Библиографическое описание:

Черкашина Е. А. Взаимосвязь доверительной собственности в англо-американской правовой системе с договором доверительного управления имуществом в современном российском праве // Молодой ученый. — 2014. — №4. — С. 885-887.

В статье в контексте истории и современности рассмотрены такие институты гражданского права, как доверительная собственность и доверительное управление имуществом, выявлены черты их сходства и различия, а также раскрыты причины отторжения российским законодательством категории доверительная собственность.

Ключевые слова: доверительная собственность, доверительное управление имуществом, англо-американская правовая система, учредитель, управляющий.

Проблема доверительной собственности и доверительного управления имуществом очень актуальна в российской юридической науке. Данным аспектам посвящено немало научных работ. Со времен введения института доверительной собственности (траста) в российское законодательство Указом 1993 г. «О доверительной собственности (трасте)», а затем замены этой правовой модели институтом доверительного управления имущества не прекращаются споры о природе и возможности существования данных категорий в рамках отечественной правовой системы.

Доверительное управление имуществом — относительно новый институт гражданского законодательства России. Регулирование данной категории нашло своё отражение во второй части действующего Гражданского кодекса от 26 января 1996 года.

Предшественником доверительного управления имуществом являлся институт доверительной собственности, введенный Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте). Данная правовая модель широко распространена в странах с англо-американской системой права. Но заимствование этой конструкции в России не получило значительного применения. В итоге данный указ утратил силу. Чтобы разобраться, почему данная правовая категория была отторгнута нашим законодательством, следует обратиться к её особенностям.

Траст рожден судами права справедливости в ответ на предусматривающиеся общим правом средневековой Англии разнообразные ограничения и запреты [1]. Так, некоторым категориям лиц было запрещено приобретать землю в собственность. К числу таких относились, например, священнослужители, замужние женщины. Следовало также осуществлять управление имуществом военных, длительное время находившихся в военных походах. Отсюда следует, что институт доверительной собственности является оптимальным там, где существует необходимость скрыть фигуру реального собственника, скрыв её доверительным собственником. Осуществление функции по сокрытию реального собственника явилось ключевой задачей траста, а также фактором, благодаря которым данный институт получил широкое распространение в Англии, а затем и в других странах англо-американской системы права. В России не существовало каких-либо причин, по которым требовалось бы искусственно скрывать реального собственника.

Помимо этого, институт доверительной собственности относится к числу фидуциарных сделок, то есть полностью основанных на доверии. Согласно утверждению Р.Давида, траст является одним из наиболее важных детищ права справедливости [4, с.198]. Данное положение является главной причиной отторжения категории траста. В странах, где отсутствует категория «права справедливости», к числу которых и относится Россия, защитить интересы собственника от злоупотреблений доверительного управлявшего представляется затруднительным. Ведь, при учреждении доверительной собственности учредитель с юридической точки зрения утрачивает все права на имущество и собственником становится доверительный собственник. Последний в результате такого перехода получает возможность воздействовать на переданное ему имущество вплоть до решения его правовой судьбы.

В странах с континентальной системой права категория собственности включает три правомочия: право владения, пользования и распоряжения. Кроме того, данная категория является неделимой и передача третьему лицу какого-либо правомочия или даже всех одновременно не влечет за собой перехода права собственности к данному лицу ни в каком объеме.

Следует отметить, что в России, передав имущества в собственность другому лицу, учредитель рискует не только не получить желаемого результата (профессиональное управление имуществом и получение доходов), а быть подвергнутым мошенничеству. Трудно не согласиться со словами Колесникова С. Г., который считает, что «результатом внедрения траста в середине 1990-х годов могли стать масштабные неконтролируемые действия не только по расхищению государственного (муниципального) имущества, но и мошеннические действия в отношении широких слоев населения. На этом этапе законодатели сделали мудрый выбор в пользу доверительного управления. Это было в интересах всего общества» [5, с.118].

Правовая модель доверительного управления совместила в себе преимущества траста, но с учётом реалий российской действительности. Аналогичен у сравниваемых институтов состав участников. Сторонами в данном соглашении являются учредитель управления и доверительный управляющий. Учредителем доверительного управления может быть только собственник имущества. В качестве доверительного управляющего может выступать индивидуальный предприниматель или коммерческая организация.

Гражданским законодательством предусмотрена возможность участия в отношениях российского траста и выгодоприобретателя, который, однако, стороной договора не становится. Вместе с тем это лицо согласно ст. 430 ГК РФ вправе требовать от управляющего осуществления исполнения в свою пользу и защищать это право в суде, если доверительный управляющий уклоняется от своих обязанностей.

Доверительное управление также, как и доверительная собственность, учреждается в целях извлечения доходов из имущества, находящегося в доверительном управлении. При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, и последний обязан во всех сделках с третьими лицами указывать, что он действует в качестве доверительного управляющего. При несоблюдении этого условия будет признано, что управляющий совершил сделку от своего имени. По этой причине, он будет отвечать перед контрагентом самостоятельно, своими средствами, а не переданным имуществом.

По общему правилу, управляющий получает полную свободу в управлении имуществом. Однако, собственник имущества может ограничить его в правах, закрепив данное положение в договоре. Например, целесообразно отразить в соглашении в качестве обязанности управляющего согласование с учредителем заключения некоторых сделок с имуществом. Оправданно также обязать его периодически предоставлять отчетность о своей деятельности. Подобные положения позволят учредителю доверительного управления контролировать действия управляющего.

Таким образом, к доверительному управляющему переходят правомочия собственника, но в строго установленных пределах, при этом предоставляя управляющему возможность осуществлять как юридические, так и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.

В качестве объектов доверительного управления могут быть признаны организации, имущественные комплексы, отдельные объекты недвижимости, ценные бумаги, исключительные права и другое имущество.

Институт доверительного управления имуществом в настоящее время является альтернативой таких правовых моделей, как аренда, право хозяйственного ведения и оперативного управления. На наш взгляд, доверительное управление имуществом является наиболее эффективной моделью в условиях рыночной экономики.

Договор доверительного управления имуществом реальный, считается заключенным с момента передачи имущества. Однако, что касается недвижимости, то согласно гражданскому законодательству передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации. Переданное в доверительное управление имущество учитывается на отдельном балансе, как у собственника имущества, так и доверительного управляющего. При этом, для доверительный управляющий обязан открыть отдельный счет в кредитной организации для расчетов по операциям, связанным с доверительным имуществом.

Доверительный управляющий заинтересован в наилучшем способе выполнения своих полномочий, так как от этого напрямую зависит его вознаграждение. Кроме того, в случае ненадлежащего исполнения обязательства по управлению имуществом, нарушения интересов учредителя доверительный управляющий несёт ответственность перед учредителем в виде возмещения убытков.

Таким образом, собственник должным образом защищен от злоупотреблений управляющего. Последнему в тоже время в достаточной степени предоставлена свобода действий и гарантии получения вознаграждения за эффективное управление имуществом. Итак, можно сделать вывод, введение института доверительного управления имуществом позволило рационально использовать имущество учредителя и профессионализм управляющего с целью получения доходов от управления.

Тем не менее, существуя в российском законодательстве более 18 лет, институт доверительной собственности всё ещё не нашел широкого применения в нашей стране. Новизна этой юридической конструкции порождает целый ряд проблем как научного, так и прикладного характера.

Категория доверительного управления получила в настоящее время довольно широкое распространение лишь в некоторых сферах деятельности (управление ценными бумагами).

Экономическая нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие сформированной рыночной экономики, недостаток специалистов, а также особый менталитет населения страны — основные причины, по которым такой институт, как доверительная собственность не нашел применения в российском праве. Должен пройти ещё не один десяток лет, чтобы данный институт получил широкое распространение и стал использоваться повсеместно в жизни населения России.

Итак, траст является юридической конструкцией, позволяющей эффективно управлять материальными и нематериальными ресурсами. Это послужило причиной распространения данного института не только в англо-американской, но и в континентальной правовой семье. К числу последних относится и Россия. Но в случае закрепления правовой конструкции доверительной собственности в классическом виде потребовались бы коренные изменения в гражданском, а затем и налоговом законодательстве РФ. Данные положения способствовали отказу России от внедрения данной модели и замены её институтом доверительного управления имуществом. Суть договора доверительного управления во многом идентична доверительной собственности, ключевым различием является понимание «право собственности».

Литература:

1.   Бушев А. Ю., Макарова О. А., Попондопуло В. Ф. Коммерческое право зарубежных прав [Текст] / А. Ю. Бушев, О. А. Макарова, В. Ф. Попондопуло. — СПб.: Питер, 2004.– 288 с.

2.   Валявина Е. Ю., Елисеев И. В. Гражданское право [Текст] / Е. Ю. Валявина, И. В. Елисеев. — М.: Проспект, 2005. — 848 с.

3.   Васильев Е. А., Комаров А. С. Гражданское и торговое право зарубежных государств [Текст] / Е. А. Васильев, А. С. Комаров. — М.: Международные отношения, 2004. — 640 с.

4.   Давид Р., Жоффре — Спинозе К. Основные правовые системы современности [Текст] / Р. Давид, К. Жоффре–Спинозе. — М., 1999.-236 с.

5.   Колесников С. Г. О доверительной собственности (трасте), или 15 лет спустя [Текст] / С. Г. Седов.- Закон, 2007. № 10. C.187–197.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle