага: путь от «культурной революции» к «пражской весне» и обратно // «Пражская весна» и международный кризис 1968 г.: статьи исследования, документы. — М.: МФД, 2010. — 528 с.



[1] Советско-румынские отношения к 1968 г. были довольно сложными. Для Москвы было очевидным, что бухарестский лидер Н. Чаушеску постепенно дистанцировался от социалистического лагеря. Все это напоминало Югославию во главе с И.Б. Тито, которая номинально считалась социалистической страной. На практике же Белград проводил независимую от СССР внешнюю политику. В Бухаресте после «Пражской весны» 1968 г. довольно серьезно опасались того, что войска ОВД с целью оказания «братской помощи» могут быть введены в Румынию. Л.И. Брежнев, выступая на пленуме ЦК КПСС 31 октября 1968 г. отметил, что позиция Румынии по чехословацкому вопросу сначала мало чем отличалось от позиции Югославии, но после того как 24 августа 1968 г. ЦК КПСС отправил ЦК Компартии Румынии письмо о том, что советская сторона «не может пройти мимо… нездоровой шумихи, поднятой в стране, риторика румынского руководства стала более спокойной. Китайские лидеры, в свою очередь, стремились воспользоваться сложившейся ситуацией для разжигания антисоветской кампании. (См.: М.Ю. Прозуменщиков. Пекин – Москва – Прага: путь от «культурной революции» к «пражской весне» и обратно // «Пражская весна» и международный кризис 1968 г.: статьи исследования, документы. – М.: МФД, 2010. – 528 с.). 

[2] Информация в ежегодниках ограничивалась, как правило, хронологическими рамками предыдущего года

[3] Бывший советский посол в США А.Ф. Добрынин в своих мемуарах вспоминал, что президент США Л. Джонсон только в устной беседе с ним узнал о вторжении войск ОВД в Чехословакию (См. А.Ф. Добрынин Сугубо доверительно. – М.: Международные отношения, с.165-166).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle